Хабрахабр

Корпоративный туалет

Сергей понуро брел по коридорам вслед за главным инженером. Тот что-то рассказывал, показывал пальцем то на одну дверь, то на другую, объяснял, какие замечательные люди там трудятся, какие шедевры создают в разных областях. Поначалу Сергею было интересно, он шел рядом, вежливо слушал, послушно поворачивал голову вслед за указующим пальцем, но очень быстро устал.

Всегда, на всех предприятиях, на каждом сайте и собеседовании он слышал одно и то же. Сильно выматывал диссонанс. А потом, как приглядишься, или поработаешь с ними, то оказывается… Что там конкретно оказывается, не так уж и важно. Мы молодцы, у нас команда, мы создаем шедевры, наши планы по развитию о-го-го, и ничто не сможет нас остановить! Но оказывается обязательно.

Решив, что больше это слушать невозможно, и срочно нужен перерыв, Сергей резко остановился.

– громко сказал он. — Погодите! — Где у вас тут… Ну это… Ежикам позвонить можно?

Главный инженер остановился, обернулся и уставился на Сергея непонимающим взглядом.

— Что, простите?

Посылку отправить. — Ну ежикам позвонить. — Туалет у вас где? — с тупой улыбкой продолжал Сергей, но, видя, что понимания нет, прекратил использовать метафоры.

— Идемте, я покажу. — А… — главный инженер как будто испытал облегчение.

Дальше Сергей догадался по традиционным рисункам, обозначающим разницу полов. Дойдя до ближайшего поворота, главный инженер свернул направо – там оказался короткий коридорчик, с двумя дверьми, слева и справа.

— показал рукой главный инженер. — Столовая дальше по коридору. Я у входа подожду вас. — Идите прямо, не ошибетесь.

— ответил Сергей и решительно двинул в туалет. — Хорошо.

Площадью метров пятьдесят, шесть кабинок, столько же умывальников, четыре сушки, два диспенсера с бумажными полотенцами. Комната для раздумий оказалась великолепной. На полу – нескользкий кафель, или керамогранит – Сергей плохо разбирался, но ходить по такому полу было приятно, и о безопасности после уборки строители явно подумали.

Сергей сначала подошел к умывальникам, немного посмотрел в зеркало – оно оказалось идеально чистым, ни одного пятнышка найти не удалось. Все кабинки были пусты, двери чуть приоткрыты. Достал смартфон, и принялся бесцельно шариться по интернету. Наконец, ему надоело строить из себя ревизорро, и он решительно направился к крайней кабинке, расположенной у стены.
Так как никаких планов по поводу прямого назначения туалета у Сергея не было, он просто опустил крышку унитаза и уселся на нее сверху. В мессенджерах – тоже пусто. Проверил почту – ничего, кроме рекламы. Начал читать новости.

Сергея захлестнула смесь разнообразных чувств – от стыда до раздражения. Внезапно донесся звук открывающейся двери – кто-то вошел в туалет. Сам не зная почему, Сергей поднял ноги так, чтобы их не было видно. Он за несколько лет привык к туалету в Кубе, там двери были сплошными, от пола до потолка, а здесь – стандартные кабинки, с огромным вырезом в нижней части. Одну поставил на держатель туалетной бумаги, другую положил на дверную ручку.

– донесся знакомый голос. — Никого нет?

– ответил незнакомый. — Да вроде никого.

— Сергей уже понял, кто говорит – давешний коммерческий директор. — Проверь. — Не хватало, чтобы кто-то подслушал.

Они то останавливались, то возобновлялись. Раздались шаги. Его кабинка была последней. Сергей понял – человек шел вдоль ряда кабинок и у каждой останавливался. Сергей затаил дыхание и замер.

Снизу виднелись два ярко начищенных штиблета. Ручка на миллиметр повернулась, дверь дернулась, но выдержала. Сергей догадался, что человек очень низко наклонился и разглядывает унитаз – ничего другого увидеть бы не удалось.
Через несколько секунд тень вернулась в исходное состояние, дверь еще раз дернулась и послышались удаляющиеся шаги. Послышалось шумное дыхание, вздох, и тень под дверью стала расползаться.

– сказал незнакомый голос. — Вроде никого. — Че там случилось-то?

– ответил коммерческий. — Да я сам пока не понял. Приехал какой-то обрубок, черт знает откуда. — Короче. Его собеседовали на должность ИТ-директора, но он отказался.

— В смысле отказался?

Зашел и заявил, что передумал и не будет у нас работать. — В прямом. Упомянул тебя. А потом понес какую-то чушь о том, что у нас менеджеров по продажам слишком много.

– незнакомый голос явно удивился. — Меня?

Говорил, что заходил к вам, и ты ему, как на духу, выложил всю свою работу. — Тебя.

— Да я…

Сегодня кто-нибудь незнакомый приходил к вам? — Погоди, не мельтеши.

— Нет… Хотя, погоди… Программист новый приходил.

Никакой он нахрен не программист. — Ну вот, это он и есть. И начал с тебя. Это вонючий говноед из какой-то деревни, который решил, что сможет тут резко подняться, опустив нас.

– Сергей уже догадался, что говорил давешний менеджер Коля. — Да почему с меня-то?

– голос коммерческого был очень злобным. — Потому что ты, полудурок, свое гнилое хлебало разинул не с тем человеком. – Надо было сидеть и молчать, думать головой, с кем и о чем ты разговариваешь.

— Да если б я знал…

— передразнил коммерческий. — «Да если б я знал». — Ты, Коля, дебил тупоголовый, и вылетишь отсюда, как пробка под Новый Год.

– возмутился Коля. — Да почему вылечу-то? Что он вам там нарассказывал? — Ну поговорил я с ним, что такого-то?

О клиентах, о заказах, о тебе и Ксюше твоей, кобыле смазливой. — Самое поганое, Коля, что он правду сказал.

— А про нас с Ксюшей он откуда знает?

А что у вас с Ксюшей? — В смысле?

– послышался вздох облегчения. — Значит, не знает. – Да так, ничего особенного.

— Ты что, шпили-вили еще тут устроил, кобелина? — Твою мать… — раздраженно выругался коммерческий. Я жене твоей что должен говорить? Коля, ты дебил?

Просто пару раз в ресторан с ней сходил, на обед, только и всего! — Да ничего я не устроил!

— коммерческий явно не поверил. — Сука, смотри у меня! А этот, который с Кургана, подсел генералу на ухо и навешал, что тебя уволить надо. — Хоть брат мой и говна кусок, сраный алкаш и грязный обмудок, но я матери обещал, что племяннице помогу и тебя, придурка, на работу устрою.

– голос Коли дрожал. — За что? Я хороший менеджер! — Я же хорошо работаю, и продажи у меня – одни из лучших!

— злобно ответил коммерческий. — Твою мать, меня-то не лечи. — Все твои продажи – хрень на постном масле, и сидишь ты тут только по одной причине.

В руке до сих пор оставался смартфон, и, недолго порывшись, Сергей включил запись на диктофоне. В этот момент Сергей подумал, что такой шанс упускать нельзя.

– взмолился Коля. — Ну что делать-то, а? Меня все равно никуда больше не берут, так я хоть оклад буду получать! — Хочешь, я вообще весь процент от продаж буду тебе оставлять? Помоги, а?

– сухо ответил коммерческий. — Помогу. Сумма слишком большая, чтобы миндальничать. — И не потому, что ты муж моей племянницы. Так, ладно, чего делать-то…

Лишь изредка раздавались едва уловимые звуки – кто-то переступал с ноги на ногу, шуршала одежда или слышался вздох. За дверью стало так тихо, что Сергей чувствовал биение своего сердца.

– наконец, изрек коммерческий. — Надо звонить Гене. — Подготовим почву.

Сергей напряженно вслушивался, но не мог понять, что происходит за дверью кабинки.

– раздался голос коммерческого. — Гена, привет. Можешь куда-нибудь выйти? — Ты один? А, понял. Что? Да, говори, записываю. На какой номер?

Дальше коммерческий громко продиктовал цифры номера – видимо, их записывал Коля.

— спросил Коля. — Че он там?

Другой номер дал. — Палится. Черт их пойми, этих ритейлеров. Видимо, прослушивают, или я не знаю что.

— Да ваще, страху только нагоняют, я давно уже…

Раздался смачный звук подзатыльника.

– шепотом закричал коммерческий. — Сука, молчи лучше. – Делать мне больше нечего, только стоять среди запаха говнища и рагребать за тобой.

– в голосе Коли послышался вызов. — Так а я тут причем? За свои деньги печешься, а не за мои. — Ты не за мной, а за собой подгребаешь.

Снова раздался звук подзатыльника.

– завопил Коля. — Убери свои руки, козел! Хера ты меня по башке лупишь? – Я тебе не сявка какая-нибудь, а нормальный пацан!

– зло ответил коммерческий. — Был бы ты пацан, не просился бы на работу, а сам бы в жизни устроился. Ты даже не сел на тему – это бы достойно уважения было. – А ты, Коля, просто мелкий прихвостень, приживала, нашлепка. Разумеется, не ради твоего блага. Тебя на тему посадили. Сдохнешь – никто не расстроится. Нахрен никому в этой жизни не нужно твое благо. Так что заткнись и не мешай. Даже племянница обрадуется, что избавилась от тебя, твоих попоек ежедневных и скандалов с криками, какой ты, сука, кормилец семьи. Я Гене звонить буду.

— Да я… — не унимался Коля.

– в голосе коммерческого прозвучали стальные нотки. — Еще слово, и я сам тебя выгоню, даже с марамойкой твоей попрощаться не дам.

Установившаяся тишина подсказала Сергею, что Коля угомонился.

Слушай, у нас тут проблема нарисовалась. — Гена, да, привет. Если хочешь свою долю сохранить… Это ты своему директору будешь о своих достижениях, а я ему о других твоих успехах расскажу… Гена, ты не понял. Колю хотят уволить… Да неважно, кто именно… Блин, Гена, слушай и не перебивай. Переводы я со своей карточки делал, и все транзакции поднять могу… Ну и отлично, теперь слушай. У меня записаны все разговоры с тобой. Будут спрашивать про Колю. Тебе, вероятно, позвонят. Несколько часов у тебя есть, придумай, чем таким Коля хорош, и почему без него ты найдешь другого поставщика… Нет, я не удалю записи… Вбей себе в голову – ты мой. Делай что хочешь, но надо, чтобы у наших создалось впечатление, что ты готов работать только с ним. Если я перестану тебе платить, то тебя выпнут, потому что ты даже близко не представляешь себе, что за пакеты ты покупаешь, и почему именно у нас… Ну и отлично. Я тебя знаю, Гена, знаю твою работу лучше тебя самого. Рад, что ты понял.

Несколько секунд было тихо.

– спросил, наконец, Коля. — Что там?

– сухо ответил коммерческий. — Живи пока. Придумает что-нибудь. – Гена тот еще мудак, но немного поголовастее тебя.

— Мне что делать?

Чтобы комар носа не подточил. — Иди, в компьютере поройся, в почте особенно, поищи любые упоминания обо мне, Гене и… Ну, ты понял. Только, Бога ради, не зови админов.

— Кого?

— Айтишников.

— А как я без них…

Почту открыть не сможешь? — Что как?

— Найду как.

Тут коммерческий грязно выругался.

Как ты в штаны себе не наваливаешь, когда у тебя понос? — Ты настолько тупой, Коля, что я не перестаю поражаться. Понял? Ручками, глазками, каждое письмо прочитай и удали, если хоть на йоту тебе покажется, что оно как-то компрометирует меня или Гену.

— Понял.

— Все, разошлись.

Мельком глянув на экран, Сергей заметил, что диктофон сигнализировал об окончании записи в связи с исчерпанием свободного места на устройстве. Тут, по всем законам Мерфи, смартфон Сергея издал неприятный и ужасно громкий писк.

Потом еще один, и еще. Небольшая надежда на то, что писк никто не услышал, сохранялась несколько секунд, но ее уничтожил резкий удар в дверь, словно ее пнули ногой.

Удары становились все сильнее и чаще – видимо, принялись выламывать вдвоем. Сергей понял, что дело плохо, и уперся обеими ногами в дверь. Наконец, хлипкий замок, рассчитанный на интеллигентное обращение, с треском сломался и дверь открылась.

Злые, остервенелые лица коммерческого и Коли смотрели на него. Сергей застыл в нелепой позе, сидя на крышке унитаза, с висящими в воздухе ногами, словно приготовился к приему у гинеколога.

— Ну что, посрал?

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть