Хабрахабр

Опыт работы в Netflix: Netflix изнутри

Недавно мы поделились с Вами материалом о том, как работает Netflix, теперь пришло время рассказать о том, как работается в одной из крупнейших IT-компаний мира. Для этих целей мы расшифровали интервью одного из сотрудников Netflix, который рассказал много интересного о компании и работе в целом. Кто же предпочитает видео — ссылка в конце.

Как называется твоя роль внутри?
Дмитрий (далее – Д): – Ты уже за меня всё рассказал. Руслан Гафаров (далее – Р): – Дим, представься – лучше, если это будешь делать ты, чтобы ты правильно презентовал, потому что в «Нетфликсе» нет, условно, менеджерских позиций, инженерии – структура полностью плоская. Ну, меня зовут Дмитрий, я работаю в «Нетфликсе». Зачем что-то рассказывать? Да, «Нетфликс» — это самый крупный стриминговый сервис в мире: человек платит конкретно за подписку месячную и получает неограниченный доступ к фильмам, сериалам. Порядка двух лет… Нет, уже больше двух лет. В общем, я работаю над системами, которые связаны с этими вещами. Я инженер, работаю над проектами, которые позволяют построить, в частности, первый экран, когда человек открывает и видит список рекомендованных фильмов; можно зайти ещё дальше – посмотреть фильмы, разделённые по жанрам.

Р: – Почему вы выбрали именно «Нетфликс»?

Человек здесь свободен выбирать, что ему делать и как делать, то есть принимать решения только, если он готов взять на себя ответственность за эти решения. Д: – Мне импонирует их подход к работе: у «Нетфликса» два принципа – freedom and responsibility – это свобода и ответственность.

Культура Netflix в одной фразе

Д: – Немножко углубился и понял, что мне культура «Нетфликса» очень сильно нравится: я сам решу, что делать, но вы потом с меня спросите, если что-то не так. То есть мне больше нравится выступать с точки зрения профессионала. У меня не было, к сожалению, никаких знакомых здесь и друзей, кого бы можно было попросить реферал сделать, чтобы твоё резюме взяли и отдали рекрутам здесь.

Как Дмитрию удалось устроиться в эту компанию, обойдя тысячную конкуренцию на вакансию

Самый простой пункт – это зайти на сайт любой компании, зайти в раздел «Работа» и там «податься». Обычно это работает плохо. Я просто знаю, что некоторые вакансии здесь получают 1,5–2 тысячи откликов, то есть пробраться через такой вал резюме – это очень тяжело. Поэтому я решил писать рекрутерам, я находил в Linkedin’е рекрутеров с «Нетфликса» и писал им напрямую просто: ребята, я ищу работу, мне очень интересно, давайте общаться. И рекрутеры, кстати, отвечают, потому что они видят, что человек заинтересован, и им проще делать свою работу, когда им человек уже сам написал и не нужно пытаться человека заинтересовать, рассказывать о компании.

И я ходил на эти meet-up’ы, я знакомился с людьми, с докладчиками, и просто к докладчику подходил после встречи, говорил: вы набираете людей? И потом я ходил на meet-up’ы – встречи, которые здесь у нас часто проводятся, когда «Нетфликс» презентует какую-то новую свою технологию, практически рекламируют технологию, для того чтобы люди начали её использовать, потому что, как я уже ранее говорил, мы очень много в open source «контрибьютим», то есть много очень даём того, что используем внутри, другим людям – они могут свободно этим пользоваться: технологии, проекты, библиотеки и прочее-прочее («айтишное»). Если набираете – давай я тебе резюме пришлю – может, я вам пригожусь?

В конце концов, мне рекрутер написал: у меня твоё резюме – приходи на собеседование. И в итоге, я не знаю какой путь сработал… Серьёзно, не знаю, потому что я в одно время писал рекрутерам, «загрузился» на сайте через «Работу» и я отсылал докладчикам резюме, то есть знакомился с людьми и отсылал им своё резюме. Я до сих пор не знаю, какой из этих каналов сработал. Я пришёл на собеседование… Я до сих пор не знаю, как я попал. И мне немножко стыдно, если вдруг меня посоветовал какой-то из докладчиков; и я не знаю об этом, и я не сказал ему спасибо.

К сожалению, в «Нетфликс» попасть из другой страны будет практически невозможно. Лучше всего, чтобы попасть в топ-компанию… Лучше всего все пути использовать и просто ломиться во все двери, окна, потому что желающих попасть сюда (не только в «Нетфликс» – в «Гугл», «Фейсбук», «Амазон» и прочее-прочее) – их очень много. «Нетфликс» спонсирует визы, но только для очень-очень уникальных людей.

Правда или миф: у Netflix 35% всего трафика США и 15% мира

Р: – Я слышал цифру: 35% трафика они имеют в Америке и 15% — в мире. Это правда?

Д: – Да, в пиковые периоды так и есть.

Можете вообще представить? Р: – Представляете себе? 35% в мире всего трафика…

В США. Д: – Не в мире.

И в мире есть такая статистика – 15%. Р: – А, 35% всего трафика, что генерируется – это «Нетфликс». Это как бы сильно. Представляете объём?

Из Украины в инновационную компанию Америки. Зачем?

Р: – Как у тебя вообще такая вот мысль пришла – в «Нетфликсе» работать, в Америку поехать? Столько людей работает где-то на аутсорсе, что-то пилит, но мне даже в голову не приходит попасть в место, где рождается всё инновационное. Как ты вообще настолько, не знаю… сумасшедший, или наоборот? Ну, то есть: как ты так решил из Украины уехать сюда и устроиться здесь в компанию, расскажи про это?

Я целенаправленно шёл в IT, я знал, чем хочу заниматься, мне были интересны компьютеры, когда я ещё в школе учился. Д: – Наверное, мне стало скучно. И когда я поработал, понял, что потолок уровня проектов в первую очередь на Украине достаточно низок, поэтому мне, наверное, стало скучно, и я задал себе вопрос – а где же лучшие проекты в мире? Мне было интересно, как всё работает, поэтому я целенаправленно готовился, чтобы поступать конкретно на конкретный факультет, на конкретную специальность, то есть это было моё осознанное решение. Ну, это Кремниевая долина – все знают об этом. Конечно же, в Кремниевой долине, если говорить об IT.

Как все устроено: про методологию и бизнес-процессы в Netflix

Д: – Например, у нас была на прошлой неделе командировка в Лос-Анджелес (час лёта на самолёте), и каждый человек сам решал, как ему туда попасть, потому что нас много людей отсюда ехало. И все люди сами выбирали, как им приехать, когда. Кто-то приехал за день, кто-то приехал за два, кто-то приехал в конкретный день. «Нетфликс» готов тебе позволить это делать всё. Просто ты потом загружаешь свои траты в систему, и «Нетфликс» возвращает деньги, потому что ты взял на себя ответственность. Но если тебя спросят, почему ты поехал за три дня до этого и там платил за гостиницу – зачем тебе это нужно было? Если ты готов на этот вопрос ответить (его скорее всего никто не задаст)… Но если ты сам себе готов на него ответить, «Нетфликс» – окей. Бывает, сами команды решают, как им работать: кто-то использует одни методологии, кто-то может использовать «сприн», кто-то может не использовать, но команды сами решают, каким им быть.

А у нас нет процесса по «код-ревью»! Те, кто работают в IT-индустрии, для них будет интересно задать вопрос: какой у вас процесс по «код-ревью»? У нас нет процесса. Команда сама определяет, какой процесс у вас (грубо, «фича») и попадание её в продакшн. Например, у меня в команде никакого процесса нет. То есть каждая команда может сама решить.

Инсайт № 1

Р: – Ребят, я вот вам сейчас скажу так: благодаря Диме и компании «Нетфликс» я у себя тоже много чего отпустил и не парюсь, потому что, действительно, иногда мне проще что-то исправить дав, видимо ответственность, чтобы они совершили ошибку; и потом, в случае если она совершится, я её исправлю, но самое главное, люди получат опыт допущения этой ошибки, и в будущем они как бы будут брать на себя больше ответственности, чтобы таких штук больше не допускать. Это реально работает. И в компании «Нетфликс» тоже сегодня работает 3 тысячи человек…

3 тысячи инженеров. Д: – 5 тысяч человек.

Про капитализацию Netflix: термин FAANG — почему его любят на Wall Street и что он значит?

Р: – Капитализация сейчас больше 100 миллиардов. То есть 5 тысяч человек всего и больше ста тысяч миллионов капитализация этой компании. 35% трафика в Америке и 15% трафика в мире производит эта организация.

Это термин, который с Уолл-стрита пошёл. Д: – Если говорить о капитализации, интересный есть термин – FAANG. Это был топ-5 компаний по росту, топ-5 любимчиков на Уолл-стрит по росту капитализации. Он значит: Faacebook, Amazon, Apple, Netflix и Google. Когда ты вкладывался в эти компании (как и сейчас, в принципе)… Но сейчас эти компании достигли такого размера, что такой скорости роста уже не получается. И эти пять компаний ставили в пример всем другим, что: вот, смотрите, у них рост сумасшедший. Так и получилось. Но несколько лет назад, когда ты вкладывался в эти компании, ты практически со стопроцентной вероятностью должен был заработать. То есть этот термин на Уолл-стрит значил, что это – топ-компаний, топ по росту, по стабильности роста и всё остальное.

Инсайт № 2

Р: – Смотрите, ребят, очень важно понимать (я добавлю), что эти компании – только что Дима говорил – они тоже делают ставку на культуру, они тоже много кричат о том, как именно они работают, они тоже уделяют очень много внимания взаимодействую людей внутри команд, помогают им найти своё предназначение каждому члену команды внутри организации, показывают то, куда они идут в принципе как организация, какая у них миссия. У них у всех есть принципы. Если вы хотите сделать какую-то компанию, которая тоже будет торговаться на Уолл-стрит, которая будет любимчиком Уолл-стрит, которая будет «голубой фишкой», нужно делать ставку не на какую-то бизнес-модель конкретную, не на какой-то ресурс административный, а конкретно на культуру, и культура сделает всё остальное. Она сделает тех людей, которые смогут сделать тот продукт, который никто не сможет другой сделать, и вы будете просто вне конкуренции, как «Нетфликс» сейчас.

Переезд в США и получение рабочей визы

Р: – Ты приехал сюда не один, с Таней. Расскажи… Вы прям так друг друга дополняете! Мы, наверное, тоже с Алиной вас вспоминаем, смеёмся, что вы очень похожи друг на друга и вы реально, как два сапога пара, настоящие Бони и Клайд. Расскажи, как вы с Таней познакомились, какова роль Тани в твоём переезде сюда?

Как жена декабриста! Д: – Роль Тани – это, наверное, главная роль в плане выдерживания этого всего. Сейчас достаточно сложно получить рабочую визу и наличие «офера» тебе ничего не гарантирует, количество рабочих виз в год ограничено – 65 тысяч для всего мира, и плюс ещё 20 тысяч – для тех, у кого есть американский диплом «Мастерс», то есть всего 85 тысяч. Переезд на самом деле дался нам очень тяжело. Происходила лотерея, и в течение двух лет у меня было семь оферов и семь подач соответственно на рабочую визу. А заявок в те годы, когда я пытался это получить, приходило больше двухсот тысяч. И я не выиграл.

Мы уже такие, отслужившиеся, взрослые люди, привыкшие к комфорту, а здесь мы поставили себе цель, что мы хотим сюда перебраться. Татьяна (далее – Т): Когда ты студент, к примеру, тебе достаточно весело, интересно пожить в общежитии с какими-то незнакомыми людьми в одной комнате или в одном доме. Здесь было бы интересно для Димы в первую очередь – развиться профессионально, работать в топ-компаниях мира, потому что он квалифицированный, умный парень.

Два года прошло, то есть год-три прошло – ты не попал, ждёшь следующий год. Д: – Мы подумали-подумали и решили, что надеяться дальше на рабочую визу – это слишком низкие шансы… Я и дальше могу штамповать эти «оферы»… Просто лотерея проходит раз в год. И поэтому это – каждый год новый процесс, это достаточно тяжело (я два раза через это прошёл в течение двух лет), и мы решили, что, видимо, нужно другие пути искать, и в итоге я поступил здесь в университет. И опять ищешь новые компании, потому что компания не готова целый год ждать тебя, чтоб подать второй раз, ведь ей сейчас нужно закрыть позицию, а не через два года. И поэтому они сделали расписание таким образом, чтобы было можно учиться у них найти при этом работу с помощью «Интерншипа». Университет в Сан-Хосе, которые понимает, что к нему едут чаще всего люди, которые из-за рубежа, не местные, потому что он в Кремниевой долине находится, и большинство студентов у них – это люди из других стран.

И они заключают договор между собой, и университет сделал такое расписание, чтобы было удобно работать. «Интерншип» – это получение практики: приходит компания в университет и говорит – мы готовы взять ваших студентов к нам на работу (на какие-то маленькие деньги, потому что студенты – бесправные люди и чаще всего без опыта). То есть у меня были занятия по понедельникам с 6 вечера до 9 вечера и в субботу-воскресенье с 8 утра до 6 вечера каждый день, и 5 дней в неделю я ходил на работу, потому что я нашёл себе «Интерншип».

Расскажи, как это работает в «Нетфликс». Р: – Многие организации пытаются сейчас… Принцип семейности транслировать внутри себя, и у многих это хорошо получается – это реально круто работает.

И есть хорошее сравнение, есть вообще документ, который описывает полностью культуру «Нетфликса» – Netflix Culture deck. Д: – «Нетфликс» как раз говорит: мы – не семья, мы – команда профессионалов, собравшаяся вместе.

БОНУС!

Р: – Ребят, если интересно получить доступ к Netflix Culture deck, переведённому на русский язык, обратите внимание: внизу есть ссылочка на наш «Телеграм»-канал (http://bit.ly/2MSWc5w). Обязательно вступайте в «Телеграм»-канал, введите в поиске «Netflix Culture deck» и найдёте там переведённый документ. А ещё в этом «Телеграм»-канале вы найдёте огромное количество разных других материалов – из Apple, из Google из «Фейсбука», о венчуре, о том, как запускаются стартапы. Вся эта информация, которая нам здесь доступна на английском языке, мы переводим её не просто на русский язык, а делаем более понятной для тех, кто читает наш «Телеграм»-канал. Поэтому если вам интересно получить доступ к готовым каким-то шаблонам, инструкциям, чек-листам, то переходите по ссылке на наш «Телеграм»-канал, вступайте в него и получайте каждый день информацию из самых технологичных мест на Земле.

Хорошее сравнение может быть, например, с баскетбольной командой. Д: – И один из принципов там описанных, говорит, что мы – не семья, но мы – команда профессионалов, собравшихся вместе. Я не очень силён в баскетболе, какие у них бывают соревнования. То есть собрались какие-то хорошие игроки, и они знают, что их цель – победить в кубке… или что-то такое. Он не с родственниками вышел в парк поиграть. Но каждый профессионал в этой команде – он знает, что он профессионал, играющий на «Дрим тим». У них есть общая цель, они знают, как её добиться и как к ней идти.

Если ты сюда пришёл, тебе не надо говорить, что делать, как делать, завлекать тебя и так далее. Р: – Короче, здесь такой культ, что если ты сюда пришёл, то ты – профи, ты – спецназ; просто, знаете, с ножом в зубах, с автоматом, с подствольным гранатомётом, с коллиматорным прицелом. Ты выбрал для себя быть здесь и значит, ты можешь и будешь делать лучшее из того, что можешь.

Студенческая жизнь в США и сложности в Кремниевой долине

Д: – Когда ты получаешь студенческую визу, то второй человек в паре не имеет разрешения на работу, потому что виза F1. Ты как-то можешь извернуться и хотя бы получить «Интерншип», есть такая возможность, потому что университет не брал никого из тех, у кого была степень ниже бакалавра. То есть туда не приходили люди совсем уж без образования – соответственно, они сразу же могли найти «Интерншип». Сразу, мгновенно практически все находили «Интерншип», потому что спрос на людей здесь очень большой. То есть ты можешь социализироваться нормально.

Я помню, у меня были 2,5 месяца таких, когда 2,5 месяца без выходных – я уже умирал практически, с ног подал… Но не важно. Это тяжело: ты работаешь 5 дней в неделю, потом 2 дня учишься, потом 5 дней в неделю работаешь, 2 дня в неделю учишься. Но хотя бы ты устаёшь физически, но ты не чувствуешь себя на обочине.

Единственное, что ты можешь по F2 – это пойти на какие-нибудь курсы английского языка, и она ходила немножко на курсы английского языка. У неё же была виза F2, которая тебе запрещает вообще что-либо. В Долине жить без денег очень тяжеловато, мягко скажем. Но потом у нас такая ситуация была, что нам нужно оплатить было за обучение и нам нужно было тратить на жильё здесь, и это стоит очень дорого здесь. И соответственно, она вынуждена была не работать, не учиться и просто сидеть дома, и это достаточно тяжело. То есть это очень дорого.

Я ей очень за это благодарен, что она не сказала: «Я не хочу, пошло всё на фиг, у меня там был на Украине бизнес, я там нужна была обществу, я там не чувствовала себя на обочине жизни, я чем-то занималась, я там развивалась, я была свободна в своих действиях, никто не ограничивал, а здесь я приехала и мне приходится сидеть дома, потому что пойти учиться денег нет, потому что я (Дмитрий о себе) плачу за свой университет (а на «Интерншипе» много не заработаешь), и я не могу работать, не могу учиться, здесь всё новое; я в новой стране и сижу в четырёх стенах».

Ну, на самом деле я не знаю, как бы я это выдержал. И несколько лет сидеть вот в таком режиме – это достаточно тяжело.

Почему студенческое время? Т: – У нас была очень интересная история: мы жили одно время всемером в одном доме с абсолютно незнакомыми людьми, и как бы вспоминается сразу студенческое время. Сразу такое «студенческое время», в принципе, позволило где-то помолодеть на n-е количество лет; с другой стороны, конечно, было немножечко сложновато, потому что новая страна, немножко такие более сложные бытовые условия, чем были у нас дома. Дима учился в университете – там жили с какими-то людьми. Ну, всё равно было очень интересно: каждый день был каким-то новым, интересным.

Но мне можно было пойти на какие-то языковые курсы. Мне было достаточно сложно, потому что 2,5 года у меня не было вообще права на работу и первое время, когда Дима учился в университете, у меня не было даже возможности полноценно учиться, то есть «фул-тайм». Ну, когда мы сюда приехали я как бы немного знала английский, но как бы… Почему нет? Я 4 месяца ходила учить английский. И я решила походить в языковой колледж – почему бы и нет? Это лучше помогает влиться в среду, совершенствоваться, у тебя ежедневная практика.

«Хороший performance получает хорошее выходное пособие»

Д: – Мы считаем, что мы не должны вас мотивировать бонусами, потому что вы уже должны быть мотивированы. Здесь у нас есть хорошее выражение: хороший перфоманс получает хорошее выходное пособие. Потому что, если человек работает просто хорошо, то он без проблем может отсюда быть уволен, но при этом ему «Нетфликс» выплатит 4 месячных зарплаты. Потому что ты работал хорошо. «Нетфликс» считает, что хорошо работать недостаточно – надо работать лучше, чем хорошо. И одна из задач менеджера – это постоянно отвечать на вопрос: «Сколько я готов потратить денег, чтобы этого человека оставить, если он захочет уйти»? И если менеджер говорит себе, конкретно на этот вопрос, что «Я совсем не готов тратить деньги», то этот человек не нужен компании. Это значит, что этот человек не должен здесь быть. И менеджер постоянно находится в процессе ответа на этот вопрос.

Потому что менеджер должен… Забыл слово по-русски. Но при этом, если менеджер отвечает на этот вопрос по-другому: «Я готов потратить сумму n», а человек получает «n минус что-то», минус 10%, например, то менеджер обязан пойти и увеличить зарплату этому человеку.

Р: – Следить за рынком зарплат и повышать…

«Настраивать» зарплату относительно рынка зарплат. Д: – Следить за рынком зарплат и настраивать.

Когда человек приходит, как я вижу, пытаются найти его фитилёк, этот фитилёк поджечь и отойти в сторону. Р: – То есть тебе не надо, грубо говоря, ходить умолять кого-то, что ты стоишь дороже и если просто круто делаешь свои задачи (возвращаясь к тому, что ты делаешь лучшее из того, что можешь), то это обязательно заметят, даже если ты этого никому не скажешь, и обязательно сделают так, чтобы ты чувствовал себя более комфортно в плане денег.

Мы жили всемером в этом доме. Д: – У нас было там три спальни, но все они были малюсенькие. Мы жили всемером, мы снимали комнату, получается, и это было… После того как ты живёшь в Киеве, в хорошей квартире (у нас там, наверное, метров 90 квартира была), и ты приезжаешь и снимаешь маленькую комнатульку в Manufactured House. Один человек у нас спал вообще на кухне возле холодильника на надувном матрасе. А «мануфактуры», вот эти дома, они стоят обычно в самых-самых таких районах – там живут люди ниже среднего достатка.

Но здесь круг общения тоже был классный: ребята, вообще все, – мы на одной волне. Т: – Допустим, на Украине, в Киеве у нас были хорошие бытовые условия, то есть какой-то круг общения. То есть мы купили за наличку какую-то нормальную машину. Очень интересно, но немножко было сложно, когда твоё пространство в доме – это только твоя комната небольшая – 2 на 2, очень маленькая; когда ты достаточно ограничен – допустим, в передвижениях, потому что какой-то период я не водила машину, у меня не было прав; машина у нас была одна. А поскольку мы в Америке, здесь достаточно плохо развита транспортная система и приходилось ездить на общественном транспорте. Дима на ней ездил.

В какие-то моменты было просто страшно. Если, допустим, дома на общественном транспорте ездят все, в этом нет ничего зазорного, то вот в Долине контингент в основном достаточно специфический, и я себя чувствовала… Ну, допустим я еду в колледж, а почти весь автобус людей, которые либо психически больные, либо у них очень… такие… «свои» общества – страшно было. И мне было, достаточно так – очень странно. Дима ни разу не ездил на автобусе, а мне 3-4 месяца пришлось покататься.

Принцип работы менеджера в Netflix

Д: – Принцип работы менеджера – это не постановка задачи. Принцип работы менеджера – это показать, куда компания и команда в частности движется. В первую очередь, куда компания движется, подразделение. Зачем мы идём туда и чего мы хотим достичь как результата? Тогда каждый инженер понимает, чаще всего, что ему нужно делать. Если он не понимает – есть принцип, что нужно узнать, надо выяснить. Нет такого, чтобы тебе кто-то давал задачу. Ты можешь прийти, сидеть неделю – к тебе никто не подойдёт и не скажет: «А что ты делаешь»? Тебя спросят: «А что ты делаешь вообще? Как ты помогаешь компании»? То есть ты сам должен понять, куда компания двигается и понять, как туда добраться, как этого достичь.

Я могу прямо сейчас без проблем зайти взять свой компьютер, в Mac зайти и завалить продакшн, без проблем – просто выключить его; и у меня есть такая свобода. У тебя полная свобода по меркам IT-компаний, особенно по меркам IT-компаний из наших всех краёв, практически неограниченная. Потому что каждый человек должен отвечать на вопрос: «Действую ли я в лучших интересах компании»? Но при этом у меня есть ответственность: если я это сделаю, то ко мне будут вопросы: «А ты сделал это в лучших интересах компании»?

Я выполняю конкретно вот эту задачу сейчас, я работаю над вот этой системой, я делаю эту систему – действую ли я в лучших интересах компании? Я трачу деньги, как я уже говорил, на поездку – я действую в лучших интересах компании или нет? Если ты отвечаешь на вопрос, – «Да, я действую в лучших интересах компании», – то компания говорит: «Окей, делай это».

«Мы убрали процессы и сэкономили очень много денег»

Д: – «Нетфликс» даже декларирует, что после того, как мы убрали процессы, мы сэкономили очень много денег. Например, процесс по отпускам. У нас нет каких-то требований по количеству отпуска, сколько ты можешь брать в год и когда его брать и как. Есть только просьба, что некоторые команды считают, что ты должен с командой согласовать, потому что тебя должен кто-то подменять, прикрывать и прочее. Но это логично, потому что процесс идёт, процесс должен идти и твой отпуск не должен влиять на процесс. Но при этом нет какого-то лимитированного отпуска – две недели, три недели, четыре недели в год – такого нет.

Вот и всё. То есть каждый человек может сам ответить на вопрос, могу ли я сейчас пойти в отпуск; позволяет ли мой проект (сколько людей от меня зависит) пойти мне безопасно в отпуск и, если я хочу пойти, от меня какие-то люди зависят, то я попрошу кого-нибудь меня прикрыть. Ну, вот убрать даже банально людей, контролирующих отпуска, сколько человек берёт отпуска, убрать все эти механизмы… Ну, пускай будет электронная система, но кто-то всё равно должен это делать – контролировать, присматривать. То есть постоянная коммуникация. Люди не стали бесконтрольно пользоваться отпуском, потому что люди здесь ответственные. Убрав даже банально один этот процесс, они уже смогли (насколько я читал, я не видел цифры, есть статьи на эту тему)… Смогла компания сэкономить деньги. И те, кто давали approve, теперь они получают зарплату за это. Люди просто теперь не получают approve. Бессмысленно.

Нет процесса – нет людей, которые за это отвечают. Р: – И по сути куча людей становятся ненужными: те, которые занимаются согласованиями, подписаниями, изучениями. Если ты сможешь ответить, что да, то Welcome, You are Welcome, пожалуйста! Просто ответственность на каждом из этих людей, которые работают в командах, и им всегда можно задать вопрос: «Ты действовал в лучших интересах»?

Я на них продолжил работать, как и работал, то есть у них был «Интерншип», практику проходил, а потом они получили для меня рабочую визу – я на них дальше продолжил работать. Д: – И я получил в итоге рабочую визу в стартапе, на котором я был «Интерншип» – они подали меня, и они для меня получили рабочую визу. И опять же, человеку пришлось сидеть и дальше без работы. Но при этом супружеская виза, когда у тебя H1 – она H4, тоже запрещает тебе работать и учиться. И после этого, наконец-то, Таня смогла заняться своим бизнесом, сейчас она создаёт свой бизнес. Дальше в итоге, когда «Нетфликс» уже подал на меня документы на «грин-кард»… Это достаточно долгий процесс, мы ещё её не получили, но хотя бы когда ты подаёшь на «грин-кард», то США даёт разрешение на работу всем апликантам – наконец-то.

И ты просто вынужден сидеть дома – это достаточно тяжело. Вот я задумываюсь о том, что ей пришлось почти три года просидеть просто на обочине, потому что ни денег не было, ни возможности работы, даже банально пойти в магазин просто ради социализации, потому что в новой стране.

А познакомились мы онлайн, на сайте знакомств. Т: – Мы с Димой познакомились больше десяти лет назад, было очень интересно.

10 лет назад даже? Р: – Это работает ещё?

Сейчас я знаю, не по своему опыту… Т: – Ну, 10 лет назад это работало.

Скучно ей, пока ты на работе. Р: – Вот и проболталась она.

Т: – Дима, иди отсюда.

Вот так вот. Т: – Ну ничего так, познакомились, посидели, вроде понравился. 10 лет теперь вместе.

Не жалеешь? Р: – 10 лет прошло.

Скажем так, это, как говорят мои родители (а мама иногда спрашивает; они прожили уже больше 40 лет вместе): «У тебя было когда-нибудь желание развестись»? Т: – Нет, никогда не жалела. У нас не было такого, что Дима рулит, а я иду следом. Он говорит: «Убить – да, развестись – нет»! То есть мы садимся, если у кого-то появляется какая-то мысль, мы, как команда – садимся и обсуждаем.

«Скрам»-команда. Р: – Респект, круто. Кто у вас «продакт-оунер», кто «скрам-мастер»?

Т: – У меня роли меняются, потому что иногда бывает какие-то идеи рождаются у Димы в голове, иногда у меня.

Р: – То один сверху, то другой сверху, да?

Инсайт № 3: какую книгу о Netflix почитать?

Р: – Ребят, смотрите, я сейчас как раз в процессе прочтения книги, которая называется «Сильнейшее правило работы Netflix» (что-то такое, посмотрите). Эту книгу написала девушка, которая здесь эту культуру привила. У «Нетфликса» стояла проблема: они очень быстро развивались, огромные количество нужно было новых мощностей, они меняли бизнес модель, уходили, кстати говоря, от модели, которая… Знаете, чем они занимались изначально? Они рассылали диски DVD по подписке и у них не было ничего, что связано с IT. Они просто почтой отправляли. И, кстати говоря, нам Дима говорил, что в 17-м году они только на 50 миллионов долларов разослали дисков в аренду. И они, получается, переходили от этой модели с дисками, когда они транслировали видео потоковое – стримили, транслировали прям фильмы через интернет.

Они просто не успевали бы написать все процессы – как делать то, как делать это. И когда они переходили на эту новую модель, им нужны были огромные просто мощности, серверы, куча людей новых, новые подходы. Процессы все убираем полностью и делаем главный принцип – то, что каждый член команды «Нетфликс» должен делать то, что он делает, в лучших интересах организации». Как раз пришла девушка, которая сказала: «Всё. И действительно, там есть правило, о котором они внутри договорились (не знаю, сейчас, есть ли оно, нет), что периодически внутри команд люди друг другу лично лицо в лицо (во многих компаниях делается «перфоманс-превью» через какие-то анонимные письма, а здесь – лицо в лицо) говорят, напримеР: это я тебе предлагаю продолжить делать, если что-то делаешь хорошо; это я тебе предлагаю прекратить делать, если тебе, например, что-то не нравится в твоём коллеге; и это я тебе предлагаю начать делать – например, если человек видит, что ты ещё чего-то не делаешь, то это начать делать. И если ты на этом принципе стоишь, и мы друг другу открыто даём обратную связь, то у нас всё будет хорошо. Есть ли такое?

Три тысячи инженеров только. Д: – Есть у нас ревью, но сейчас используется система для ревью, потому что очень много людей. Но есть система, и раз в год каждый человек может зайти и написать о любом человеке. Очень тяжело дать ревью всем, кому ты хочешь дать ревью в лицо. Там как раз три пункта эти: продолжить, перестать и начать. Точнее, не о любом человеке, а любому человеку любое сообщение, непосредственно ревью.

Р: – То есть это культура настолько сохранилась?

И это открытое ревью, то есть я вижу, когда мне кто-то что-то пишет; если я кому-то что-то написал, то человек увидит, что я ему что-то написал. Д: – Да, она есть. Если у кого-то есть вопросы, почему ему это написали – он может задать человеку. И потом мы… Конкретно в нашей команде у нас «митинг» (meeting) примерно час происходит на тему обсуждения ревью. Если кто-то хочет в открытую сказать, он тоже может это сказать.

Как работает система Review в Netlfix? «Продолжить / Перестать / Начать»

Например, из-за разности культур (у нас в «Нетфликсе» работают люди из очень многих стран, десятки стран, и у всех разная культура) некоторые люди могут смотреть на одни и те же события по-разному. Например, где-то активно люди любят высказывать своё мнение, где-то менее активно, где-то считается нормальным, если люди начнут спорить во время «митинга», где-то считается это неприемлемым. Вот такие вот разности – они часто получают отзыв на ревью – вот такое я видел. Потом, например вовлечённости: кто-то считает, что менее вовлечён во время «митингов», кто-то считает, что человек должен быть более вовлечён и чаще говорить своё мнение. И человек, например, об этом не знает, потому что он сидит внимательно слушает, записывает, думает, а потом говорит. А кто-то считает, что он должен более активно высказывать своё мнение. В основном такое вообще.

Может, это мне не пишут; может, другим такое пишут. Я не видел отзывов на техническую тему ещё ни разу: типа ты там не дотягиваешь по этой технологии, поэтому возьми, подучи – такого я не видел. Но чаще всего это соцскиллы. Я не знаю. То, что во всяком случае я вижу и другим пишу.

В чем главный успех Netflix? Как ей удалось подвинуть ТВ и стать №1?

Р: – Как ты думаешь, в чём главный успех «Нетфликс», в чём её главное отличие от всех других организаций? И главное, её суть – почему она такая? Почему она номер один? Почему она сегодня реально бьёт все бизнес-модели предыдущие? Эта компания сейчас подвинула в целом телевидение, то есть люди стали меньше смотреть телевизор – просто загружают с «Нетфликс» какие-то фильмы и смотрят. Это реально очень большая компания, которая изменила бизнес-модель. И эту бизнес-модель, надо понимать вам тоже всем, пытаются повторить очень многие другие компании – HBO, «Дисней» сейчас заходит на этот рынок, Apple снимает свои фильмы, «Амазон» снимает свои фильмы… То есть они просто реально сделали революцию, создали фактически новую нишу. Сейчас другие крупные корпорации пытаются тоже зайти. Youtube тот же самый снимает тоже свои фильмы какие-то – делают платную подписку и какие-то фильмы пытаются делать. И эту бизнес-модель родила «Нетфликс». В чём их главная фишка? Почему они такие крутые? Как так получилось? Твоё мнение изнутри интересно.

У «Нетфликса» была хорошая рекомендательная система – она позволила на DVD стать достаточно успешными. Д: – Моё мнение изнутри: что вовремя увидели новую нишу, потому что DVD-прокатов было достаточно много, их не мало было. Но если бы они продолжил просто DVD, то скорее всего «Нетфликса» бы уже не существовало.

Вовремя увидели новую модель (что интернет может позволить делать) и вовремя придумали, как это всё реализовать и были достаточно гибкими, чтобы успеть за ростом.

Инсайт № 4

Р: – Ребят, мой главный инсайт после общения с Димой (как он попал в эту компанию) – это то, что Дима узнал про непосредственно саму культуру организации, о которой «Нетфликс» кричит очень громко через свои open source продукты, через Netflix Culture deck, который открыто выложен в интернете, через книгу, которая описывает, как здесь взаимодействуют, то есть они рассказывают как именно они взаимодействуют. И люди, которым это резонирует, они откликаются и очень хотят сюда попасть. И в этом одна из главных фишек – в том, что мы часто в странах СНГ пытаемся кого-то «схантить», конкретно поставить задачу какому-то HR’у или рекрутеру: кто нам нужен и так далее.

Если это резонирует – приходят именно такие люди, как Дима. Здесь немножко развернули этот процесс и сделали так, чтобы наиболее интересные люди приходили сюда, потому что они где-то услышали или увидели о том, что именно есть их внутренняя кухня, какие у них принципы, куда они идут, «мы – не семья, мы – команда профессионалов». Именно поэтому эта организация кратно в последнее время растёт в капитализации.

Как Netflix удерживает внимание пользователя? Какие данные о Вас ей известны?

Р: – Ты говорил, что сейчас работаешь как раз над сервисом, который помогает выдавать нужные постеры для того, чтобы человек кликнул. Потому что «Нетфликс» – это на самом деле одна из компаний, которая очень глубоко анализирует все данные. Она знает, если вы закрыли фильм, конкретно на какой минуте, конкретно ты (условно Вася), на какой минуте ты чаще всего закрываешь видео, и какой в это время происходит момент (эмоциональный, подавляющий, или наоборот – увлекающий, или позитивный момент). Она таким образом анализирует каждого пользователя и понимает о пользователе, может, даже больше, чем он сам о себе понимает. Исходя из всех данных, которые она собирает, она предлагает тебе следующие фильмы посмотреть – соответственно, делает так, чтобы твоё увлечение «Нетфликсом» было максимальным. Расскажи про то, чем ты занимаешься? Это будущее, то, что сегодня хотят понять многие компании. Как человека удержать, как пользователя внимание удержать?

Это достаточно сложная тема, это очень сложная тема – я о ней не смогу рассказать в деталях. Д: – У нас очень много происходит на эту тему рассуждений и идей, как удержать человека. Чтобы он не ушёл. Просто идея в том, чтобы предложить человеку смотреть то, что он скорее всего захочет смотреть. У нас постоянно происходят тестирования новых подходов, новых идей – так называемый «AB-тестинг», когда какой-то группе пользователей показывается новая идея, смотрится, и потом считается, увеличилась ли, например, какая-то метрика конкретная, которую мы меряем. И на это тратятся колоссальные ресурсы, и очень много работы делается. Но тема рекомендаций очень сложная, и я не уверен, что я могу о всех вещах говорить. И в зависимости от этого идея либо откидывается, либо берётся на вооружение.

Планирование в работе и жизни

Р: – Ты вообще смотришь «Нетфликс» сам дома?

Д: – Да, конечно смотрю.

Где вы, что вы делаете через пять лет? Р: – Окей, такой вопрос тебе: через пять лет вы кто вообще с Димой?

Потому что иногда ты загадываешь, ты себе строишь планы, а жизнь просто приходит и говорит такая: «Чувак, да ты смешон! Т: – Честно, с определённого момента в жизни я ничего не загадываю. Я как-то стараюсь строить планы больше на короткие дистанции. Я тебе сейчас всё вот так вот»!

Р: – На какие?

Я никогда в долгосрочное сейчас… Как бы я немножечко осторожна с этим. Т: – Да наверное месяц, грубо говоря. Есть, конечно, какие-то мечты, желания… Но это не план. Потому что, если не будет складываться, как ты планируешь, жизнь внесёт свои коррективы – тебе тяжело бывает сориентироваться.

Приятно было поболтать. Р: – Окей, спасибо, Тань. Лишние вопросы я тебе никогда не задавал?

Т: – Нет.

Р: – Если бы не камера, то никогда и не задал бы.

Если ты с человеком общаешься, всегда интересно узнать о нём немного больше того, что было до тебя. Т: – Ну, не знаю – может быть, и задал бы, если бы мы побольше общались, потому что… Why not? Ты их знаешь вот с такого возраста… Особенно, если это университетские друзья, школьные.

Немного рекламы 🙂

Спасибо, что остаётесь с нами. Вам нравятся наши статьи? Хотите видеть больше интересных материалов? Поддержите нас, оформив заказ или порекомендовав знакомым, облачные VPS для разработчиков от $4.99, 30% скидка для пользователей Хабра на уникальный аналог entry-level серверов, который был придуман нами для Вас: Вся правда о VPS (KVM) E5-2650 v4 (6 Cores) 10GB DDR4 240GB SSD 1Gbps от $20 или как правильно делить сервер? (доступны варианты с RAID1 и RAID10, до 24 ядер и до 40GB DDR4).

6GHz 14C 64GB DDR4 4x960GB SSD 1Gbps 100 ТВ от $199 в Нидерландах! Dell R730xd в 2 раза дешевле? Только у нас 2 х Intel TetraDeca-Core Xeon 2x E5-2697v3 2. 2Ghz 6C 128GB DDR3 2x960GB SSD 1Gbps 100TB — от $99! Читайте о том Как построить инфраструктуру корп. Dell R420 — 2x E5-2430 2. класса c применением серверов Dell R730xd Е5-2650 v4 стоимостью 9000 евро за копейки?

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть