Хабрахабр

Нужно просто «брать и делать»: новый подкаст о редакторских проектах и карьере в медиа

Это — подкаст с теми, кто пишет, редактирует, снимает фото, видео и руководит созданием контента. Сегодня мы подготовили для вас текстовую версию шестого выпуска.

Мы говорим о личных проектах Ивана, карьере и творческих инсайтах. Его гость — Иван Sourvillo (Sourvillo) — журналист, редактор и издатель авторской email-рассылки.

На фото: Иван Sourvillo — журналист, редактор и издатель авторской email-рассылки
alinatestova: Иван, привет. Начну сразу с «неудобных» вопросов. Можно ли тебя назвать блогером? Как ты сам себя называешь — блогером или редактором?
Иван: В последнее время меня чаще называют журналистом. Я себя тоже так называю, но с опаской. Меня можно назвать блогером, учитывая рассылку. Точнее, «рассылочным блогером».

К слову о блоге и рассылке. А: Новый вид блогера: «рассылочный блогер». О чем ты пишешь? На тебя подписываются люди, тебя читают. Какие темы ты затрагиваешь?

Читатели пишут мне с претензиями вроде: «Я хочу рассказать о твоей рассылке, но не знаю, о чем она». И: Понятия не имею. Это — публичная рассылка обо всём.

Я выделил ряд рубрик, например: книги, которые я прочитал; фильмы, которые посмотрел; еще есть всякие штуки вроде обзора электросамоката и мыслей о переговорах.

Что им интересно? А: Учитывая такое разнообразие тематик, скажи, пожалуйста, что цепляет людей? В чем-то еще? Дело в подаче, стиле, злободневности?

Большинство голосуют за искренность. И: Я проводил опрос. Видимо, у нас разные критерии оценки. На мой взгляд, я не до конца искренен, потому что о многом не рассказываю.

Понять, что происходит в жизни такого человека. А: Людям просто хочется прикоснуться к миру журналиста, блогера, редактора. Понять, чем он живет и как об этом рассказывает.

У меня создалась иллюзия, что я приношу пользу людям: кидаю интересные ссылки, беру интервью. И: Да, в какой-то степени это так. Люди пишут, что это классно.

Скажи, пожалуйста, можно ли говорить, что твоя рассылка и твои тексты — рассказы человека, с которым люди себя с ассоциируют? А: Про интервью я еще обязательно поспрашиваю. Люди думают: «На месте этого блогера мог бы быть я. Ты говоришь: «полезные ссылки, обзоры, описания». Он изучает вещи, которые попадают в мою боль и интерес».

Слишком много во мне «экзистенциального ужаса». И: Я никому бы не посоветовал быть мной. Мне никто пока не писал, что хотел бы оказаться на моем месте. Между нашим самовосприятием и тем, как нас видят другие, всегда большой разрыв.

Честно говоря, не знаю, есть такое среди подписчиков или нет.

А: Тогда расскажи, пожалуйста, как ты пришел к этому проекту? Именно к рассылке и блогу. Что этому предшествовало? Представим, что есть человек, который тоже хочет что-то писать и рассказывать. Что ты ему посоветуешь?
И: Начну с первого вопроса. Я всегда говорю, что на меня села говорящая шляпа и сказала: «Это — твое». Если серьезно, всё началось в десятом классе. Я сидел на скучнейшем уроке географии и думал о том, почему мне не нравится школа. Набросал пункты по теме.

И: Из этих пунктов получилась статья в издании «Мел». Эту статью ругала половина русскоязычного Facebook. Другая половина говорила, что в школе всё не настолько плохо.

А: Мне кажется, я читала эту статью.

Но это мой первый крупный успех. И: Наверняка. Это было спонтанным решением. До этого я вел блог. Поскольку я ленивый, блог я долго не заводил. У меня были мысли вроде: «Ну да, было бы прикольно вести блог».

Всё это было спонтанно. Однажды я просто за ночь разобрался во всем этом: сел за компьютер в 9 вечера, и в 3 ночи у меня уже был первый пост в блоге. До сих пор не знаю. Я не знал, о чем я буду рассказывать, кто меня будет читать, зачем всё это.

Я читал рассылку англоязычного автора и подумал, что можно завести свою. После блога появилась рассылка. Тогда еще не было личных рассылок или их было мало.

Я перешел на другой сервис и начал отправлять письма. Сначала я сделал рассылку в MailChimp, но сервис заблокировал меня после первого письма. Недавно я перечитывал их и подумал: «Какой ад!». Первые рассылки были ужасными.

Я всегда советую самое простое: брать и делать. К вопросу о советах. В конце концов можно писать в Facebook, Instagram. Если лень разбираться с хостингом и регистрацией доменного имени, можно просто завести блог на Medium и писать там.

Рассылку нужно вести с помощью какого-либо сервиса, разобраться, как он работает. С рассылками сложнее. Хотя это тоже не очень сложно. Придумать форму для сбора адресов. Можно спокойно всё настроить за полтора или два часа.

А: Твой личный опыт показывает, что тематику можно выбрать любую. Главное делать это… как? С какой-то интересной подачей? Давать свои мысли? Провоцировать читателя, как в статье на «Меле»? В чем должна быть соль, чтобы людям это было интересно?
И: Мне кажется, что писать нужно о том, что нравится и интересно тебе. Потому что блог или рассылка — занятие на 5–10 лет или дольше. Поэтому если ты будешь писать о том, что тебе не интересно, ты «загнешься». Я всегда пишу о том, что мне самому нравится и интересно. Из этого, видимо, вытекает та искренность, о которой мы говорили.

И всё. Поэтому основной рецепт — делать то, что нравится.

А: Предположим, человек решил выбрать три рубрики и только об этом писать. Потом человек увлекается чем-то еще и создает четвертую рубрику. Получается, что ты ему посоветовал бы писать про то и про это, потому что сейчас у человека есть драйв. Если человек чувствует потребность писать о чем-то, значит, это имеет право на жизнь?

Недавно редактировал свой сайт. И: У меня так и получается. Увлечения прошли, ну и ладно. Пересмотрел список своих проектов, какие-то убрал, какие-то зачеркнул.

А: Скажи, пожалуйста, с учетом свободного подхода к работе над проектом, как выглядит твой день? Я часто задаю этот вопрос, и всегда получаю разные ответы.
И: Обычно мой день состоит из нескольких встреч в разных концах Москвы. Я перемещаюсь по городу на своём самокате. При этом у прохожих (как мне высказали несколько раз) создается впечатление, что на них несется камикадзе и… не взрывается, что уже хорошо.

Дальше встречи до вечера. Я просыпаюсь где-то в 8 утра. Пока у меня не хватает на это моральных сил. Очень хочу начать бегать, но для этого нужно просыпаться часов в 6. Я ленивый.

А: Говоря о встречах, я не могу не задать вопросы про интервью. Это для тебя естественное продолжение блога и рассылки? Или ты воспринимаешь интервью как абсолютно новый проект? Расскажи про него. С чего он начинался?

Как ты пришел к мысли, что сейчас самое время заняться интервьюированием?


И: Есть длинная история и короткая. Какую рассказать?

А: Длинную, конечно же.

И: Всё началось в конце 2017 года. Я сидел и думал о планах на 2018 год. Понял, что планы — такие же, как на 2017 год: работать, постараться выспаться, писать блог, делать рассылку и так далее. Я подумал, что это не совсем правильно. Мне нужны более конкретные цели.

Там мне дали задание взять интервью. На тот момент я еще учился в Вышке. Я решил взять интервью у нее. Так совпало, что тогда в Питер приехала Галина Тимченко со своим авторским курсом. Подошел к ней после курса как «трясущийся цыпленок».

Недавно мы с ней разговаривали, но она так и не призналась, почему тогда согласилась на интервью. Она понятия не имела, кто я.

Решил, что спрашивать о сервисах «Медузы» — неинтересно. Все об этом спрашивают. Я решил спросить о том, чего Галине Тимченко не хватает в жизни. Она ответила очень искренне. Не могу сказать, о чем она говорила, поскольку интервью было учебным и нигде не публиковалось.

Решил попробовать еще раз. После того, как я вернулся из Питера в Москву, я понял, что мне нравится брать интервью. Понял, что идея задавать вопросы о личном — это необычно.

Он порекомендовал меня людям: Евгению Фельдману, Игорю Манну и другим. Мне очень помог мой хороший друг и коллега Александр Плющев, журналист «Эха Москвы».

Вышло первое интервью. После рекомендаций я пришел к Евгению Фельдману, и мы с ним поговорили. Я сам писал людям в Facebook, договаривался об интервью. Проект стал развиваться.

А: Скажи, пожалуйста, когда ты брал первые интервью, как ты объяснял людям, куда это пойдет, и что это будет в итоге за продукт?

Поэтому люди относились ко мне доброжелательно. И: Я приходил к первым людям уже с рекомендацией Саши Плющева. По-моему, Евгению Фельдману я сказал, что запускаю новый проект, и он станет первым, чье интервью там будет. Я не помню, что я говорил.

А: Мы нашли формулу успеха для начинающих редакторов.

Шучу. И: Да, приходите к Саше Плющеву за контактами.

А: Первому собеседнику надо сказать: «У меня будет новый крутой проект». А дальше уже пойдет по накатанной. Скажи, пожалуйста, если говорить про развитие этой темы с интервью, как ты видишь проект в дальнейшем? Куда это тебя заведет?
И: Это очень классный вопрос, потому что я сам об этом думаю. За последние полторы недели люди, которых я уважаю, говорили мне, что проект классный. Эти люди отметили, что мои вопросы и стиль ведения интервью — интересные и понятные.

Я пока не понимаю, как это сделать, и стою на перепутье. Мне посоветовали сделать проект еще глубже. Но я продолжу выпускать интервью и дальше.

Но если мы говорим о моем проекте, то стратегия такая: я выпускаю интервью также, как и до этого, и думаю над тем, что, как и куда развивать. Кроме того, я беру интервью для различных изданий. Пусто это будет «памятником». Возможно, всё нужно оставить как есть.

А: Себе.

Я ни в коем не хочу делать проект «памятником себе». И: Ну нет, не мне. Некий исследователь находит мое интервью, читает, и думает: «О, здорово, что кто-то взял интервью». Идея такая: через двести лет кто-то из моих собеседников становится знаменитым.

Такая тщеславная штука.

В основном успех интервью — заслуга собеседника. Я понимаю, что моя роль в интервью очень мала. Как мне кажется, журналиста в интервью всегда должно быть мало.

А: С другой стороны, очень важно «вытащить» из человека что-то, о чем его до этого не спрашивали, как ты говоришь. Получается, что твой проект, он про что-то личное, закрытое. Про то, что у человека есть, но он, как публичная персона, далеко не всегда показывает.

В том смысле, что это не какая-то история из серии «я работал в корпорации Х, потом у меня образовались связи, и мы решили создавать новое медиа». Мне кажется, что твой пример должен вдохновлять многих. Рассказ получается искренним.

А: Напоследок мой крошечный блиц: текст удался, если…
И:… ты потом видишь в нем изъяны.

А: Круто, спасибо!

Наш микроформат для тех, кому интересна работа редактора:

Подкаст: «Когда ты — главред Rusbase»
Not my job: «не моя работа» в редакторском деле

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть