Хабрахабр

Космические снимки, авиаспорт, доставка кофе — как совмещать любовь к небу с IT

TraceAir разрабатывает сервис для больших строек, ведет съемку с беспилотников, делает фотограмметрическую модель ландшафта и с помощью аналитических алгоритмов помогает и советует, как строить лучше. В конце сентября Дмитрий Королёв — один из основателей компании TraceAir — прилетел из Сан Франциско в Москву на ежеквартальный сбор раскиданной между городами и странами команды. Среди проектов — многомиллиардные нефтеперерабатывающие заводы и целые жилые кварталы в Кремниевой Долине.

Большая стройка, бизнес в Америке, аналитика и инженерия — «наверное, серьезные дяди», думаю. Мы договорились о встрече, и я, признаюсь, занервничал. И встречать меня там будет киношный босс в костюме за 4 тысячи долларов, сурово и целеустремленно глядящий на муравейник под ногами. Представил, что приду в офис на вершине бизнес-многоэтажки, с панорамными окнами в пол, длинным столом для совещаний в середине.

Впервые в жизни все поутюжил с утра. Чтобы как-то соответствовать, откопал в шкафу старые брюки со свадьбы, кожаные ботинки, рубашку поприличнее. Пришел по адресу и увидел, что ожидал — улица с высоченными отелями, на территорию один за другим заезжают черные мерседесы, у шлагбаумов жмутся от холода мужики в бушлатах.

И я не уверен, что был готов к такому уровню.
Среди шика и блеска, когда я наконец, нашел нужный корпус, дверь мне открыл худощавый парень с волосами ниже ушей, тапками на босу ногу, спортивных штанах, пуховой жилетке и большими наушниками вокруг шеи.
— Привет, я Дима.

На столе недоеденные закуски, под столом наспех заныканные пивные банки. Он провел меня в уютный домик, заваленный следами недавней вечеринки. Диваны, кресла, игрушки, расклеенные кругом фотки, живой бардак — ни следа корпоративной строгости. Вверху полка с крепким алкоголем — такие обычно выставляют для красоты, и только на самых диких тусовках, глубокой ночью, начинают откупоривать бутылки одну за одной.

Первым делом хотелось спросить, не найдется ли у них шмоток поудобнее. И вот я стою, среди обычных пацанов-айтишников, наряженный как франт. Но нам и так было, что обсудить.

Еще он профессиональный парапланерист. Дима, как оказалось, бывший физфаковец, один из тех пацанов, которые отправляли письма в журнал Хакер, чтобы собрать команду взломщиков. Но путь к стройке было долгим, он прошел через бум дронов, когда казалось, что беспилотники-курьеры заполонят все воздушное пространство столиц. Любовь к ИТ и небу привела его к воздушным съемкам и сложным инженерным сервисам.

Поэтому мне показалось правильным разбить наш разговор на две статьи.
Я спрашивал Диму о дронах, он рассказывал охотно, но, как оказалось, стройкой он болен гораздо сильнее.

В этой — как дроны пытались разносить кофе по паркам.
Во второй — как самосвалы месят грунт под присмотром анализирующих беспилотников.

— Я активно летал на параплане, участвовал в соревнованиях. И после физфака стал думать, как совместить параплан и ИТ. Друг познакомил меня с компанией СКАНЭКС, которая занималась обработкой космических снимков. Я собрал команду и начал делать для них всякие штуки: контроль незаконных рубок на основе снимков, файервизор — по анализу ИК-изображения подсвечивали, где какие пожары.

Мы летаем, и люди вообще не понимают, как мы соревнуемся. Потом мы поняли, что в нашем парапланеризме не хватает визуализации.

— Я вот уже не очень понимаю как.

Ты взлетаешь, летишь условные 100 км. Это как ралли — у тебя есть маршрут, где надо взять несколько контрольных точек. Перелетаешь от одного к другому, пока не доберешься до финиша. Мотора нет, и приходится искать восходящие потоки воздуха. Кто первый, тот молодец.

Парапланы взлетели, улетели и всё — тишина. Но эта гонка идёт в воздухе, и никто с земли ее не понимает. Каждому дать GSM-GPS трекер и в вебе транслировать картинку. А мы хотели все это визуализировать. Тогда ещё только появлялись разные трёхмерные движки, и мы визуализировали все в 3D и 2D.

Единственная проблема — оказалась там нет денег. Сервис достаточно хорошо взлетел, использовался в куче соревнований, и он до сих пор живой. Это не теннис. Авиационный спорт — это маленькая тусовочка больных небом, но бабло они тратить не хотят.

— Хотя не звучит как спорт для бедных.

Но сервис для него точно не тянет на венчурную историю. Ну это и правда спорт не для бедных. Понятно, что это был первый стартап, на котором мы набивали шишки. А мы хотели сделать спортивный трекер вообще для всего. Зато тогда сформировалась команда, часть которой сейчас в TraceAir.

И в этот момент начался бум дронов. Хотелось остаться и в авиации, и в ИТ. Запилили вообще всё — свои дроны, которые автоматически летают, управляются через интернет, автоматически садятся на посадочные станции.
Я решил в одиночку попробовать сделать сервис доставки на дронах.

Перед тем, как начать, Дмитрий с командой написали симуляцию доставки грузов роем дронов по всей Москве.

— Это было до Амазона?

А мы уже думали, как сделать беспроводные станции зарядки, посчитали, что Москву можно покрыть сорока станциями, прикинули, откуда будут заказы. Amazon тогда только объявила об этом. Бариста ставит на дрон стаканчик, в мобильнике нажимает кнопку, дрон улетает сам на точку заказа, приземляется — там чувак забирает свой кофе и через мобильник отправляет дрон обратно к баристе. Запустили пилотный проект в Парке Горького — попытались сделать доставку кофе.

Якобы они анализируют толпу, видят, что ты сонный, и начинают приставать к тебе с кофе. — Я буквально месяц назад читал, что IBM запатентовала технологию распознавания эмоций на дронах для доставки кофе.

Вообще все эти истории с патентами — только для смеха. — Да, да, мы очень поржали над этим. Мы все больше углублялись в какие-то выдуманные технологические проблемы, и никак не касались бизнеса. А тогда шел 2014 год, ещё никаких проблем с полётами не было — летай не хочу, всем по фигу. Например, Саша Соловьев пришел к нам из Апланы когда узнал, что надо прописывать автоматическую посадку для дронов. Это был как будто кружок авиамоделизма, и разработчики шли к нам, чтобы поработать для души.

Ее возглавляла Маша Хохлова — сейчас она head of product в TraceAir — так вот, она настоящий физик и помимо лазерной физики, занималась, например, разработкой научного софта для университета в Сиэтле, для Стэнфорда. Нас в это время кормила другая наша команда, которая занималась аутсорсной разработкой. В итоге мы продолбали на эти технологические игрушки все бабло. Но я постоянно дергал Машу, чтобы она дала нам свободных программистов.

Посчитали, сколько будет стоить расширение доставки, и владелец кофейни такой «Знаете, останусь-ка я с обычными курьерами». Владелец кофейни сказал, давайте поставим ещё станцию на Воробьевых Горах. Так все и остановилось.

— Как думаешь, если бы он дал вам любые деньги на разработку — вы бы вывезли?

Всё до первых отрубленных пальцев. Проблема с дронами больше технологическая чем бизнесовая. Вдруг ребёнок к нему потянется, собака подбежит, погода испортится, сядет батарейка. Надо продумать, как дрон будет безопасно садиться, безопасно взлетать. В Америке намного проще, там дроны хотя бы могут на лужайку перед домом доставлять вещи. Особенно эти проблемы роляют в городской среде.

Он как раз занимался историей с доставкой. Смешно было, когда в 2016 году я на Гавайях познакомился с чуваком из Амазона. Я рассказал, как делали мы, и он такой — «круто». Мы очень хорошо поболтали. Он мне: «даже не спрашивай». А потом я спросил, как у них дела с доставкой. Говорит, море проблем везде — с контролем, с батарейками, со стабильностью системы в целом.

Требуется серьезный прорыв в энергетике, чтобы были приличные результаты. — Я слышал, что дроны сейчас уперлись в потолок из-за батареек.

Можно извращаться, ставить больше батареек, но тогда увеличится вес, и всё сойдет на нет. Да, обычные литий-ионные и литий-полимерные батареи — это только полчаса пролетать. Батареи типа литий-воздух, конечно, помогут, но когда это будет — непонятно.

Но они требует большей массы, более сложной эксплуатации, более дорогой перезарядки. Другой вариант — это всякие топливные элементы на водороде и прочем, которые сейчас вроде бы хорошо развиваются. С другой стороны, если ты настроишь много станций, между которыми дрон сможет прыгать на обычной батарейке — это тоже будет нормально.
Зато дольше летают.

Топливные элементы литий-воздух

Литий-воздушные источники тока — одни из самых перспективных кандидатов на замену классическим литий-ионным батареям. Они образуют пероксид лития и теоретически могут давать удельную энергию в 40 мегаджоулей на килограмм. Пока это самый большой показатель из всех — он в пять раз больше, чем у литий-ионных.

Реально работающего образца, который можно применять на практике, пока нет. Проблема в том, что это только в теории. Литий-воздушные элементы не могут работать в нашей атмосфере из-за ее химического состава.

Сейчас исследователи ищут способ оградить систему от влияния атмосферы, подбирая различные элементы для катодов и анодов. Попадание азота и углекислого газа в систему делает ее взрывоопасной, плюс работоспособность батареи теряется за 10-20 циклов перезарядки.

Один из опытных образцов, разработанный в Университете Иллинойса выдерживает 700 циклов без значительной потери емкости, но это пока не дотягивает до показателей литий-ионных батарей.

На самом деле здесь комплекс проблем — безопасность, навигация, масса всего. Должна быть нормальная связка систем для контроля полетов. Условно, ты основал стартап, и я основал стартап, и мы оба летаем в Парке Горького. Рано или поздно наши дроны столкнутся.

А следующим шагом потребуется контролировать все воздушное пространство общего назначения. Пока мы не придумаем какую-то систему, где все дроны друг друга видят и сами меняют маршруты — так и будет. Видят друг друга и расходится по своим правилам — левыми бортами, у тихоходных приоритет и так далее. В низколетающем пилотируемом транспорте — планеры, вертолеты и тд — все летают по Visual Flight Rules.

Поэтому технологических проблем хватает. Но если ты не видишь дрона онлайн, или дрон не видит кого-то онлайн — рано или поздно будет столкновение. До доставки дронов ещё лет пять минимум.

Не слишком оптимистично?

А уже четыре прошло. Ну да, когда мы 2014-м начинали, мы тоже говорили, что лет пять. В общем, мало того, что мы продолбали тогда все бабло, еще и рублик… упал.

Но народ сказал сразу — сами дроны уже всех задолбали, надо делать сервисы для дронов. На оставшиеся деньги мы решили поехать в Долину и поизучать, как с дронами там. Что-нибудь серьезное — для сельхозки или стройки.

Что будет дальше

Вся вторая часть статьи, над которой я пока работаю, будет про большую стройку, несмотря на большие деньги, застрявшую в 80-х и почти нетронутую ИТ-сферой.

Пока я вырвал из огромного интервью несколько цитат, и собрал из них провокационный тизер:

Тебе не скучно теперь заниматься стройкой?

Стройка — это самая охеренная и романтическая вещь, которая только может быть.

А мы говорим, «идите на хер, у нас софт». Инженеры нам говорят, «ребята, похоже это лицензируемая деятельность». Калифорнийские инженеры гонят на нас бочку. Ну и начинается что-то серьезное.

Все эти геологические штуки должны знать ваши разработчики?

Что им менеджер сказал, то и делают. Разработчики привыкли, что они вообще ничего не знают.

Когда UX-ер видит, как на маленьком ноутбуке с пыльным тачпадом используют его интерфейс, он такой: «что я б**** наделал!»

Как они ездят в более плотном грунте, как в разрыхленным — всё учитывается. Мы засовывали GPS трекеры в реальные скреперы и смотрели, как они ездят, чтобы подстраивать в нашу модель реальные характеристики.

Вы выбрали стройку, потому что в ней были деньги?

— А поднимите так, чтобы подрядчик больше денег дал.
— Чуваки, вы что — долбанулись?

Если ты стартап, и никто тебя не судил — скорее всего ты не делаешь никакой революции в своей области.

Когда этот п**** случился, мы ещё как пострадали. Отдельный привет Роскомнадзору. Хотелось прийти и всех… огнём и мечом!

Доделаю и выложу на следующей неделе, не уходите далеко.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть