Hi-Tech

«Никто не вкладывал в Telegram, чтобы покупать на эти токены кофе. Все считают, что стоимость вырастет, это спекуляция»

«Никто не вкладывал в Telegram, чтобы покупать на эти токены кофе. Все считают, что стоимость вырастет, это спекуляция» — Истории на vc.ru

Новая запись

Уведомлений пока нет

Пишите хорошие статьи, комментируйте,
и здесь станет не так пусто

Войти

Прямой эфир

["\u041f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435-\u043f\u043b\u0430\u0446\u0435\u0431\u043e \u0441\u043a\u0430\u0447\u0430\u043b\u0438
\u0431\u043e\u043b\u044c\u0448\u0435 \u043c\u0438\u043b\u043b\u0438\u043e\u043d\u0430 \u0440\u0430\u0437","\u041a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u044f \u043e\u0442\u043a\u0430\u0437\u0430\u043b\u0430\u0441\u044c \u043e\u0442 email
\u0432 \u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u0443 \u043e\u0431\u0449\u0435\u043d\u0438\u044f \u043f\u0440\u0438 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u0438 \u043c\u0435\u043c\u043e\u0432","\u0425\u0430\u043a\u0435\u0440\u044b \u0441\u043c\u043e\u0433\u043b\u0438 \u043e\u0431\u043e\u0439\u0442\u0438 \u0434\u0432\u0443\u0445\u0444\u0430\u043a\u0442\u043e\u0440\u043d\u0443\u044e
\u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u0430\u0446\u0438\u044e \u0441 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u044c\u044e \u0443\u0433\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0432","\u041a\u043e\u043c\u0430\u043d\u0434\u0430 \u043a\u0430\u043b\u0438\u0444\u043e\u0440\u043d\u0438\u0439\u0441\u043a\u043e\u0433\u043e \u043f\u0440\u043e\u0435\u043a\u0442\u0430
\u043e\u043a\u0430\u0437\u0430\u043b\u0430\u0441\u044c \u043d\u0435\u0439\u0440\u043e\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0441\u0435\u0442\u044c\u044e","\u0413\u043e\u043b\u043e\u0441\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u043d\u0438\u043a \u0432\u044b\u043a\u0443\u043f\u0438\u043b
\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u044e-\u0441\u043e\u0437\u0434\u0430\u0442\u0435\u043b\u044f","\u041d\u0435\u0439\u0440\u043e\u043d\u043d\u0430\u044f \u0441\u0435\u0442\u044c \u043d\u0430\u0443\u0447\u0438\u043b\u0430\u0441\u044c \u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0438\u0445\u0438
\u0433\u043e\u043b\u043e\u0441\u043e\u043c \u041f\u0430\u0441\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u043a\u0430 \u0438 \u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u0435\u0442\u044c \u0432 \u043e\u043a\u043d\u043e \u043d\u0430 \u043e\u0441\u0435\u043d\u044c"]

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз

Подписаться на push-уведомления

Главное из интервью сооснователя «ВКонтакте» и инвестора Льва Левиева проекту «Русские норм» Елизаветы Осетинской.

В закладки

Кратко о Льве Левиеве

  • Лев Левиев родился в 1984 году в Волгограде. В 15 лет переехал в Израиль, где познакомился с будущим партнёром по бизнесу Вячеславом Мирилашвили.
  • В 2002 году поступил в Университет Макгилла в Монреале, где изучал финансы и учёт. В 2006 году вернулся в Россию, где вместе с Мирилашвили и Павлом Дуровым основали «ВКонтакте».
  • Другой бизнес Левиева и Мирилашвили — компания Selectel, которая создавалась для обработки и хранения данных «ВКонтакте», а сейчас зарабатывает на дата-центрах и услугах облачной инфраструктуры.
  • С 2011 года Левиев стал активно инвестировать в российские и международные проекты в разных сферах как частный инвестор и партнёр фонда Vaizra Capital. С 2019 года инвестирует через фонд LVL1.
  • Среди инвестиций — издательский дом «Комитет» (объединяет vc.ru, TJ и DTF), студия подкастов «Либо/Либо», британская киберспортивная организация Fnatic, группа Emerging Travel, в которую входит сервис для бронирования отелей Ostrovok, стартап в сфере страхования BestDoctor и другие.
  • Летом 2019 года вернулся в Россию. Хочет глубже погрузиться в работу Emerging Travel и Selectel.

О возвращении в Россию

Лондон понравился, он замечательный, но я бы не хотел там жить. Переехал в августе. Мне сейчас интереснее жить здесь, мне интересно общаться с теми людьми, с кем я работаю.

Если смотреть на краткосрочную перспективу, то конечно можно сюда не приезжать или не инвестировать. Я смотрю на Россию как на большой рынок и смотрю в долгосрочной перспективе. Когда все боятся и убегают, есть возможность вкладывать. Но рынок огромный, много людей.

Про первый бизнес

Слава тоже возвращался в Россию. Меня пригласила семья моего друга Славы [Мирилашвили] вернуться, чтобы поработать вместе с ними. Мне такая возможность показалась интересной и я переехал.

Я работал аналитиком в одном из бизнесов. Была большая империя, мы начали работать. Мы всегда хотели свой бизнес делать. Параллельно мы думали, что можно сделать своё. Я как-то всегда понимал, что я буду бизнесменом.

Был игорный бизнес с большой сетью залов [«Джекпот]. Мы начали делать терминалы для приёма платежей. Я смотрел отчёт за какой-то период: там была большая сумма приёма платежей на телефоны, то есть, как мне показалось, люди приходили в кассу и пополняли телефон. Это смешная история, потому что мы начали бизнес исходя из ошибки в отчёте.

Оказалось, что нет никакого потока, люди не кладут так много денег. Я говорю: «Давайте поставим терминал, если такой поток клиентов и такие большие цифры». В итоге через шесть месяцев мы продали этот бизнес. Просто в бухгалтерии накосячили.

Как создавали «ВКонтакте» и на какие деньги

Слава в какой-то день открыл газету «Деловой Петербург», там на последних страницах была какая-то секция про университеты. Очень просто. Слава сказал: «Я с ним учился [в средней школе], он умный парень, давай его как-нибудь позовем, пообщаемся, может что-нибудь придумаем». Он увидел фотографию Павла, который рассказывал про свой студенческий форум spbgu.ru.

Я думаю, что, глядя на бизнес отца, у Славы сложилось понимание, что важно иметь людей, которым ты можешь доверять, умных людей. Тогда не было идеи. То есть тогда, наверное, профессиональные качества ценились меньше, чем доверие.

И показал ему Facebook. Слава позвал Пашу, узнал, что он делает. Зарегистрироваться можно только если у тебя был email университета. Мы со Славой начали пользоваться Facebook на втором курсе, когда он был открытым только для университетов.

Но Павел не захотел и предложил сделать с нуля. Мы предложили сделать подобную штуку на базе его студенческого форума, так как там уже были пользователи. Потому что никто не знал, что получится из этой авантюры. Я думаю, что он просто побоялся рисковать потерять ту аудиторию, которая у него есть. Но мы видели, как быстро развивался и рос Facebook.

Зачем придумывать новое, если работает. Понятно, что мы брали дизайн оттуда [из Facebook]. Тем более Паша всегда говорил, что Facebook тоже это скопировала из какой-то книжки про дизайн, где упоминалась структура сайта.

Первую версию он [Дуров] написал месяца за полтора-два. Я отвечал за операционную работу, то есть за всё, что не касается программирования: заказ серверов, офисы, бухгалтерия и так далее. Только по приглашениям. Изначально мы сделали «ВКонтакте» закрытым, как Facebook. Думали, люди встанут в очередь, но быстро поняли, что так это в России не работает.

Паша написал какой-то серьёзный алгоритм, который определял читеров и выявлял победителей, а я сидел в «Кофе хаузе» и раздавал победителям футболки и «айподы». Когда открыли, начали проводить конкурсы: разыгрывали «айподы» для тех, кто пригласит больше всех друзей.

(Михаил Габриэлович Мирилашвили — бизнесмен, вице-президент шведской компании «Лемо Эдженси», президент Всемирного конгресса грузинских евреев. Деньги давал Славин дедушка. Я как бы тоже вкладывал, но мне это шло в счёт долга, потому что у меня не было денег. — vc.ru). Я достаточно быстро этот долг выплатил.

Лев Левиев

О роли сооснователей «ВКонтакте»

У Паши 20%. У меня было чуть больше, чем 10% [«ВКонтакте»]. Остальное у Славы, у его семьи.

Позиционируем себя как финансовые акционеры. Мы — фаундеры, мы основали эту компанию. Мы достаточно прагматичные люди. Мы в этом проекте были, чтобы заработать деньги. Но мы создавали бизнес, а бизнес делается для того, чтобы заработать. Нам интересно было строить компанию — это опыт, это офигенные возможности.

О появлении Mail.ru Group, попытке продать «ВКонтакте» и ссоре с Дуровым

В 2010 году Мильнер решил объединить российские активы, и доля DST стала долей Mail.ru Group. В 2007 году у «ВКонтакте» появился первый внешний инвестор — фонд Digital Sky Technologies (DST) Алишера Усманова и Юрия Мильнера, который приобрёл 24,99% компании.

К нам заходил DST как инвестор, а в итоге трансформировался в стратега. Для нас это было сюрпризом. Мы понимали, что инвестор в принципе хочет заработать и не будет против IPO. По договору нам нужно было согласие DST как инвестора, если мы захотим провести IPO.

Поэтому наши варианты выхода сильно сократились, когда нашим инвестором стал стратег, который мог блокировать продажу, IPO или вход нового инвестора. А с Mail.ru ситуация немножко изменилась — им не нужно было IPO «ВКонтакте».

Они вели переговоры с Mail.ru Group исходя из оценки в $3 млрд. По словам Левиева, он, Мирилашвили и Дуров были готовы продать свои доли «ВКонтакте» ещё в 2011 году. Левиев и Мирилашвили успели согласовать свои соглашения с Mail.ru Group, но договориться с Дуровым холдингу не удалось, рассказал сооснователь «ВКонтакте».

Паша, я и Слава готовились к этой сделке. На самом деле у нас была возможность продать всё Mail.ru. Я думаю, что им было важно его удержать. Но представители Mail.ru решили нас разделить: Слава и я, как не критические люди, отдельно, Паша — отдельно. Им хотелось иметь какой-то другой договор с ним, где у них был бы какой-то рычаг. Наверное, они боялись, что не смогут всей этой штукой управлять, если он получит деньги и резко уйдет.

Я не знаю деталей этого договора, потому что его не видел, но насколько я понял, там были какие-то условия, по которым он мог потерять деньги, если что-то ломалось или не работало. Они перешли на Павла и сделали какие-то ошибки, предложили договор, не очень дружелюбный к нему. Они не знали Павла, не знали, как с ним общаться, и в итоге немножко его передавили. Это неправильно. На что он сказал: «Пошли вы».

Он не будет кого-то кидать, не будет уходить. Надо просто понимать его точку зрения, понимать, что ему важно. Он ответственный человек. Ему важно то, что он создал. В итоге подход к нему, конечно, нашли, но момент был упущен, появился знаменитый фак.

Это наш партнёр, это наш друг». Когда в Mail.ru сильно на него разозлились, к нам пришли и сказали: «Готовы ли вы продать без Павла?» На что мы сказали: «Нет. Причём деньги были большие — $3 млрд. Мы понимали, что он бы остался в руках Mail.ru, который его сожрал бы. Но мы отказались, решили, что наши принципы важнее.

Тогда Дуров удалил аккаунты Левиева и Мирилашвили. Левиев рассказал, что в начале 2012 года основатели «ВКонтакте» поссорились — это произошло после того, Дуров услышал переговоры партнёров с Mail.ru Group. После этого Mail.ru Group, которой на тот момент принадлежало 39,99% «ВКонтакте», отдала Дурову право голосовать по своим акциям — так он получил контроль над соцсетью.

Там была не громкая связь, а более хитрая схема. Паша удалил наши аккаунты, да. И, видимо, набрал Пашу и набрал нас одновременно. Человек сказал, что плохая связь и он сейчас перезвонит. Просто в тот момент мы не общались, потому что какие-то вещи он начал делать против наших интересов. Но ничего такого, что бы мы не сказали ему напрямую, мы не говорили. Мы решили пообщаться с другим акционером.

Нам нужен был какой-то противовес гиганту. Мы хотели бороться с Mail.ru, у нас были планы привлечь инвестора, который помог бы нам бороться и выйти на биржу. Думаю, его немножко напрягло, что может появиться третья сторона, перед которой нужно будет отчитываться, которая как-то сможет ограничивать его решения. Но Павел не очень хотел видеть других инвесторов.

Тут наши интересы разошлись, и мы начали обсуждать разные сценарии с представителями Mail.ru.

О сделке с UCP

Они заключили сделку, не предупредив ни Дурова, ни Mail.ru Group. Весной 2013 года Левиев и Мирилашвили продали свои 48% «ВКонтакте» фонду United Capital Partners (UCP) Ильи Щербовича. Условия сделки с UCP до сих пор раскрывать нельзя, сказал Левиев. По словам Левиева, на их доли были и другие претенденты — Baring Vostok Capital Partners и бизнесмен Константин Малофеев.

Когда ты можешь с помощью corporate governance (корпоративного управления) решить акционерный конфликт, то на этом можно заработать. UCP — это достаточно большой фонд, который умеет работать с инвесторами в больших компаниях. Возможно, они просто увидели возможность заработать, видя этот конфликт, и пришли к нам.

С одной стороны — Павел, который очень умный, талантливый парень, но непредсказуемый. Мы были рады выйти. И ещё Россия, какая-то политическая обстановка. С другой стороны — Mail.ru и команда Усманова, которые просто акулы. И тут два гражданина с паспортами Израиля контролируют российскую социальную сеть.

Мы были слишком молодые и неопытные, чтобы лезть в эту войну. Мы всё оценили и решили: будем довольны тем, что есть. Конечно, с учётом конфликта, оценка была чуть ниже, но мы довольны сделкой.

Об ошибках и итогах истории «ВКонтакте»

Ошибка была в том, что мы позволили Mail.ru вклиниться между нами. Думаю, ошибка в том, что мы дали третьей стороне вмешаться в наши отношения. Возможно, нам надо было больше с Пашей общаться, проводить время друг с другом.

Он понимает, почему это случилось, какие силы на него повлияли. Сейчас у нас хорошие отношения, мы общаемся. Мы довольны тем выходом, тем, как всё случилось. Мы это понимаем и стараемся не поднимать эту тему. В итоге все думают, что мы вышли вовремя. Я думаю, что он тоже доволен. Потом было бы намного сложнее.

Потому что мы настолько быстро выросли от оценки в $50 млн до оценки в $3 млрд, при этом ничего не зарабатывая. Я всегда всем говорю, что мы построили большую компанию, но не построили большой бизнес. У нас не были построены какие-то сложные бизнес-процессы, доходы были только от рекламы и от игр.

Научились взаимодействовать со сложными акционерами, с крупными ребятами. Мы настолько быстро выросли, что даже не особо научились чему-то. Это бесценный опыт.

Во-первых, нужно было успевать за конкурентами, то есть за Facebook. Команда была маленькая и сложно было что-то делать. Мы не могли повлиять на масштабирование. А успевать каждый год сложнее и сложнее, потому что у них «тысячи» разработчиков, а у нас 20. При этом даже с такой командой мы делали хорошие продукты всегда. Это была задача Паши, ему было комфортно работать в маленькой команде.

О собственных инвестициях

А не потому что я мечтал инвестировать. Я стал инвестором, потому что у меня были деньги, которые мне нужно было инвестировать. То есть это тот же самый бизнес, если ты можешь его правильно построить. Для меня инвестиции — это зарабатывание денег. Но изначально просто нужно было куда-то инвестировать деньги, чтобы они не лежали.

Были деньги, появлялись какие-то мелкие компании, нам казалось, что мы такие умные и умеем их выбирать. Мы начали инвестировать ещё когда были во «ВКонтакте». Инвестиции это отдельные процессы, которые надо выстраивать. На самом деле всё не так.

Про выбор проектов для инвестиций

Я инвестирую как family office, то есть это как мои личные инвестиции. Я не фонд. У меня нет задачи в какой-то срок зайти и выйти. Разные инвестиции были сделаны в разное время. Я могу выбирать то, что мне нравится. У меня нет внешних инвесторов. И мне важна команда. Где вижу возможность, там вкладываю. Если ты знаешь людей, то всё намного проще. За свой опыт я понял, что команда — это самое важное.

Я считаю, что людям медитация нужна всё больше и больше, потому что поток информации огромный и справляться со стрессом очень сложно. Calm, например, мне понравился как бизнес, понравилась цена. Это такой автоматизированный психолог.

Мне нравится эта индустрия, мне понятно, куда она идёт и что там будет большой бизнес. Я вложил год назад в одну из крупнейших в мире киберспортивных организаций, в британскую Fnatic. Для меня это было важно и интересно. Плюс у меня была возможность, положив достаточно большой чек, попасть в совет директоров компании.

Про инвестиции в Ostrovok и конкуренцию сервиса с Booking.com

Во-первых, люди, которые ею управляют. Мне очень нравится компания [Emerging Travel, в которую входит Ostrovok]. Он был в компании, когда был бурный рост. Серж Фаге, который её основал, очень интересный человек, очень умный, со своей спецификой. Когда компании стало сложно и нужно было стабилизировать бизнес, ему это стало не так интересно.

Он работал в DST, когда я делал сделку со «ВКонтакте», там я с ним и познакомился. Мы договорились, как передать дело Феликсу Шпильману, который мне очень симпатичен. Теперь он уже разбирается с этой инвестицией. Собственно, он и продал мне Ostrovok.

Когда времена были хорошие в России и российский рынок был привлекательным, у них был хороший network. Серж умел продавать. Серж учился в Стэнфорде и привлёк хороший пул инвесторов.

Потому что после 2014 года западные инвесторы захотели выйти, причём выйти и забыть, что у них были инвестиции в российский стартап. Когда мы заходили со Славой, там была хорошая сделка. Я в первый раз увидел, что фонд доплатил деньги, чтобы их просто не трогали. Даже доплатили. Забавная история. Ostrovok так получил пару миллионов долларов.

И доступ к капиталу был. В тот момент казалось, что борьба с Booking.com в принципе возможна, если есть доступ к капиталу. Не было денег, чтобы постоянно их вкачивать в рекламу. Когда после 2014 года доступ к капиталу стал меньше, бороться с Booking.com стало намного сложнее. И, может быть, второй раз он придёт без рекламы, и ты за счёт этого заработаешь.
B2C-тревел — это постоянное вкачивание, чтобы человек увидел и пришёл.

Он сориентировался и создал В2В-направление, которое сейчас драйвит бизнес, очень хорошо растёт. Феликс молодец. Мы создали международный бренд RateHawk, понимая, что Россия сейчас не привлекательна, очень сложно под Россию поднять деньги. Мы довольны. Международный бренд это сейчас тот фокус, на котором Emerging Travel концентрируется.

О криптовалютах и ICO Telegram

Я думаю, что он всегда останется в серой зоне. Рынок криптовалют — огромный и серый. Я как-то что-то купил за биткоин, это стоило около $500. Я не очень вижу большие преимущества с точки зрения обывателя покупать себе, например, кофе за биткоины. И я сказал, ну его нафиг. Через три месяца эти деньги стоили бы $3000.

Никто не вкладывал в Telegram, чтобы потом покупать на эти токены кофе. Я знаю точно, что [ICO Telegram] воспринималось как инвестиция. То есть это спекуляция. Все вкладываются, потому что считают, что стоимость монет вырастет. Скорее всего в Telegram будет рынок внутренний, где может можно будет что-то купить.

Потому что это спекулятивная, высокорискованная инвестиция. У меня была возможность [вложиться в Telegram], но я решил не вкладывать. В моём понимании на тот момент это было казино. [Венчурные инвестиции] менее рискованные. Ты покупаешь обещание кого-то что-то сделать через какой-то срок, то есть это не ликвидный инструмент, это просто бумажка.

Америка, Россия, Китай — никто не даст какой-то независимой валюте стать большой и легальной, если это не будет полностью прозрачно: KYC («Знай своего клиента»), паспорта и так далее. Им сложно будет создать валюту, которой легко будет пользоваться, потому что сейчас государства любят контролировать валюту. Но тогда криптовалюта будет сравнима с обычной кредитной картой, и её преимущество непонятно.

Павел пошёл мне навстречу и дал возможность вложить. Порог входа был намного выше, чем я готов был вложить. Он сказал: «Я тебя понимаю, окей». Я ему объяснил, что выглядит достаточно рискованно, я не буду.

Реклама на vc.ru

Просчитайте, кто поставит лайк

До конца конкурса:

Блоги компаний

Показать еще

{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть