Хабрахабр

Oh, My Code: Как работает MAPS.ME

MAPS.ME — карты №1 для путешественников. Сегодня это 110 млн установок по всему миру, возможность добавлять авторские туристические маршруты и самостоятельно менять карты. Как работает уникальный проект для путешественников, рассказывает его руководитель Евгений Лисовский.

Расскажи немного о себе.

Переехал в Москву в 1989-м. Родился я в Норильске в 1982 году. Мне всегда были интересны точные науки. Учился в энерго-физическом лицее 1502 при МЭИ с уклоном в физику и математику. Потом поступил в МЭИ на радиотехнический факультет по специальности инженер по биотехническим и медицинским аппаратам и системам, потому что очень верил в будущее биотеха. Параллельно учился в музыкальной школе по классу фортепиано. На четвертом курсе у меня родился первый сын, нужно было зарабатывать деньги. Пока учился в институте, получил второе высшее образование — английский язык. До этого я подрабатывал у отца сисадмином: обслуживал локальную сеть, собирал компьютеры и немного кодил под 1С.

Но так получилось, что нашёл работу интернет-маркетологом в международной компании Radmin — Remote Administrator (удалённое управление компьютерами). Искал работу web-программистом или сисадмином. Занимался контекстной рекламой, SEO, на PHP кодил. Там я начинал свою карьеру в 2004 году. Было очень клёво.

Я пустился во все тяжкие: запускал проект «КупиБонус» (купонный сервис). В 2010 году мне дико захотелось в стартапы. Я был директором по маркетингу. CEO «КупиБонус» тогда был Женя Миропольский, а сейчас он топ-менеджер (Managing Director) известного международного проекта WeWork. Это классический e-commerce. Потом я пошел в другой стартап, интернет-магазин детских товаров «БэйбиБум». Но поскольку плохо сходилась юнит-экономика, не смогли закрыть второй раунд, и ближе к концу 2011 года компания развалилась. Подняли на первом раунде $1 млн. Там маленький средний чек, уровень пиратства — 96%. Потом я пошел в «ЛитРес», электронные книги. Это не получалось сделать на протяжении последней пары лет. После «ЛитРеса», уже в 2016 году, мы встретились с Гурским, пообщались на тему интеграции «ЛитРеса» в «Одноклассники». ME. В итоге Гурский предложил мне возглавить MAPS. У меня была сильная мотивация оставаться в «ЛитРесе». Я сильно призадумался. Ведь «ЛитРес» — это больше про Россию, а MAPS. Но когда ещё будет такая возможность — возглавить интересный международный проект? Это меня сильно мотивировало, и вот я здесь. ME — весь мир.

Развиваясь как маркетолог, не хотелось вернуться в инженерию, в разработку? Получается, ты и образование получил инженерное, и занимался программированием.

Мы на С++ делали систему анализа электрокардиограммы (ЭКГ). В 2004 году я закончил 4 курс и взялся за диплом. Нужно было допилить продукт до хорошего состояния и реализовать определённые интерфейсные фичи. Мой одногруппник делал аппаратную часть, а я программную. Настолько сильно погрузился в эту тему, что две недели практически не вставал из-за компьютера. Я две недели кодил и чётко соответствовал стереотипному образу разработчика: красные глаза, не спал до 4 утра, футболки нестираные, свитер растянутый.

Тогда я был не очень в себе уверен как в предпринимателе. В итоге всё получилось хорошо. На самом деле, если бы мы тогда этот продукт начали развивать, возможно, сейчас была биотех-компания. Мне казалось, что мир большой и страшный. В нашем дипломном проекте применялись программные паттерны, по которым можно было буквально за пять минут оценить состояние сердечно-сосудистой системы. В США есть компания Alivecor.com, реализовавшая эту идею в виде устройства для наручных часов, которое снимает ЭКГ и даёт предварительный диагноз. Достаточно прорывная штука.

Насколько полезно будет разработчикам, программистам разбираться в маркетинге, что это такое, зачем это нужно?

Я бы рекомендовал всем людям развивать эмпатию. Это суперполезно. А маркетологам рекомендую погружаться в техническую реализацию, хотя бы в виде написания хорошего ТЗ. Технарям развивать коммуникационные навыки, понять маркетинг, его значимость. Их это может утомлять, в отличие от разработчиков, которые любят строить алгоритмы, таблицы. Это гуманитариям не очень хорошо дается, потому что нужно сесть, продумать все возможные сценарии, всё это записать. Тогда будет очень хороший симбиоз. И тем, и другим нужно двигаться навстречу друг другу. Такие союзы дают очень хорошие результаты с точки зрения бизнеса.

От кого приходит задача? Как вы внедряете новые фичи? Как вы это всё измеряете?

Пользователи пишут: вот бы здорово это добавить, или есть такая-то проблема. Есть бэклог. Второй источник, который мы начали активно использовать с 2016 года, это отзывы пользователей. Есть баги, технический долг, мы его ставим в план и постепенно всё исправляем. Получили огромную обратную связь и поняли, что это супер-канал, который нужно дальше использовать. Мы провели достаточно большой опрос, удивились, насколько активно люди отвечают на наши вопросы. От 300 тыс. Стараемся пару раз в квартал проводить крупные исследования. полностью заполненных анкет на пяти языках, с разбиением по регионам. пользователей, которым мы отправляли пуш в первый раз, мы получили 60 тыс. Если спросишь «нужно ли пользователям это», они скажут, что нужно. Но опросов пользователей недостаточно для формирования стратегии. Получится огромный спектр всего, что можно делать, но без осмысленной стратегии.

Есть клевая фраза: «недостаточно знать, что нужно делать, важно знать, что не нужно делать». Также в 2017 году мы сформировали принцип ДНК, который является фильтром для всего, что не надо делать. У нас более 100 млн установок, но они сильно размазаны по миру. Мы позиционируем себя как карты № 1 для путешественников (#1 Travel Maps). ДНК позволяет нам немного расчистить поляну и правильно ранжировать задачи. Мы не пытаемся быть локальным супер-навигатором. Нам нужно делать то, что усилит нас именно в сегменте карт для путешественников, будет выделять на фоне остальных.

Наше позиционирование и отстройка от конкурентов:

И это цикл, когда у тебя заканчивается предыдущее путешествие, ты начинаешь думать о следующем. Мне очень понравилась концепция стадий путешествия у TripAdvisor: dreaming, planning, booking, experiencing.

Люди не используют MAPS. Сейчас мы находимся в стадии experiencing. Его используют как инструмент, чтобы не потеряться, сориентироваться на месте. ME как приложение для поиска вдохновения, куда бы поехать. ME скачивают обычно за пару недель перед путешествием по рекомендации друзей. Поэтому MAPS.

Не пытаться заработать больше денег, а пытаться мыслить, как бы нам присутствовать во всех стадиях туристического цикла, сделать что-то реально прорывное. Постепенно я стал понимать, что в первую очередь надо решать именно продуктовую проблему. Мы её скоро релизим. Так вышла на поверхность концепция туристических маршрутов.

Наша продуктовая стратегия на high-level уровне:

И мы, по сути, создаем самый большой UGC-каталог маршрутов, чего нет ни у кого в индустрии путешествий. Когда туристы едут в путешествия, они могут размещать какие-то метки на картах. В индустрии путешествий очень высокий customer acquisition cost. Есть отдельные стартапы, которые пытались делать что-то подобное, но у них не взлетело, потому что очень дорого привлекать аудиторию. Карты — это ядро и сердце сервиса, которое нам позволяет супер-дешево получать огромную аудиторию. А у нас есть источник в виде карт. ME друг другу. У нас очень много «органики» благодаря тому, что люди рекомендуют MAPS.

Обсудив всё это, мы начали приоритизировать список из 180 задач:

  • Как фича влияет на удержание аудитории (retention).
  • Поможет ли фича привлечь новую аудиторию (acquisition).
  • Принесет ли фича прибыль (monetisation).

Так выглядит наша таблица приоритизации задач (скачать шаблон):

ДНК — последний рубеж, мы откидываем то, что не соответствует нашей ДНК.

Были и дополнительные факторы: аудитория, на которую фича сейчас таргетирована, и какую часть аудитории фича может охватить. Месяца два мы занимались приоритизацией, готовя стратегию по разработке на 2018 год. ME сейчас активно использует 10% аудитории. Например, автонавигацию в MAPS. Так мы оцениваем значимость фичи в пересчёте на усилия, которые можем потратить на её разработку. Мы знаем, что если сделаем супер-автонавигатор, эта доля вырастет максимум до 40%.

Выбрали 3-4 самых важных, потом раскидали задачи по году, с распределением по кварталам. Потом мы разделили фичи на тематические блоки, и внутри них снова приоритизировали задачи. Две-три недели разработки и две недели тестирования, регресс и релиз. Дальше идут итерации — спринты, длительностью чуть больше месяца, потому что всегда появляется что-то неожиданное. Так устроено наше планирование и разработка. Примерно от 10 до 12 релизов в год.

Так выглядит наша бизнес-модель (структура сохранена, цифры — не настоящие), скачать шаблон:

На каждом ли уровне подчинения люди настолько детально понимают, как создается продукт? Ты очень подробно рассказал про то, как у вас формируются задачи, откуда они берутся. Рядовой программист будет это понимать?

Технический директор рассказывает про достижения технической команды за неделю, маркетинговый — про бизнес-показатели. У нас есть еженедельные совещания по пятницам, в 12 часов дня. Я обычно рассказываю про стратегию: куда мы идем, что делаем.

То есть ты сам всей команде рассказываешь про стратегию?

Я считаю, что это обязательная часть. Да. Я считаю, что каждый должен чётко понимать, что мы делаем. Если твоя команда не знает, куда вы бежите, возникает ощущение непонимания, страха. У нас нет секретов от коллег. Когда формируется продуктовый план и стратегия, это направляется всем ребятам.

Сколько у тебя человек работает над сервисом?

32.

А какая аудитория?

Порядка 12 млн monthly active users (MAU). Сейчас у нас где-то 105 млн установок. У нас порядка 20—25 млн active install base, это люди, у которых установлен MAPS. Понятно, что люди ставят приложение, удаляют. Российские пользователи составляют примерно 12 %, а в основном Европа — 40 %: Германия, Франция, Испания. ME, но они его используют эпизодически. И 20 % — Азия. 15 % пользователей из Северной и Южной Америк, в основном из Южной.

Сколько у вас разработчиков?

16 человек пишут код.

Ищете разработчиков сейчас?

Ищем.

Каких?

Поэтому нужны Python-разработчики для серверной части. Мы сейчас делаем несколько веб-сервисов для планирования путешествия.

У вас в команде есть картографы?

Карты создают волонтеры-картографы в сервисе OpenStreetMap.org (OSM). Нет. Обычно все начинают рисовать карты с домов, в которых живут сами: там тропинку добавил, здесь скамейку. Я называю его Minecraft для взрослых. Сегодня в мире порядка 60 тыс. Потом поехал куда-то на велосипеде, записал трек, которого нет на карте, и загрузил его в OSM. Этакая Wikipedia в картографии. monthly active mappers, которые мапят OSM.

Насколько сложно обычному человеку, технически не сильно подкованному, взять и добавить свой дачный участок на карту?

Я даже своего старшего сына зарядил. Это супер-просто. OSM — это открытое сообщество. Он сейчас рисует дома. Есть инструменты на базе OSM, в которых можно посмотреть свой профиль, прогресс и статистику, как ты картографируешь по сравнению с другими пользователям. Можно редактировать карту прямо в вебе.

ME. Есть ещё мобильный редактор, встроенный в MAPS. После этого сообщество OSM достаточно заметно начало увеличиваться. Это наша собственная разработка, запустили в июне 2016 года. Он не обладает полной функциональностью веб-редактора, но позволяет редактировать и добавлять информацию об объектах, добавлять адреса домов. Редактор очень простой.

Когда наступит этот переломный момент и как это повлияет на MAPS. Примерно год назад вышла очень интересная статья, в которой ты описал возможное будущее, когда люди перестанут участвовать в создании карт, этим будут заниматься роботы. ME?

Допустим, я открываю какой-то участок на спутниковых снимках, нажимаю кнопку, нейросеть распознаёт контуры дорог, домов. В идеале это хорошо бы делать в связке с человеком. На планете есть такие участки земли, на которых дома стоят один на другом, нагромождения построек, не очень понятно, это грунтовая дорога или асфальтированная. А человек потом проверяет, соответствует ли это действительности. Человек должен помогать обучать нейросеть. В таких случаях без человека не обойтись. Одного лишь распознавания спутниковых снимков недостаточно, чтобы сформировать весь комплект данных.

Со спутникового снимка ты не разглядишь расписание в витрине. Например, ресторан находится в помещении, есть контактная информация. Хотя не все вывешивают на улице идеальное расписание с правильными, хорошо распознаваемыми шрифтами. Но его можно разглядеть из беспилотного автомобиля, который ездит по улице и снимает всё вокруг. Я думаю, что в течение ближайших пяти лет картография сильно упростится как раз за счёт искусственного интеллекта и нейросетей.

Каким супергероем ты хотел бы быть? Теперь блиц.

Суперменом.

Почему?

Он летает, сильный.

Mac или Windows?

Mac.

Биткоин покупать или продавать?

Покупать.

Какую книгу ты прочитал последней?

«Задача трёх тел» Лю Цысиня.

Какую книгу ты порекомендовал бы нашим зрителям.

«Думай медленно, решай быстро», Даниэль Канеман.

Какое последнее мобильное приложение тебя удивило?

Всевозможные задачи на память и так далее. Мне очень нравится приложение Peak, это такие quiz для развития мозга. Я детям своим поставил.

Кем ты видишь себя через 50 лет?

В течение ближайших 20 лет будет сильный прорыв в биотехе. Начнём с того, что я планирую жить достаточно долго. В течение ближайших 5 лет я себя вижу предпринимателем в сегменте биотехнологий. Можно будет, как минимум, замедлить процесс старения, а там уже куда заведёт. Дальше достаточно трудно планировать.

Всё, что ты делаешь, настолько же эффективно может делать робот. Гипотетическая ситуация: тебя может заменить робот. Чем ты займёшься?

Можно будет прокачивать интеллект биологическим и биотехнологическим образом. Поправка на то, что сейчас развивается нейроинтерфейс. Вопрос, будет ли интеллектуальная сингулярность у искусственного интеллекта? Как биологический организм ты сможешь себя прокачать до достаточно высокого уровня интеллекта, вполне способного соперничать с искусственным интеллектом. Я очень люблю астрофизику и всё, что с этим связано. Если говорить про 50 лет, про долгосрочные планы — это заселять и развивать другие планеты. Но пока не решён вопрос с двигателями и перемещениями на дальние расстояния.

Офис или работа из дома?

Общение с людьми. Офис. Я периодически могу работать из дома, когда мне нужно собраться с мыслями, сфокусироваться. Мы очень социальные существа. Но всё-таки офис в данном случае нужно понимать как место, где ты общаешься с коллегами, партнёрами и так далее.

На что тебе не хватает твоей зарплаты? Последний вопрос провокационный.

Мне хочется больше инвестировать. Мне на всё хватает. Хочу инвестировать, может быть, не столько деньгами, сколько временем, в какие-то интересные мне проекты, как ментор. Я хочу покупать акции компаний, в которых я разбираюсь. Сейчас основные деньги у меня уходят на образование детей, 4 главные статьи расходов: образование, музыка, спорт и путешествия. Но там, опять же, вопрос не в зарплате. Всё остальное идёт ниже приоритета.

PS: все мои наработки по различным стартапам лежат в свободном доступе тут: www.lisovskiy.ru/edu/.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть