Hi-Tech

Найти нишу между Facebook и Twitter: интервью с основателями Prisma о новом приложении Capture

Алексей Моисеенков и Арам Харди о желании переизобрести общение в сети, эволюции идеи и отношениях с инвесторами.

В закладки

Например, если навести камеру на телевизор, Capture предложит вступить в чат под названием «Что посмотреть?». 16 июля бывшие основатели Prisma Алексей Моисеенков и Арам Харди, а также бывший разработчик «ВКонтакте» Олег Илларионов запустили Capture — групповой мессенджер, который анализирует изображение с камеры и предлагает пользователям обсудить актуальные события.

Сооснователи приложения Алексей Моисеенков и Арам Харди рассказали, как менялась идея Capture, почему они ориентируются на рост аудитории, а не монетизацию, а также как предприниматели искали подходящую нишу среди социальных сервисов.

Расскажите, что такое Capture — интересно, как его воспринимаете вы, основатели.

Capture — это инструмент, который связывает пользователей на основе некоего контекста. Харди: Ох, сложная задача. Условно, если я недавно слушал Linkin Park в Apple Music, то Capture об этом знает и предлагает обсудить группу или новости про неё. И этот контекст может быть чем угодно — от музыки, которую они слушают, до обстоятельств вокруг.

Почему Capture?

Кажется, это нам подходит, так как камера в приложении играет большую роль. Харди: В переводе на английский это «захватывать», capture the world. Думали недолго.

Уходя из Prisma, вы придумали концепцию и ушли или наоборот? Как к вам пришла идея?

Но ты никогда не придумываешь что-то в конкретный момент. Моисеенков: Мы уходили из компании с целью делать Capture. У нас была мысль, которую мы развивали, но конечно, со временем она менялась.

Алексей Моисеенков

Какая концепция была изначально?

Мы устали от b2b-истории в Prisma и хотели создать что-то более амбициозное, перспективное, сложное. Харди: Тяжело сказать, потому что прошёл целый год. Мы решили пойти по такому сложному пути, но это очень драйвово. А тема social очень сложная — тяжело сделать что-то годное, когда на рынке уже есть такие игроки, как Facebook и Twitter.

В целом нам кажется, что мы выбрали правильный путь, просто нужно посмотреть, как люди будут использовать Capture, и дальше подстраиваться. Нам нравится делать b2c-приложение, потому что мы напрямую получаем обратную связь от людей.

Приложение сложное, поэтому мы сами с нетерпением ждём, чтобы посмотреть, как люди будут им пользоваться.

Одной из самых интересных была история про примерочные. Моисеенков: Изначально было много идей. А затем решили не фокусироваться только на примерочных, а расширить идею. Мы подумали, что можно создать приложение, которое помогало бы людям прямо в примерочных обсуждать одежду — соединяло по геолокации, находило людей рядом и позволяло бы загружать фото, чтобы пообщаться, оценить образ человека и так далее.

Есть две идеологии. Если честно сказать, не очень понятно, какой именно из кейсов заработает. Одна из них, которую продвигает Y Combinator, — делать что-то узкое, а потом постепенно расширять.

В этом случае я придерживаюсь другой идеи: создать продукт с максимальной функциональностью, и люди сами найдут ей лучшее применение.

Если есть Facebook и другие социальные сети, как вы искали подходящую нишу?

Ну не для обсуждения видео сделан YouTube. Харди: Вот вышел новый трейлер на YouTube, ты его смотришь и хочешь с кем-то обсудить, а в комментариях какой-то ад. но это сложно — кто-то спит, кто-то просто не отвечает. Далее скидываешь друзьям в Telegram и «ВКонтакте». Идёшь в группы в Facebook и «ВКонтакте», но это всё не то, не здесь и сейчас, не в реальном времени. Какой выход?

У нас достаточно открыть приложение и нажать на предложенный чат — и ты уже внутри и можешь общаться. Мы попытались закрыть эту потребность. У нас нельзя добавить в друзья и вот это всё. При этом мы далеки от социальных сетей и не считаем себя социальной сетью — мы собираем комьюнити по интересам.

Но не у каждого комьюнити есть Discord, а если я фильм или сериал хочу обсудить? Что-то похожее делает Discord — он собирает комьюнити геймеров.

А куда идти? Вот включил я серию «Игры престолов» и хочу в live-режиме его обсудить. Достал Capture, открыл камеру, навёл на сериал — и уже в чате.

Думаешь, если навести камеру на определённый сериал, он распознает его и выдаст нужный чат?

У нас есть обработанные кейсы: распознавание по геопозиции или распознавание обычных вещей — телефон, ноутбук и так далее, а также постеров фильмов. Харди: Я уверен, что так и будет, просто чуть позже.

Но Google тоже не стартовала сразу в таком виде, в котором она есть сейчас. Мы стартуем с малого, глобальная цель сильно больше.

Почему, например, решили, что настройки профиля должны быть именно в правом верхнем углу? Как тестировали приложение?

Массового тестирования мы не проводили. Моисеенков: Тестировали на семье и друзьях, всего Capture отсмотрели примерно 100–200 человек. А об интерфейсных решениях можно много спорить, сделали, как посчитали нужным.

Какие ещё сценарии использования вы предполагаете? Сейчас основной сценарий использования Capture — это общение с людьми по интересам.

Ты можешь предполагать одно, а выйдет абсолютно другое. Харди: Ответа на этот вопрос не знает никто. Мы надеемся, что люди поймут нас правильно — мы развиваемся в контекст.

Я надеюсь, что Capture не ограничится камерой — у нас можно вручную создавать чаты и каналы.

Это как-то повлияло на вас? Недавно Telegram ввёл геочаты, что перекликается с вашей функцией.

Будем честны, Telegram больше peer-to-peer, совсем не про групповые вопросы. Харди: Я пользовался этой функцией в Telegram только один раз. Вот сейчас смотрю, вокруг меня 50 человек и один чат «Движ в Отрадном». Они экспериментируют, и это очень условно. Последнее сообщение было 15 июля, а сегодня уже 16 июля.

Как замечали, каких функций не хватает разным приложениям? На что обращали внимание, когда создавали Capture?

Вот за последние два года Reddit сильно вырос — это не просто так. Харди: Смотрели в целом на тенденцию. Я надеюсь, что Capture закроет потребность людей что-то быстро обсудить. И ты думаешь, рассуждаешь и к чему-то приходишь.

Например, у нас есть платформа для стикеров, реакции, похожие на те, что в Facebook. Мы много чего сделали за последний год, просто не всё попало в первый релиз. Со временем будем тестировать и смотреть, как пойдёт.

Сколько человек работает над приложением?

Периодически мы привлекаем ещё несколько человек на фрилансе. Харди: Около 10, но это в штате.

Как собираетесь монетизировать приложение?

Для меня это важнее, чем мгновенная монетизация и бизнес, поэтому пока не могу дать точного ответа на этот вопрос. Моисеенков: Для любого b2c-приложения важен для начала рост аудитории и её метрики удержания.

Если мы проследим по большому количеству продуктов, например, Snapchat, Facebook, то сначала монетизации не было, а через несколько лет начинаются первые шаги. Я люблю говорить о том, что большинство социальных приложений не сразу находят монетизацию.

На самом деле это не так. Харди: Многие думают, что мы хотим быстрого и яркого успеха, как с Prisma. Мы хотим спокойно и линейно расти. Взрывной рост может нас погубить.

Мы хотим так же — много тестировать, вводить обновления. Если посмотришь на Snapchat или Reddit, то обратишь внимание, что они сначала нашли свою нишу, а потом начали расти. И когда найдём изюминку, уже начнём расти.

Как инвесторы реагируют на отсутствие конкретного плана монетизации?

Культура инвестирования в США и в России сильно отличается. Моисеенков: Разница заключается в культуре. Здесь важно учитывать, что мы социальное приложение. В США я встречаю вопросы про монетизацию, но ни разу не встречал отрицательной реакции, если я не знаю ответ на этот вопрос. Для нас это не критерий принятия решений.

Это исторически культурная особенность нашего рынка. Если говорить про русский рынок, то у нас все думают только о том, как вернуть деньги. Этот опыт сильно отличается. У меня есть опыт общения с русскими людьми и много опыта общения с практическими со всеми фондами из Долины.

Ответ на этот вопрос «не знаю» — нормальный. Нет никакой проблемы поднять денег, если ты с правильным позиционированием, сервисом и на нужном рынке. Никаких проблем с инвесторами у нас не возникало.

Инвесторы смотрят на команду, позиционирование и продукт?

У тебя должен быть некий трек-рекорд — всё, что ты успел сделать до текущего момента, и любой опыт. Моисеенков: Я позиционирую формулу привлечения инвестиций следующим образом. Ты должен быть уверен в том, что ты делаешь, и знать, как ты это делаешь. Второе — у тебя должна быть уверенность в идее и сама идея. Уметь это подавать. Чётко и хорошо рассказывать об этом.

Например, ты пришёл, а у человека болит нога, и он отказал. Дальше нужно всё это умножать на удачу и смотреть, как ляжет карта. Все мелочи влияют. Или наоборот, ты пришёл, а он только что поднял $300 млн на IPO и очень доволен.

Как будете растить аудиторию и на какие рынки нацелены?

Любой человек может скачать приложение, но в первую очередь ориентируемся на рынок США. Харди: Мы не ограничиваем нашу аудиторию. Также постараемся завести на старте русский язык. Медийную и внутреннюю активность будем делать в крупных американских городах: Нью-Йорке, Лос-Анджелесе.

Понятно, что это большое и сложное приложение, но всё равно похоже на мессенджер. Почему решили создать ещё один мессенджер?

Capture не мессенджер. Моисеенков: Я отношусь к этому вопросу как обывательскому. Если так рассуждать, то Avito тоже мессенджер. В любом приложении есть функция «чат», который можно обозвать мессенджером, верно?

Мы не считаем, что то, что содержит элемент сообщений, — мессенджер.

Первый из них — ты лично переписываешься с кем-то один на один. У мессенджера есть несколько больших сценариев. У тебя под контролем возможность найти эту беседу. В большинстве случаев ты знаешь этого человека. В приложениях для знакомств мессенджер тоже один из важных элементов, но никто это не называет мессенджером. Ты можешь её инициировать, а он может согласиться.

Это тоже можно назвать мессенджером. Есть мессенджеры one-to-many, например, Telegram-каналы. Они с тобой никак не взаимодействуют. Это возможность коммуникации, когда ты пишешь, а люди только читают.

Это взаимодействие между многими людьми. Есть many-to-many — групповые чаты. Мы скорее относимся к последней категории.

Мне кажется, что не все люди готовы в реальном мире подходить, знакомиться и выражать своё мнение. Месседжинг — наиболее свободная форма, в которой можно, не раскрывая личных данных, производить коммуникацию.

Мы исследуем историю, как правильно было бы сделать общение групповым по различным темам и мероприятиям, а дальше думать, в какую сторону развивать. У нас немного другой кейс. Мессенджер в том смысле, в котором вопрос был задан, не наш кейс. Пока one-to-one не видится большим кейсом.

Как вы думаете, зачем это нужно? Не могу представить, что я, например, захочу пообщаться с людьми, которые тоже едут в такси.

У всех разный опыт использования приложений. Моисеенков: Это очень субъективное утверждение. Вопрос из разряда «зачем вы делаете что-то, потому что это бесполезно» может идти к любому приложению, которое выстрелило.

«Я не представляю себе кейса, в котором нужно, чтобы сообщения исчезали», — говорили люди. Когда появлялся Snapchat, то все говорили, что это за исчезающие сообщения. Я думаю, что ты сейчас пользуешься ими, а когда оно только появлялось, то критиковала функции. Когда появились «Истории», то все говорили: «Зачем публиковать это, если есть лента, где и так читают». Гипотеза может подтвердится или нет.

Группы в Facebook очень популярны. Мы видим, что паттерны сильно растут. Ты думаешь, зачем заходить, но люди же заходят. Их сильно качают. Например, ты не пользуешься Reddit, а 330 млн человек пользуются.

Почему так? Обратила внимание, что в Capture нельзя удалять сообщения, как в Telegram.

Если мы начнём рассуждать про эту функцию, то продуктово она лежит в странном поле для меня. Моисеенков: Я считаю, что это вообще ненужная функция. Первое, что упоминают, когда говорят об этой функции — приватность. Я не вижу Telegram защищённым мессенджером. Но удаление сообщений всех и вся у друг друга в групповом чате — очень странная история.

Что было для вас самым сложным за год?

Мы не используем готовое решение, а сделали свой мессенджер. Моисеенков: Было сложно написать свой чат. Мы этим гордимся. Он не суперкрутой, но выполняет свои цели и хорошо работает.

Было бы в сто раз проще сделать так: человек наводит камеру на предмет, фотографирует, загружает, и алгоритмы распознают изображение. Второе — нам достаточно сложно было интегрировать камеру в приложение.

Сейчас алгоритмы учатся лучше распознавать предметы с каждым новым использованием Capture. Но мне показалось это не слишком интересным, и я настаивал, чтобы камера распознавала приложение в live-режиме. Но объединить камеру с остальными частями было очень сложно.

#capture

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть