Hi-Tech

Кто одевает Mail.ru Group, Viber и Wargaming.net: история Николая Белана и компании Niko Firm

Белорусский предприниматель запустил производство корпоративной одежды для ИТ-компаний и за четыре года вышел на оборот в $1,6 млн.

В закладки

Николай Белан

Первые шаги

В детстве Николай Белан много путешествовал: его отец работал в российской компании «Моссиб», которая строила посольства России по всему миру, и брал сына с собой в командировки.

Он выбрал специальность менеджера по недвижимости, но быстро в ней разочаровался и перевёлся на заочное отделение. В первый класс Белан пошёл в Мозамбике, несколько лет провёл в Италии, но поступать в вуз вернулся в Белоруссию в 2008 году.

Белан стал искать поставщиков и клиентов, а заодно посещал текстильные выставки в разных странах. Тогда он начал помогать маме в бизнесе — ещё с 1990-х годов она руководила швейным производством «Наша марка», которое выпускало бельё и спецодежду.

Белан видел, что в этом сегменте для покупателей низкая цена важнее, чем качество, а ему было интересно выйти на b2c-рынок, где аудитория более требовательная. «Наша марка» работала в основном с государством — например, шила постельное бельё и шторы для детских садов.

Тем не менее у Белана остались контакты поставщиков тканей и фурнитуры — они пригодились ему позже, когда он решил открыть своё дело. Он предложил маме развить направление интерьерного текстиля: выпускать шторы, подушки и покрывала, но они не хотели менять прежний порядок вещей.

Отец уволился с прежней работы и предложил Белану возглавить «Нашу марку», пообещав помощь. В 2012 году Белан потерял мать.

В начале 2015 года Белан передал управление фабрикой отцу, взяв полугодовой перерыв, и отправился в путешествие по Европе и Израилю. Они не сработались и часто ругались.

Общие знакомые посоветовали ему обратиться к Николаю Белану: они знали, что он связан с текстильным производством, но в детали не вдавались. Одновременно руководителю закупок Wargaming.net срочно потребовались 150 брендированных толстовок для сотрудников.

Но толстовки, шторы — это ведь одно и то же», — смеётся Белан. «У меня был опыт, хотя толстовками до этого не особо занимался.

Он получил предоплату и на эти деньги купил 225 метров футера (ткань из хлопка — vc.ru) по $10 за метр, а также фурнитуру — нитки и молнии.

Но выбор подкреплялся тем, что на материал хорошо ложилась печать, а изделие не скатывалось и держало форму. По словам Белана, ткань была на 20% дороже, чем та, которую для корпоративной одежды обычно использовали другие компании.

Толстовки для Wargaming.net, сшитые Беланом

На заказе в 150 толстовок предприниматель заработал около $450. Предприниматель отшил толстовки на отцовской фабрике — с отсрочкой платежа, а логотипы Wargaming.net за $500 нанесли его знакомые, занимавшиеся печатью на текстиле.

Это уже на уровне ДНК. Отчасти мне хотелось продолжать работать с текстилем, чтобы сохранить память о матери, отчасти потому, что мне самому нравилось.

Николай Белан

Компании понравилось качество одежды, и благодаря сарафанному радио к предпринимателю стали обращаться и другие корпоративные клиенты из ИТ-сферы. Прежде чем он отшил первый заказ, Wargaming.net заказала партию футболок.

Поэтому я сразу понял, что это тот вектор, в котором хочу работать». Белан радовался, что они тоже обратили внимание на то, как сшита одежда и как она сидит: «В этой сфере ценят твой труд, благодарят за него.

Первые вложения в бизнес

В мае 2016 года, когда заказы стали регулярными, предприниматель зарегистрировал название Niko Firm.

У предпринимателя осталось несколько важных клиентов, которых он не хотел подвести. Осенью того же года отец Белана отказался брать заказы от сына. И хотя в то время он копил на новую машину, деньги пришлось потратить на собственный швейный цех.

Отец согласился сдать ему в аренду одно из пустовавших помещений на «Нашей марке» — при условии, что Белан будет сам платить за коммунальные услуги своего участка.

На швейный цех потратили около $24 тысяч: на оборудование ушло $15 тысяч, на ремонт, разводку электросетей, мебель, бытовую технику для сотрудников ещё $9 тысяч.

Каждый из сотрудников мог ответить клиенту, договориться о заказе материалов у поставщиков или заняться упаковкой товара. Команда Niko Firm тогда состояла из четырёх человек, включая самого предпринимателя. Вместе с цехом появились ещё пять швей, которых Белан переманил с другого предприятия, технолог и закройщик.

Иногда были такие большие объёмы, что даже со своим швейным цехом мы не справлялись. У нас сразу была политика: если мы взяли партнёрство, мы сделаем заказ в нужный срок. Тогда мы вновь подключали соседние фабрики.

Николай Белан

Для курьеров сервиса доставки Niko Firm сшила 3000–4000 тысячи курток и около 10 тысяч рубашек-поло. В ноябре 2016 года компания начала сотрудничать Delivery Club, подразделением Mail.ru Group. Стоимость заказа предприниматель не называет, ссылаясь на соглашение о неразглашении.

Однако предприниматель видел слабое место — печать на ткани компания по-прежнему заказывала у подрядчиков. Объём заказов рос: к концу того же года предприятие выпускало 200 футболок или около 60 толстовок в день.

И хотя те, по его словам, «работали отлично», Белана беспокоило, что в случае форс-мажора или неожиданного заказа они могут сорвать сроки, а Niko Firm подведёт клиентов.

— Сторонние подрядчики, те же печатники, не давали контролировать и закладывать свободные ресурсы». «Если вдруг кто-то из наших клиентов забыл, что через неделю корпоратив, и срочно нужна 1000 футболок, мы должны сделать это, не подвести, — рассказывает Белан.

Ситуацию осложняло то, что он и его команда занимались именно шитьём, у них было недостаточно опыта в печатном деле. Тогда предприниматель решил открыть собственный печатный цех и начал искать оборудование. Перед Беланом стояла непростая задача — найти деньги на новое оборудование и не потерять в качестве, которое раньше обеспечивали сторонние подрядчики.

Видимо, компания, которой он принадлежал, обанкротилась. И тут в Десногорске выставили на продажу один из лучших печатных цехов в России. Я тут же сдал машину в ломбард и поехал в Россию оставлять аванс.

Николай Белан

Новый комплект обошёлся бы компании в $250 тысяч, а Белана появилась возможность купить его за $125 тысяч. Предприниматель торопился, потому что речь шла об оборудовании, которое наносило рисунок на ткань по методу шелкографии.

Некоторые компании наносят изображение с помощью красок на основе пластизоля, специального полимерного материала. Способы печати на ткани обычно делятся на два вида. Но если по такому изображению провести, например, утюгом, картинка “поплывёт”», — отмечает предприниматель. «Это дешевле и проще.

Процесс трудоёмкий: только подготовка к печати состоит из 15 этапов, поясняет Белан. Второй способ — шелкография, при которой водные краски разных оттенков продавливаются на ткань через трафарет.

Для исполнения каждого этапа есть сотня вариантов, и собрать воедино итоговую картинку можно по-разному, поэтому я отношу шелкографию к искусству. «Подготовить раму, натянуть футболку, смешать краски, подобрать материалы. Сами краски долго сохнут и требуют определённой влажности в помещении», — отмечает Белан.

Изображение, напечатанное методом шелкографии, дольше держится на ткани и не выцветает со временем.

Niko Firm одновременно закупала материалы, выполняла заказы и платила за оборудование. На оплату оборудования сразу денег не хватало, и предприниматель договорился об оплате по частям в течение полугода.

Деньги поступят лишь через несколько месяцев, а делать заказ уже надо. У нас висел большой заказ для Wargaming.net, за который компания не оставила предоплату. Приходилось экономить и работать ночами.

Николай Белан

Тем не менее Niko Firm выкупила печатный цех, перевезя его в Минск на Октябрьскую улицу, творческий кластер города, и позвала российских техников помочь с настройкой оборудования.

Испорченные футболки компания отдавала в детские дома. В первые полгода Белан с коллегами испортили сотни футболок, добиваясь нужного качества печати.

Когда купили цех, 2000 принтов. Предприниматель вспоминает: «Раньше мы могли печатать до 400–500 принтов в день. Когда привезли оборудование, то, сами того не зная, стали самыми крупными печатниками в Минске». Сейчас производительность доходит до 5000 принтов.

По мнению Николая Белана, печатный цех позволил компании наладить качественный сервис — чёткое соблюдение сроков и производство больших объёмов — и контролировать качество продукта.

Борьба за производительность

В середине 2017 года Niko Firm приобрела четыре вышивальные машины на 16 цветов американской фирмы Melco за $55 тысяч.

По словам предпринимателя, отдельные траты в сфере текстиля — программное обеспечение для оборудования.

Когда машин несколько, приходится покупать программу за $3000–4000 — чтобы станки работали в связке и оператор управлял ими с одного компьютера. Для работы одной вышивальной машины Melco нужно отдельно купить программу за $2000.

Это просто активация, оборудование то же самое. «Мы как-то хотели купить американский принтер за $10 тысяч, но, чтобы он печатал на чёрных майках, нужно доплатить ещё $4500. Программы могут стоить столько же, сколько само оборудование», — рассказывает Белан. Всё ПО, используемое в нашей сфере, очень дорогое.

На этом уровне ей, утверждает Белан, для увеличения производительности на 2–3% нужно было в $20 тысяч. К концу 2017-го в Niko Firm работали уже 50 человек, и предприятие в день производило 500 футболок или 150 толстовок. В самом начале производительность компании росла на 300% на каждые потраченные $10 тысяч, припоминает предприниматель.

Есть функция, убирающая ниточку. Японская швейная машинка в базовой комплектации, например Juki, стоит около $400. Машинка с такой функцией стоит уже $1200. Она увеличивает скорость швеи на 10–15%. Чем дальше заходишь, тем сложнее и дороже увеличить точечную эффективность. Добавить, условно, поднимаемую лапку — уже 2000$.

Николай Белан

Например, компания купила три швейные машинки с имитацией ручного шва, потратив около $12 500. Иногда предприниматель вкладывался в оборудование, которое простаивает. Клиентам такой вариант оформления не подошёл, и машинки по-прежнему стоят без дела.

К этому времени у компании было пять крупных клиентов из России и 35 — из Белоруссии. В декабре 2017 года Niko Firm открыла представительство в России — чтобы упростить документооборот с клиентами.

Здесь же майками занимаются офис- или HR-менеджеры». По мнению Белана, в России культура маркетинга зачастую развита лучше, чем в Белоруссии: «Например, приезжаешь в Rambler Group и разговариваешь с высокопоставленным руководителем или даже генеральным директором.

Однако в Белоруссии проще получать консультацию в государственных органах или решить какую-то проблему. Законодательство же в России и Белорусии по части бизнеса, по мнению предпринимателя, отличается не сильно.

Предприниматель и его коллеги потратили неделю на звонки, пытаясь получить ответ и объяснение. Однажды у Niko Firm заблокировали платёж в России от «Альфа-банка». Решить проблему удалось, когда их знакомый директор «Альфа-банка» из Минска позвонил в Россию.

Хотя, конечно, тут речь о том, что один район Москвы больше, всего Минска, например», — комментирует Николай Белан. «В Белоруссии люди больше тебя слышат.

Новый дом

К 2018 году производство Niko Firm перестало помещаться на арендованных площадях, и Белан задумался о покупке собственной недвижимости.

Покупка обошлась примерно в $530 тысяч. К марту того же года компания переехала в своё здание площадью 850 м² на окраине Минска. Сейчас там работают швейный отдел и административная часть офиса. Со временем площадь расширили до 900 м².

«У нас фонтаны перед зданием, арки. По словам Николая Белана, уже больше года ремонтом здания и его территорией занимаются четыре человека. Прошлые хозяева его немного запустили, поэтому приходится до сих пор вкладываться в оживление», — рассказывает Белан.

Цена за квадратный метр составляет около $3. Дополнительно компания арендует место под печатный цех площадью 400 м² и склады. Всего Niko Firm занимает около 1500 м².

Хочется, чтобы было как дома и для сотрудников, и для клиентов», — замечает предприниматель. «Раз мы творческое предприятие, нам нужно создать вокруг себя какую-то подходящую ауру.

За пять лет ушло не более 15 постоянных сотрудников. По его мнению, у Niko Firm небольшая текучка кадров. Сейчас в компании работает 90 человек.

Обычно люди просто не проходят испытательный срок. Я никогда не увольнял так: «Всё, ты уволен». Не было конфликтов, никто не говорил: «Забираю свой кактус и ухожу».

Николай Белан

Из трёх приходящих на испытательный срок остаётся одна. Сложнее всего компании находить швей, сетует Белан. Поэтому важно, чтобы команда приняла новую коллегу. Швеи работают в потоке — одно изделие шьют восемь человек. Испытательный срок длится два-три месяца, но подходит человек или нет, замечает руководитель Niko Firm, обычно видно уже через месяц.

Но сейчас зарплаты швей растут, поэтому в перспективе это может вновь привлечь молодых ребят. Во-первых, молодёжь не очень хочет идти на рабочие специальности. У нас начали вводить в университетах специальности вроде швеи-бухгалтера или швеи-экономиста. Во-вторых, так как люди не идут учиться на швей, качество образования тоже снизилось. Выходит, что у тебя экономика, но ты ещё и немного швеёй можешь быть.

Николай Белан

За них сотрудникам доплачивают. Иногда в компании случаются переработки. Если приходится работать в ночь, руководство привозит сотрудникам кофе и еду.

У нас люди всё откладывают, остаются. «Я много раз сталкивался с госпредприятиями или той же “Нашей маркой“, где люди даже за дополнительную оплату не выходили. Отдельная гордость за такую команду», — считает предприниматель.

Раньше он мог сорваться, накричать, хотя никогда не позволял себе подобное поведение по отношению к швеям. Белан заметил, что за всё время работы он стал более спокойным руководителем. Чаще всего недовольство направлялось на руководителей.

Он отказался от алкоголя и пьёт китайский чай, который, по его словам, помогает собраться с мыслями и успокоить нервы. Сейчас же предприниматель старается рационально подходить к решениям проблем.

Деньги не считали, хотя старались вкладывать в дело. Долгое время Белан управлял Niko Firm интуитивно.

Наверное, я впитал что-то от родителей, их разных стилей управления, поэтому Niko Firm не просела и не ушла в минус. Я всю жизнь в швейном бизнесе. У меня нет MBA, но в прошлом году аудиторско-консалтинговая компания Ernst & Young номинировала меня на премию «Предприниматель года».

Николай Белан

Прибыль предприниматель не раскрывает. По итогам 2018-го выручка компании составляет около $1,6 млн. В 2019-м компания удвоила объём производства: год назад производила 500 футболок или 150 толстовок в день, а сейчас — 1000 и 300 соответственно.

Цена зависит не от срочности заказа, но от объёма, повышаясь на 10–15%. Оптовая цена одной футболки — $10, толстовки с молнией, печатью и вышивкой — от $38 до $46. Наценка компании за производство — около 20–30%.

По словам Белана, у Niko Firm высокая себестоимость товара, поскольку компания изначально делала ставку на качество, которое зависит не только от оборудования, но и от исходных материалов: тканей, ниток, фурнитуры.

Сейчас компания продолжает расти, и предприниматель ищет финансового директора: он чувствует, что рядом нужен специалист, который возьмёт на себя контроль и распределение финансов.

Например, не хватает оборотки на закупку каких-то материалов, потому что где-то заработали чуть меньше, а потратили, например, на новое оборудование или ремонт. Начинают появляться кассовые разрывы. Но чем компания больше, тем больше суммы. Пока что эти разрывы не критичны — до $75–150 тысяч. Например, люди не получат зарплату. Это становится опаснее и может привести к серьёзным последствиям. Не хочется этого.

Николай Белан

#белоруссия #швейноедело

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть