Hi-Tech

«Мы совершенно не знали, куда лезли»: какие уроки усвоил основатель закрывшегося бара для геймеров из Санкт-Петербурга

Монолог основателя бара Respawn Дмитрия Артемьева.

В закладки

Аудио

Он увлекался компьютерными играми и неплохо разбирался в маркетинге — ему казалось, что этого будет достаточно для успеха заведения. Петербуржец Дмитрий Артемьев обратил внимание на популярность баров для игроков в Европе и решил перенести этот формат в Россию.

Мы попросили предпринимателя поделиться своим опытом и рассказать о причинах неудачи проекта, а также об усвоенных уроках. Однако спустя полгода после запуска бар пришлось закрыть с убытками в 1,3 млн рублей.

Идея

Параллельно занимался (и продолжаю заниматься) контекстной рекламой. До открытия бара я зарабатывал тем, что сдавал в аренду помещения. Но я всегда мечтал о своём заведении — представлял, что у меня будет своя кальянная.

Он рассказал, что в Европе существуют бары для геймеров и любителей киберспорта, а в России (и других странах) такой формат развит слабо. Как-то раз мы с другом начали рассуждать: что нужно для открытия своего бара. Мне это показалось интересным — я давно увлекался компьютерными играми и следил за всем, что происходит в этой сфере.

Я предложил эту идею своему бизнес-партнёру Алексею. Запустить бар выгоднее, потому что можно было открыть заведение без лицензии на крепкий алкоголь и затрат на кухню. Мы познакомились с ним несколько лет назад, когда я открывал розничную точку напротив его магазина, тогда и стали дружить.

И если бизнес не «выстрелит», то он не будет требовать вложенные средства обратно. Мы договорились, что он выступит как инвестор, а я займусь всем остальным: поиском помещения, покупкой оборудования, раскруткой.

У партнёра был только 1 млн рублей, но мы всё равно решили не бросать затею. Когда принялись считать, сколько денег потребуется, дошли до суммы в 1,7 млн рублей.

Это довольно распространённый термин в видеоиграх, означает «точку возрождения», то есть момент, когда ты заново появляешься в компьютерной игре. Бар решили назвать Respawn.

Я написал владельцу бара, чтобы расспросить об их опыте. Перед запуском я узнал, что бар с точно таким же названием существует в Киеве. Их бюджет в несколько раз превышал наш. Выяснилось, что киевское заведение — с похожей концепцией, но уровнем повыше.

Открытие бара

Больше всего времени ушло на поиск помещения. С момента рождения идеи до дня открытия бара прошло три месяца. На поиск у нас ушло три месяца. У нас было несколько критериев: центр города, невысокая цена за аренду и не слишком «убитое» состояние.

Это был подвал многоквартирного дома. Помещение находилось в центре, рядом с площадью Восстания. Затем помещение делили парикмахерская и бар. Раньше в нём располагался бар, потом его переоборудовали под байкерский клуб.

На ремонт мы потратили около 100 тысяч рублей. Мы снесли стену, разделяющую бар от салона красоты, сделали косметический ремонт, заменили всю сантехнику и электрику и подготовили пространство под один просторный бар площадью 115 м².

Так как это был бар для геймеров, мы поставили игровые приставки, причём не только современные, но и ретро: вроде Dendy или Sega, стены украсили плакатами с популярными героями видеоигр. Интерьер придумывали на ходу, перед самым открытием. Также установили несколько старых компьютеров, повесили полку с игровыми дисками и старыми игровыми журналами — для атмосферы.

У него горела аренда, и ему требовалось срочно вывезти мебель из помещения. Нам удалось дёшево купить барную стойку, столы, стулья, диваны у предпринимателя, который закрыл свой бар. Он уступил нам всё за 200 тысяч рублей.

В сумме мы потратили на открытие (ремонт, мебель, рекламу, аренду и залог) 900 тысяч рублей. Бар начал работу 28 декабря 2018 года. Покупали всё самое необходимое, а ещё через месяц–два потратили 200 тысяч рублей на дополнительное оборудование: кальяны, новый чайник, микроволновку, насос, посуду, различную утварь для бара и вывески

Ещё до открытия бара я создал страницу заведения во «ВКонтакте», и там довольно быстро собралось дружелюбное сообщество любителей компьютерных игр, которое поддерживало нас во многих вопросах.

Некоторые ребята на добровольных началах помогали в дизайне интерьера перед открытием. Например, многие по своей инициативе приносили нам свои журналы на игровую тематику или другую атрибутику, связанную с видеоиграми. Потому что им нравилась сама идея бара для геймеров.

В группе мы сообщили об открытии бара, и на первую вечеринку к нам пришло около 30 посетителей — все из группы во «ВКонтакте».

Такой лёгкий старт и первая веселая вечеринка вселили уверенность, что и дальше всё будет легко.

Процесс работы

А в пятницу и субботу — до 06:00 утра. По будням мы работали с 18:00 до 00:00 или до 01:00. Также периодически по субботам мы организовывали день настольных игр, а по воскресеньям к нам приходили играть в «Мафию». Тематические мероприятия (например, турниры) проходили по пятницам или субботам.

Они специально шли к нам, чтобы поиграть или поучаствовать в турнире. 80–90% людей, заходивших в бар в день мероприятия, не были случайными посетителями. Людей с улицы практически не было. То есть нашей целевой аудиторией была молодёжь, которая увлекалась компьютерными играми.

Через пару месяцев после открытия бара договорился с ребятами, которые проводили онлайн-трансляции наших турниров во «ВКонтакте», а также вели турнирную таблицу и объявляли победителей. На турниры я сам регистрировал людей.

Мы им — помещение для игры, они нам — посетителей в бар. Для настольных игр мы за дополнительную плату привлекали ведущего, а «Мафию» ребята организовывали бесплатно.

В баре постоянно находились два человека — я и бармен. Как таковой команды у нас не было. В основном это происходило из-за неопытности в подборе персонала и, как следствие, невозможности сразу разобраться в качествах человека. Всего работало два бармена посменно, среди них была постоянная текучка. Случались разные казусы: от профнепригодности до воровства.

Стандартный набор закусок: орешки, сухарики, сухая рыба, чипсы. Ассортимент в баре был скромный: шесть сортов разливного пива и 10–12 видов бутылочного крафтового пива. В дальнейшем мы планировали получить лицензию на крепкий алкоголь, но так и не получили.

Работал за ноутбуком, занимался рекламой и одновременно решал все возникающие вопросы. Первые месяца три я находился в баре ежедневно. В баре постоянно что-то происходило: ломалось оборудование, случались протечки, бывало, что загулявшие гости разбивали посуду или окно. А таких было много.

Доходы и расходы

Какие-то месяцы были плохими, какие-то — очень плохими. За полгода нам так и не удалось выйти даже в ноль. Ежемесячные убытки составляли 30–60 тысяч рублей при выручке 150–200 тысяч рублей.

Нам нужно было зарабатывать от 300 тысяч рублей, чтобы работать хотя бы «в ноль». Такая выручка для бара — это критически мало. Самый провальный месяц оказался в марте 2019 года: мы заработали на 30% меньше, чем в среднем в предыдущие месяцы.

На зарплату двум барменам уходило 50 тысяч рублей. Только на аренду ежемесячно мы тратили около 120 тысяч рублей — с учётом коммунальных платежей. Помимо этого, всегда возникали какие-то непредвиденные расходы: то барную технику приходилось докупать, то игровые приставки, которые периодически выходили из строя.

95% посетителей узнали про нас оттуда. Для продвижения я использовал таргетированную рекламу во «ВКонтакте». Но потом этот канал перестал приносить эффект.

Но нужных результатов это не давало. Мы стали пробовать другие способы продвижения: делали рассылки через Instagram, публиковали своё место на «Яндекс.Картах», в приложении «2ГИС», нанимали промоутеров, сотрудничали для продвижения с организаторами игры «Мафия». Также мы пробовали размещаться на купонных сайтах, что оказалось абсолютно бесполезно.

Попытки спасти ситуацию

Но вот, проходят три месяца, а мы опять закрываем отчётный период с убытками. До открытия я был почти полностью уверен, что мы сразу и легко выйдем «в ноль». Я понял: надо что-то менять.

В этом помог наш бармен Иван, который увлекается музыкой и вхож в музыкальную тусовку Санкт-Петербурга. Помимо турниров и игр я решил ввести в программу вечера живой музыки. Он привлекал знакомых музыкантов.

Но на мой взгляд, ребята играли здорово и внесли свой колорит в атмосферу бара. Так как они играли на любительском уровне, то были рады выступить бесплатно. Но мы на конфликты не шли, всегда по их просьбам сбавляли звук. Правда, на музыку периодически стали жаловаться жильцы дома, так как мы иногда заигрывались до позднего вечера.

Для их приготовления мы купили дополнительное оборудование, в том числе и холодильники с большой морозилкой. Также мы разнообразили меню: добавили тематические горячие закуски из популярных игр, сделали отдельное меню с бургерами.

Я понял, что вне зависимости от наших действий ситуация не сильно меняется. Однако и четвёртый месяц работы бара мы закрыли с убытками — в несколько десятков тысяч рублей. Ещё через месяц эти мысли трансформировались в твёрдое решение. Тогда стали появляться мысли о закрытии бара.

Почему бар оказался убыточным

Возможно, главная ошибка проекта заключалась во мне самом. Я никогда особенно не ходил по барам и не вникал в эту среду. Не смог обеспечить должного сервиса и уровня и создать хорошее заведение. Я зашёл в эту сферу, не изучив её досконально. На мой взгляд, у бара была хорошая упаковка, но слабое содержание, так как я не разбирался в тонкостях индустрии.

Новые клиенты говорили нам, что у нас уютно, здорово. Наверное, поэтому у нас почти не было постоянных гостей, мы жили за счёт новых посетителей. Но обратно почти никто не возвращался. Это подтверждали отзывы в социальных сетях.

Но, с другой стороны, я знаю вполне успешные кальянные, которые находятся далеко от центра. Может, всё дело в узком ассортименте. У них в ассортименте только несколько видов пива, но при этом они коммерчески успешные.

Я думаю, один фактор не особо влияет на успех. Есть винные бутики с двумя–тремя столиками, у которых тоже всё довольно неплохо. Нужно смотреть на совокупность разных элементов.

Общепит — это не моя тема. Понял, что каждый человек должен заниматься тем, что у него получается лучше всего. Или, скорее всего, ещё на этапе работы или обучения я бы понял, насколько далёк от этого, и даже не пытался бы открыть бар. Возможно, если бы до открытия я поработал барменом или выучился на каких-то курсах, результат был бы иным.

Но если бы мы купили всё новое, расходы перевалили бы за 2 млн рублей. Возможно, общепит — это не та сфера, где можно заработать, сэкономив. С другой стороны, я знаю, что существует немало прибыльных заведений, сделанных на коленке с низким бюджетом. Таких средств у нас не было.

Мы полагали, что он будет 600–700 рублей с посетителя, а выходило 300 рублей. Ещё одна ошибка, на мой взгляд, заключалась в том, что при планировании мы ошиблись со средним чеком. Но этого всё равно не хватало для того, чтобы заведение приносило прибыль. После появления в меню горячих закусок средний чек вырос до 400 рублей.

Нужно было сразу использовать разнообразные способы: и таргетинг, и контекстную рекламу, и соцсети, и сайты с афишами. Также не стоило на начальном этапе концентрироваться в продвижении лишь на «ВКонтакте».

Хорошо сделанный бар с такой концепцией приносил бы доход, потому что геймификация, киберспорт и вся игровая компьютерная культура довольно сильно развиты. Я не думаю, что мы сделали ошибку в концепции, так как довольно много людей увлекаются компьютерными играми.

Уроки, которые я вынес

  • И наоборот — в чём твои слабости, где не хватает опыта и знаний. Нужно знать свои сильные и слабые стороны. Важно понимать, в чём ты разбираешься, какими знаниями обладаешь, какие твои сильные стороны. Я разбирался в привлечении людей через интернет, но оказался абсолютным профаном в сфере бара как продукта.

  • Нужна сильная команда. Не стоит делать всё в одиночку, как делал я. Так как я плохо разбирался в построении самой «кухни» бара, стоило взять в команду человека с большим опытом работы в общепите.
  • Не стоит заниматься бизнесом без опыта в этой или похожей сфере. Нужно открывать бар, когда ты понимаешь, что это полностью твоя история. Когда ты уверен, что сможешь дать людям качество: то есть либо много работал в этой сфере, либо прекрасно понимаешь «кухню» изнутри. Сейчас я вижу, что мы совершенно не знали, куда лезли.
  • Удачная локация не гарантирует успех. Месторасположение — это один из ключевых факторов успеха, но в нашем случае и оно не помогло. Я думаю, что качественный бар может успешно существовать и в спальном районе.

Я стал более решительным, уверенным. Конечно, было много моментов за время работы бара, которые повлияли на мою жизнь, сделали меня другим человеком. Это была хорошая школа по решению различных непредвиденных проблем.

После таких отзывов где-то в глубине души у меня возникал порыв продержаться ещё чуть-чуть, дать бару ещё один шанс. Когда мы объявили о закрытии, многие участники группы во «ВКонтакте» расстроились.

Сейчас надо пробовать себя в другом. Но затем я понял, что этот проект — пройденный этап. Если бизнес больше трёх месяцев без прибыли или в минусе, не стоит продолжать. Позитивной динамики не предвиделось, да и мотивации работать в минус абсолютно не было. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на страдания.

#бары

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть