Hi-Tech

Не стыдно: представители профессий с неоднозначной репутацией о своём заработке

Монологи вебкам-модели, хостес, коллектора, менеджера Herbalife и других о том, почему они выбрали такую работу и как к ней относятся их друзья и близкие.

В закладки

Оказалось, что 85% опрошенных нравится их работа, а более половины отметили, что согласны работать даже если не будет необходимости в деньгах. В середине мая ВЦИОМ опубликовал результаты опроса о том, довольны ли россияне своей работой.

Мы поговорили с людьми, чей способ заработка считается спорным и поинтересовались, какие обстоятельства повлияли на их выбор профессии, получают ли они удовольствие от своей работы и как относятся к мнению окружающих.

Виолетта, 28 лет, вебкам-модель

В офисе большую часть времени я зависала в интернете. У меня была скучная работа дизайнера-конструктора в мебельной компании. Однажды на «Авито» наткнулась на объявление: «Требуются девушки для работы за компьютером».

Я позвонила и договорилась о собеседовании, встреча проходила в офисе-студии, который располагался в обычной квартире в центре города.

Компания регистрирует их на одной из вебкам-платформ, а затем девушка попадает в общий чат, где её фото видят все посетители. Для каждой девушки в комнатах за шторами оборудовано рабочее место с диваном и ноутбуком. Она начинает зарабатывать только после того, как её пригласят в приватный чат.

У нас была такая система: 50% от твоего заработка забирает сайт и с оставшейся половины до 60% забирала студия. Студия устанавливает ставку заработка — как правило, доллар за минуту.

Купила веб-камеру, заказала карту американской платёжной системы, на которую сайт перечислял деньги, и начала работать из дома. Я поработала в студии около месяца, а потом поняла, что могу зарабатывать сама, не отдавая часть своего заработка.

Там всё строго: можно только общаться, флиртовать. Я работала вебкам-моделью на «лёгких» категориях. Но во «взрослых» категориях платят гораздо больше. Стоит перейти черту и администрация сайта отправляет в бан.

Моя знакомая купила две квартиры, сидя на вебке «для взрослых».

Крупных сумм я не заработала — в месяц выходило $500–600. У меня большого потока людей не было, я занималась вебкамом не регулярно, а по настроению.

Мы ругались, а иногда он специально портил мне работу. Окончательно я бросила вебкам, когда переехала к своему молодому человеку — он не одобрял это занятие.

Меня сразу же выкидывало из чата, а за появление в камере посторонних людей начислялись штрафы. Например, я переписываюсь с клиентом, камера включена, а он идёт голый прямо в кадр.

Конечно, я особо не распространялась, чем занимаюсь, так как считается, что это грязная работа. Если говорить о моральной стороне работы, то нет, меня не мучила совесть. Но я с этим не согласна.

Я сама выбирала с кем общаться, и если мне попадался неприятный собеседник — просто вырубала чат. Это довольно лёгкие деньги: ты сидишь дома, переписываешься и зарабатываешь. Это всё же лучше, чем сидеть в офисе по восемь часов за 15 тысяч рублей в месяц.

Родные не видели в этом ничего предосудительного. Только мама, бабушка и пара близких подруг знали, кем я работаю. Ничего такого, и ещё получаю за это деньги. Бабушка, бывает, заглянет в комнату: я в одежде, сижу за компьютером, болтаю с иностранцем.

Вряд ли я когда-нибудь вернусь в вебкам-бизнес. Сейчас моя работа связана с SMM и маркетингом. Во-первых, конкуренция выросла в разы. Есть две причины. А во-вторых, я занималась на Бали духовными практиками, проделала большую работу над собой и уже не смогу зарабатывать таким способом. Как раньше, работая пару часов в день, $500 не заработаешь.

Алексей, 30 лет, коллектор

Мне попалось объявление от одного банка, который искал коллектора и предлагал приличную зарплату. В 2012 году я переехал из Магнитогорска в Екатеринбург и срочно искал работу — последние деньги пришлось отдать за аренду квартиры.

Я прошёл собеседование и обучение, на котором узнал, каким образом разговаривать с должником, чтобы правильно донести информацию и убедить вернуть деньги.

Когда разговариваешь с должником, понимаешь, что у каждого есть своя тяжёлая жизненная история. Первые месяцы на работе было сложно абстрагироваться от эмоций. Особенно меня трогали истории онкобольных людей, набравших кредитов на лечение.

Через неделю звонишь, а человека уже нет в живых. Договариваешься с таким должником о погашении кредита. Онкбольным я стараюсь смягчить условия погашения долга.

Наша задача — не выбивать их силой, как принято считать, а помочь и должнику, и банку выйти из этой ситуации. На текущий момент мы работаем с долгами до 1 млн рублей.

Сейчас распространённая практика — продавать долг по договору цессии друзьям, знакомым или родственникам должника за 30–40 % от основного долга. Для этого есть масса инструментов: реструктуризация задолженности, помощь в оформлении рефинансирования.

Наша компания работает согласно 230-ФЗ, который вступил в силу 1 января 2018 года. Образы коллектора с битой, вывозящего должника в лес, конечно, возникли не просто так, но к нам не относятся.

У пожилых людей, как правило, есть долги и в банках, и в микрофинансовых организациях, и долги за жилищно-коммунальные услуги. Самые частые должники — это пенсионеры, которые бездумно берут в долг везде, где предложат.

Они непонятно зачем набирают долгов, потом берут новые кредиты, чтобы покрыть старые и таким образом копится снежный ком. Причём у некоторых пенсионеров это как болезнь.

Такие люди становятся злыми и предусмотрительными. Как правило, должник — это человек с тяжёлым грузом на душе. Когда понимают, что звонит коллектор, начинаются мат и оскорбления. Они редко открывают двери, редко идут на контакт.

Один раз мне дверь открыла женщина с топором. Работа на выезде всегда связана с риском. Бывало такое, что должники избивали моих коллег вместе с соседями. Пришлось от греха подальше уйти.

На закрытие каждого долга у нас есть около двух месяцев. В среднем у коллектора в работе от 300 до 600 договоров. Если за это время должник не вышел на контакт или отказался выплачивать долг, мы передаём его дело судебным приставам.

Мелкий коллектор зарабатывает 30–35 тысяч рублей, средний — 50–60 тысяч рублей. Заработная плата коллектора зависит от результата — чем больше договоров закроешь, тем больше заработок. Всё зависит от индивидуального умения вести диалог с задолжником.

Быстро уходят и те, кто пришёл с целью выбивать долги, а не договариваться. Как правило, коллекторы, которые получают по 20–30 тысяч рублей, в профессии не задерживаются.

В среднем выходит около 100 тысяч рублей. В первый месяц у меня была неполная нагрузка, тогда я получил самую низкую зарплату на этой работе — 32 тысячи рублей. Декабрь всегда самый прибыльный для коллекторов месяц. Пару лет назад перед новым годом я закрыл много договоров, и тогда вышло около 260 тысяч рублей.

И никогда не считал. Я не считаю свою работу «постыдной», не считаю, что занимаюсь чем-то неправильным. Внутренних конфликтов и разногласий с совестью не было. С момента обучения я уже представлял, чем буду заниматься.

Супруга прекрасно понимает суть моей работы, так как сама работает в банке в отделе по взысканию задолженностей. Знакомые не сторонятся, когда узнают, чем я занимаюсь.

Екатерина, 33 года, астролог

Параллельно с основным высшим образованием обучалась на всевозможных курсах по астрологии и брала частные занятия у известного астролога. Ещё в школьном возрасте мне нравилось наблюдать за звёздами, я читала популярную литературу по астрологии.

По основному образованию я социолог-методолог, это помогает мне в моей работе астрологом анализировать большие объёмы информации. В 20 лет я начала практиковать полученные знания, появились первые клиенты.

Помню, что зашла к ней в кабинет чуть ли не с трясущимися руками. Моим первым клиентом была женщина, глава крупного банка. Но всё прошло успешно, эта дама до сих пор берёт у меня консультации. Сознание было затуманено. Сейчас я принимаю клиентов только в онлайне.

Иногда консультации посещают мужья моих клиенток. В основном мои клиенты — это женщины и девушки: от подросткового до пожилого возраста. Но были и такие, кто доверился и теперь консультируется чаще, чем жёны. Мужчины тяжело идут на контакт, относятся к таким встречам с большим недоверием.

И третья группа клиентов — компании из России, Украины и ближнего зарубежья.

Просят узнать, подойдёт ли данный человек на ту или иную должность. Их представители обращаются за помощью в подборе персонала.

«Когда я выйду замуж?» — это главный из вопросов. Как правило, девушек больше всего интересует вопрос о замужестве. За помощью обращаются женщины, у которых не получается забеременеть. Также интересуют вопросы насчёт дат: когда выгодно делать крупные покупки, когда назначать свадьбу, когда отправиться в путешествие.

Например, не говорю о возможных трагических событиях. Я всегда аккуратно даю рекомендации относительно будущего. Так можно отличить профессионала от непрофессионала. Ни в коем случае нельзя запугивать клиента. Также я никогда не соглашусь консультировать клиента, который обратился, чтобы причинить вред кому-то другому.

Некоторые сравнивают астрологов с гадалками. Многие до сих пор с недоверием смотрят на профессию астролога. Но гадалки работают интуитивно, а астрологу больше нужен математический ум и умение анализировать.

Но хочу отметить, что сейчас профессия астролога уже не считается позорной. Я спокойно отношусь к чужому мнению. Всё больше известных людей, политиков, звёзд имеют личных астрологов. Астрологи на хорошем счету.

К тому же я стараюсь это не афишировать и всем подряд не говорю о своей профессии. Я заметила, если человек сам верит в то, чем он занимается, никто не будет пытаться высмеять его или зацепить.

В университете занималась социологическими исследованиями. Я пробовала работать и в более традиционных сферах деятельности: и репетитором английского, и менеджером в оконной компании. Если бы не астрология, даже не представляю, чем бы занималась. Но везде чувствовала себя не на своём месте.

Например, устная консультация по теме совместимости с партнёром стоит 4000 рублей, за полный гороскоп с прогнозом на год я беру 39 тысяч рублей. Я зарабатываю достойно, при том, что консультирую три дня в неделю. Мне хватает на все мои увлечения и потребности.

У некоторых астрологов зарплаты как у популярных Instagram-блогеров. Что касается заработка, скажу так — хороший астролог никогда не будет голодать. Если астрологу хватает только на еду, то это полный дурачок, а не астролог.

Юлия, 28 лет, специалист по выдаче займов в микрофинансовой организации

Работаю здесь четвёртый год. Я окончила экономический факультет и сразу после выпуска устроилась в микрофинансовую компанию.

Чем больше договоров я заключу, тем выше зарплата. В мои обязанности входит встреча клиентов, консультация по продукту компании, оформление займа, а также приём выплат по договору.

Со слов клиента мы заполняем анкету. Для оформления займа нужен только паспорт. Решение о выдаче займа принимает ИТ-система. В анкете обязательно должно быть указано место работы.

Если клиент не успевает заплатить вовремя, то за каждый день просрочки у него начисляется 1,5%, а позже — и неустойка в 0,05% от непогашенной суммы займа. Согласно условиям, клиент должен платить 1,5% от займа в день — 15 рублей с каждой взятой взаймы 1000 рублей. Максимальная сумма займа — до 30 тысяч рублей. Заём выдаётся максимум на 30 дней.

Своей службы взыскания у нас нет. Договоры с просрочкой на 16-й день передаются в коллекторское агентство, которое входит в реестр Федеральной службы судебных приставов.

Наша главная задача — выдать как можно больше займов, а отдаст их клиент или нет, это уже не сильно волнует.

Заём в 30 тысяч рублей для них как спасение. Очень часто займы берут предприниматели, у которых свои продуктовые или вещевые точки на рынке. На эти деньги они покупают товар, а после продажи отдают долг.

Большая часть клиентов приходит к нам снова и снова. Приходят также занять до зарплаты, чтобы заплатить за квартиру, например. Сейчас люди с трудом дают в долг даже маленькие суммы. Нам они объясняют, что не хотят унижаться и просить в долг у знакомых.

Такие тоже заходят. Есть такая категория граждан, для которых пить каждый день — уже стало образом жизни. Главное, чтобы клиент был в состоянии расписаться в договоре. Им также можем выдать заём.

Приходят ругаться родственники должников. Работа бывает нервная, попадаются неадекватные клиенты. На каком основании мы откажем в займе, если паспорт клиента в порядке? Но все их мольбы и уговоры на нас не действуют.

А бывает и специально наговаривают. Иногда эти же родственники закрывают долги за клиентов. Кричит, мол, не давайте больше кредиты моему сыну, он всё проиграет в азартные игры, а долги не отдаст. Например, приходит женщина — мать нашего постоянного клиента. Но мы-то знаем, что этот мужчина оплачивает все займы вовремя.

Чаще всего они приходят с поддельными паспортами — фото переклеили, например. Попадаются и мошенники, но нас учат их распознавать. Иногда, если клиент агрессивный, приходится вызывать охрану. Это сразу видно.

Не понимаю, почему у населения сложилось мнение, что мы занимаемся мошенничеством. Мои близкие нормально относятся к тому, что я работаю в микрофинансовой организации. Договор максимально прозрачный, клиент может сам посчитать, сколько ему предстоит выплатить с учётом процентов. В чём обман?

Татьяна, 39 лет, консультант Herbalife

На тот момент я работала учительницей начальных классов. Я стала консультантом пять лет назад. Была зажатой женщиной с лишним весом и проблемами со здоровьем.

У меня, как и у многих, было резко негативное мнение о компании. На улице меня остановил представитель Herbalife и пригласил в офис познакомиться с продуктами. А затем по настоянию мужа заключила договор и вступила в клуб ЗОЖ компании. Но из любопытства я согласилась. Муж сказал, что ему нужна здоровая, а, главное, счастливая жена.

Я бросила работу педагога и стала работать супервайзером Herbalife, параллельно восстанавливая здоровье. Позднее он уговорил меня уволиться из школы.

Работа учителем в целом негативно отразилась на моём здоровье. Раньше я всю жизнь сидела на разных диетах, но в итоге срывалась, и прежний вес возвращался. Были постоянные сильные головные боли, депрессивные состояния, неконтролируемые страхи, нервные срывы, скачки давления.

Я стала увереннее, избавилась от комплекса неполноценности, который преследовал меня на протяжении работы учителем. Питаясь продуктами Herbalife, я похудела за девять месяцев на 18 килограммов, ушли и другие болезни.

Уговорила отца принимать пищевые добавки. Клиентов искала сначала среди родственников. Его давление и сахар пришли в норму. И впервые за последние 40 лет своей жизни он похудел, избавился от огромного пуза, начал свободно ходить, снова начал сам надевать себе носки и ботинки.

В месяц на это уходит примерно 30 тысяч рублей. Сейчас вся семья — я, муж и трое детей — питается продуктами Herbalife.

Затем я приглашаю человека в наш клуб ЗОЖ, он есть в каждом городе. В поиске клиентов мне помогает интернет. Там проходят тренинги, школы питания, есть группы поддержки, чтобы клиенту было легче адаптироваться к новому образу жизни.

Многие отсеиваются из-за давления родственников и друзей, которые не разобрались в сути и сделали поспешный вывод, почитав отзывы в интернете. Бывает, что человек бросает занятия и питание на полпути, а всем рассказывает, что наша продукция неэффективна.

Раньше расстраивалась, сейчас стараюсь не принимать на свой счёт. Конечно, часто приходится сталкиваться с негативом и скептическими замечаниями в свой адрес. Все люди разные.

Мне и моей семье нужны эти продукты. Главное, что я сама уверена в товаре, который распространяю. Мы перестали ходить по врачам и аптекам, стали лучше выглядеть. Благодаря им меняется качество жизни.

У меня ненормированный рабочий день, но практически ежедневно стараюсь быть в клубе с клиентами и партнёрами и консультировать. Сейчас мой заработок составляет 50–60 тысяч рублей в месяц.

Но одновременно это и плюс. Минус работы в том, что нет начальников, и всю свою работу организовываешь сам. Я сама себе хозяин.

Азиза, 27 лет, хостес в ночных клубах за рубежом

Когда встал вопрос, где получать высшее образование, я выбрала специальность агронома. Я из простой мусульманской семьи. На этот факультет проще всего поступить, а обучение бесплатное.

Я бросила вуз и устроилась официанткой в единственный турецкий ресторан в городе. Через два года я поняла, что ошиблась с выбором специальности, а учёба — бесполезная трата моей жизни.

В том ресторане нас обсчитывали, и когда я начала разбираться, администратор меня уволила. Там подучила язык, что в дальнейшем помогло в работе хостес в Турции.

Я мечтала уехать из своего захолустья. Поиски новой достойной работы затянулись. Наверное, всё это подтолкнуло меня уехать на свой первый контракт хостес или, как ещё говорят, заняться консумацией. К тому же я чувствовала себя чужой в своём городе, в своей стране.

Заказывают им напиток. В социальных сетях я нашла менеджера, которая объяснила принцип работы: в клуб приходят мужчины и для компании выбирают одну или нескольких девушек. Её заработок — это фиксированная ставка, примерно $1000–1500 в зависимости от заведения, и проценты от выпитых напитков. Девушка пьёт напитки, как правило, алкогольные, общается с гостями.

Интуиция почему-то подсказала, что этому человеку можно доверять. Менеджер уверяла, что работа без интима. Свою роль ещё сыграл юношеский максимализм.

По приезду меня заселили в комнату к грузинкам. Первый контракт я отработала в Анкаре. Все девушки выглядели очень дёшево: с нарощенными волосами, в ярких нарядах, с пирсингом. Внутри сильно воняло сигаретами и чем-то тухлым.

Но вечером нас отвезли в клуб, и я успокоилась. Увидев их, я решила, что попала в секс-рабство. Обстановка была приличной: девочки сидели за столиками с мужчинами и общались.

Но чаще всего приходилось сидеть с мужчинами в возрасте. Я надеялась, что буду составлять компанию красивым мужчинам, как из турецкого сериала «Черная любовь».

Стало страшно, я еле сдержала слезы, а потом ночью вволю поревела в подушку. Помню до сих пор то мерзкое ощущение, когда один из стариков положил руку на бедро. Первую неделю я уговаривала себя потерпеть — надо было заработать хотя бы на обратный билет.

Домой я привезла около $3000. Но со временем привыкла, нашла подруг и отработала по контракту четыре месяца. Но деньги быстро закончились: большую часть суммы я потратила на нужды мамы и других родственников. Тогда я была уверена, что больше не соглашусь на такую работу.

За две недели нам заплатили $700. Поэтому через пару месяцев я уехала на тусовку к шейху в Дубай. За месяц–полтора там я заработала от $2500. Следующий контракт был в Иордании. Помимо ставки и процентов, гости оставляли хорошие чаевые.

В Корее работать было тяжелее всего в моральном плане. После Иордании я работала на контрактах в Южной Корее, где также смогла заработать неплохие деньги — $2500–3000 за пару месяцев.

После закрытия клуба были дежурства — девочки оставались мыть основной зал и туалеты. Рабочий день начинался в семь вечера, а заканчивался в семь утра. Они удивлялись, когда узнавали, что эти девочки только для общения и флирта. Клуб находился в портовом городе, туда часто приходили российские моряки снять проститутку. Иногда от них и корейцев приходилось терпеть домогательства.

В клубах Сингапура действует система выкупов. Также у меня был контракт в Сингапуре, но совсем недолгий. А на выкупах понятно, что надо делать. Клиент, посидев с девушкой за столиком, имеет право выкупить её у клуба на всю ночь и забрать из заведения.

Потому что основной контингент в сингапурских клубах — американцы и европейцы. Если ты не соглашаешься, то просто ничего там не заработаешь. Более того, не выполнив норму по напиткам, хостес должна платить штраф клубу. А они просто так за девушкой не ухаживают. В итоге я просто сбежала оттуда.

В Иордании такие клубы незаконны, нам постоянно приходилось прятаться от полиции. За время работы было немало экстремальных ситуаций. В номере у меня начались галлюцинации и сильные панические атаки. Там же один клиент подсыпал мне в напиток какое-то вещество. Если бы не мой ухажёр, который отвёз в больницу, не знаю, чем бы всё закончилось.

Взяла с собой подругу. Один раз я договорилась поужинать с клиентом. Мы стали кричать, ругаться. Но вместо ресторана нас повезли в другой город — из Аммана в Чарджу. Нам пришлось пешком добираться до города. И нас высадили прямо на трассе.

Ну и, конечно, возможность заработать неплохие деньги. Плюс такой работы в том, что она помогла мне повысить самооценку и понять, что я заслуживаю достойного отношения и красивых ухаживаний.

Я осуществила мечту и уехала в Калифорнию на полгода. После контрактов в Азии мне удалось накопить на учёбу в США. Также большие суммы от своего заработка потратила на то, чтобы выплатить кредиты брата.

С другой стороны, я часто винила себя за то, чем занимаюсь, чувствовала себя товаром.

Тогда они обязательно снова придут и позовут за стол. Мне было стыдно и перед собой, и перед клиентами, с которыми нужно вести тонкую игру — не допускать к себе слишком близко, обманывать, что-то постоянно обещать.

У меня два имени. Можно сказать, эти четыре года на контрактах я веду двойную жизнь. Для родителей я послушная дочь, которая работает на ресепшене в пятизвездочном отеле. Одно имя для работы, второе — настоящее.

Ей даже в голову никогда не приходило проверить мои слова. Мама безоговорочно доверяет мне. Со многими старыми знакомыми я прекратила общение, потому что надоело их постоянное любопытство. Для подруг такие же легенды.

Потому что необходимой суммы на поездку пока нет. В конце года я снова планирую посетить США, поэтому раздумываю над тем, чтобы летом отработать ещё один–два контракта.

#мнения

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть