Хабрахабр

Корпоративный синдром

— Идея с айфонами — полное говно. — начал встречу Сергей.

— недобро прищурившись, спросила Светлана Владимировна. — Извините, Сергей, я не ослышалась?

— кивнул Сергей. — Не ослышались, Светлана Владимировна. — Айфоны придется отменить, иначе этот бедлам дебильный будет не остановить.

Этими круглыми глазами она и уставилась на Сергея. Татьяна, видимо, не ожидавшая такого развития событий, сидела с круглыми глазами. Впрочем, как и остальные господа топ-менеджеры.

— с ехидной улыбкой спросила Марина, директор по качеству? — И это говорит человек, больше всех радеющий за развитие?

— Ты бы молчала лучше… — вздохнул Сергей.

— улыбка с лица Марины исчезла. — А ты мне рот не затыкай! Как баба капризная. — Сам предлагаешь эти айфоны, сам потом их говном называешь.

— твердо проговорила Светлана Владимировна. — Идея не Сергея, а моя. И выбирайте, пожалуйста, выражения, вы не с программистами разговариваете. — Сергей, я жду объяснений. Да и с программистами так разговаривать не стоит.

— сухо ответил Сергей. — Хорошо. В результате, мы стали получать в разы больше идей от наших сотрудников. — Мы дарим айфон человеку, подавшему больше всех предложений за месяц. Но…

— нетерпеливо переспросила Светлана Владимировна. — Но что? — Разве это — не наша цель?

— Сергей изобразил искреннее удивление. — Нет, конечно. — Наша цель — развитие компании, а не гонка бессмысленных, очевидных идей, которые валяются под ногами.

— Но разве не «чем больше, тем лучше»? — Ну, конечно, некоторые идеи кажутся надуманными… — уверенность стала исчезать из голоса директора.

— Сергей всплеснул руками и картинно откинулся на спинку стула. — Да Господь с вами, Светлана Владимировна! Вы их читали вообще? — Какой смысл в таком количестве идей, которые никто не собирается реализовывать?

— Есть спорные, но в целом-то… — Читала, конечно… — не часто можно наблюдать сконфузившегося директора.

— поднял брови Сергей. — Спорные? — Ну-ка, почитаем…

Сергей достал распечатки, вложенные в блокнот, покрутил в руках, пробежался по ним глазами.

Идея номер 3879: «Создать новый продукт для наших клиентов». — Вот, из последнего. А что думаете на счет «Выйти на международный рынок»? Или как вам вот эта: «Повысить качество производства».

Светлана Владимировна тоже улыбнулась. С разных сторон раздались сдавленные смешки. А вот Марина… Марина начала багроветь.

— выпалила она. — Это мои предложения! Что тебе опять не нравится? — В чем проблема?

— Сергей округлил глаза и уставился на Марину. — В чем проблема? — Ты правда не понимаешь? Но долго сидеть с круглыми глазами не смог, и улыбнулся.

— голос Марины недобро дрожал. — Что я должна понимать? — Я все сделала согласно правилам конкурса идей.

— кивнул Сергей. — И получила в подарок айфон последней модели. Уже и аэрографию сделала. — Вон он, в руках у тебя. «Самая умная»? Что там? Или «А мне что, разорваться что ли»? «Самая красивая»?

— взорвалась наконец Марина. — А ты рыло свое не суй! Это мой айфон! — Что хочу, то и напишу! Если сам не можешь, сиди и молчи! Я его честно заработала, выполнив все условия конкурса!

— Марина, ты сама себя слышишь? — Трындец… — ошарашенно улыбнулся Сергей. Ты… Ты здорова?

— перебила Марина. — За себя беспокойся! Светлана Владимировна, я не буду участвовать в совещании, где попирается моя личность! — Хватит меня доводить и издеваться!

— строго сказала директор. — Да, Сергей, прекратите. — На личности переходить в любом случае не стоит.

— не унимался Сергей. — Так дело как раз в личностях, Светлана Владимировна. Взять хотя бы Владимира Николаевича, нашего уважаемого коммерческого директора. — Причем — вполне конкретных.

— удивилась Светлана Владимировна. — А с ним что не так? Мы их рассматривали на техническом совете, и все специалисты сказали, что идеи — стоящие, и их нужно реализовывать. — Предложения Владимира Николаевича по доработке конструкции нашего оборудования — просто замечательные.

Только… — Сергей выдержал театральную паузу. — Предложения-то замечательные. — Чьи они?

— нахмурилась Светлана Владимировна. — В каком смысле — чьи? У тебя же система сама фиксирует, кто добавил предложение. — Владимира Николаевича.

— улыбнулся Сергей. — А вас ничего не смущает? — Коммерческий директор, торгаш до мозга костей, вдруг начинает дельно рассуждать в терминах механики, гидравлики и сопромата?

— Говори прямо, и избавь нам от своих инсинуаций детективных. — Так, Сергей… — теперь краснеть начал Владимир Николаевич.

— Сергей уставился на коммерческого директора. — Вы эти идеи с*издили, Владимир Николаевич.

Выиграл, разумеется, торгаш — сказался многолетний опыт трудных переговоров. Дуэль взглядов продолжалась несколько секунд.

— глядя в стол, сказал Сергей. — Вас подвело незнание нашей автоматизированной системы. — Полгода назад мы автоматизировали работу сервисной службы, находящейся в вашем подчинении.

— картинно возмутился коммерческий директор. — Чего? Да от вас хрен дождешься! — Какая еще автоматизация? О чем вы вообще говорим? Ни одной моей задачи не выполнили еще!

— искренне засмеялся Сергей. — Вы, главное, пишите еще задачи. Что ни задача — шикарный пост для баша. — Конкретно ваши, прошу прощения, задачи скоро сделают из нас лучших айти-комиков интернета.

— начал задыхаться Владимир Николаевич. — Да как ты смеешь. Что за балаган! — Светлана Владимировна, я поддерживаю Марину! Мы — уважаемые топ-менеджеры, в большой, серьезной, амбициозной компании! Я… То есть мы! Почему этот мерзавец с нами так разговаривает?

Потом надул щеки, и начал покачивать головой из стороны в сторону в такт словам. — Топ-менеджеры они… — хмыкнул Сергей. — Топ-топ-топ-топ…

— не очень строго сказала Светлана Владимировна. — Сергей, не паясничайте.

— улыбнулся Сергей. — А как тут не паясничать? — Уже второй крутой топ-менеджер за 10 минут зовет маму.

— Светлана Владимировна не смогла сдержать улыбку. — Вы начали рассказывать про сервисную службу.

— встряхнулся Сергей. — Да, точно. Парни с сервиса теперь, когда возвращаются с выездов на ремонт, заполняют отчет в системе. — Так вот. Ну, вы знаете, это была ваша идея.

Светлана Владимировна кивнула.

— продолжил Сергей. — Занимаясь ремонтом, они много общаются с рабочими и механиками клиентов. Реальные задачи решают. — Там ребята тоже толковые, и, главное, они работают с нашим оборудованием, руками. Толковые, продуманные предложения — они ведь тоже инженеры, как и наши парни. И дают нашим сервисменам свои предложения по доработкам.

— спросила Светлана Владимировна. — Ну, и что? — Так всегда было.

— покачал головой Сергей. — Так, да не так. Угадайте, кому? — Раньше они все предложения записывали на бумажке, и отдавали своему начальству.

— возмутился Владимир Николаевич. — Мне, кому же еще! Кажется, он начал понимать, к чему дело идет.

— Уважаемый топ-менеджер эти бумажки благополучно выкидывал, не желая возиться с модернизацией оборудования — это же практически остановка продаж. — Так вот… — Сергей не обратил внимания на реплику коммерческого директора. Пока конструктора нарисуют, пока снабженцы найдут поставщиков на новые детали, пока испытания пройдут, пока то-се…

— кажется, чересчур картинно всплеснул руками Владимир Николаевич. — Это смешно, право слово. — Светлана Владими…

Тут коммерческий директор осекся — видимо, не пожелал снова звать маму.

— спросил Сергей. — Смешно, не смешно, а где эти бумажки? Когда айфоны стали раздавать? — Сервисная служба у нас существует не первый день, а куча идей по доработке оборудования появилась только сейчас?

— с улыбкой спросила Светлана Владимировна. — Сергей, а вы как об этом узнали? — Вы вроде далеки от темы оборудования и производства.

— ответил Сергей. — По чистой случайности! Говорят — э, давай, покажи нам, где тут айфоны дают. — Они, то есть парни с сервиса, пришли ко мне. Они спрашивают — а тут предложения по модернизации оборудования принимают? Ну я их в системе зарегистрировал, начал показывать, что да как. Фильтрую список по категории «Продукты и оборудование» — думал, будет пусто и парней обрадую — ну, что они первыми будут. Я говорю — канеш. Владимир Николаевич наколбасил два десятка предложений! А там — ба! Я говорю — ну ага, чего вы меня лечите. Парни смотрят — э, говорят, это наши идеи! Они — так посмотри наш отчет последний, в учетной системе! Докажите. Смотрим — мать честная! Сам же нас заставил туда все вносить. Только вот незадача: отчет-то они вбили на неделю раньше, чем Владимир Николаевич идеи зарегистрировал! Буква в букву!

Светлана Владимировна смотрела в окно. В переговорной повисла неудобная, гнетущая тишина. Остальные коллеги смотрели, в основном, на стол. Сергей уставился на свой блокнот.

– спросила, наконец, Светлана Владимировна. — Прокомментируете, Владимир Николаевич?

– скромно начал коммерческий директор. — А что тут комментировать, извините? – Если моя должностная обязанность – получать и читать эти предложения, по оборудованию? Потом стал распаляться, с каждым словом. В конце концов, это ведь и не их идеи, а наших клиентов! Я что, должен был пинками их толкать в систему, регистрировать предложения? А ребята с сервиса – просто передали мне то, что сказали рабочие! А я – главный по работе с клиентами, я коммерческий директор! Больше не буду ничего записывать в вашу дебильную систему! Да плевать я хотел! Принес кучу полезных предложений, еще и виноват остался!

– с хитрым прищуром спросил Сергей. — Айфон тоже отдадите?

– Владимир Николаевич начал картинно шариться по карманам. — Да забирайте! – Нет, не смогу, извините. Потом будто что-то вспомнил, руки застыли на боковых карманах пиждака. Куплю и отдам новый. Я его жене подарил. Кому отдать? Пусть подавятся.

– устало произнесла Светлана Владимировна. — Никому не надо отдавать. С формальной точки зрения вы ничего не нарушили. – Оставьте себе. Лицо ее, казалось, начинало немного подергиваться, губы сжались, глаза прищурились. С моральной, конечно… Блин, позорище…
Светлана Владимировна снова уставилась в окно.

– спросила она, не отворачиваясь от окна. — Сергей, у вас все?

– ответил Сергей. — К сожалению, нет.

– Светлана Владимировна повернулась и посмотрела на Сергея. — Что еще? Показалось, что глаза ее стали немного влажными.

– Сергей сконфузился. — Последний пункт. – Ничего особенного. Хорошо и приятно, разумеется, распекать и обвинять, но директора жалко. Валерия, про вас.

– вскинула брови Валерия, главный бухгалтер. — Про меня? – А я-то что? Видно было, что не ожидала. И идеи у меня – чисто практические, связанные с нашей работой. Я ни у кого ничего не… как вы сказали… не воровала, короче.

Очень, очень непосредственно. — Связанные, ага. – И с вашей, и с моей. – закивал Сергей. Я таких идей давно не видел, это просто…

– голос Светланы Владимировны немного дрожал. — Сергей, ближе к делу.

– согласился Сергей. — Да, прошу прощения. – Валерия, как и некоторые другие сотрудники бухгалтерии, в качестве идей пишет задачи.

Какие задачи? — Задачи? – удивилась Светлана Владимировна.

Отчет какой-нибудь автоматизировать. — Самые обычные. Форму настроек учетной политики подрихтовать. Пару полей в документ отгрузки добавить. А теперь это, как оказалось, не задачи, а идеи. До того, как начали давать айфоны, бухгалтерия такие задачи просто ставила в ИТ-отдел.

– нахмурилась Светлана Владимировна. — Что-то не пойму. Конечно, идеи не очень значительные, но это же идеи? – А что не так? Отчет сделать, например, которого раньше не было.

– но таким макаром у нас скоро появятся идеи «сходить посрать», «закупить бумагу для принтера» и «помыть пол в коридоре». — Вы извините, Светлана Владимировна, — Сергей приложил руку к груди. Вон, Коляна спросите.

– не поняла Светлана Владимировна. — Кого?

– пробурчал Николай Сергеевич, начальник производства. — Меня, видимо. – Серега, ты чего, и на меня наезжать будешь?

– засмеялся Сергей. — Не, Колян, ты просто отчебучил со своей идеей. – Это ж надо придумать – «составить график отпусков на следующий год».

На этот раз смеялись уже вслух – все, кроме директора и главного бухгалтера, вопрос которой еще закрыт не был.

– сквозь смех сказал Николай. — Да я ж так, без претензии, мне ваши айфоны не нужны. Не думал, что кто-то вообще заметит. – Так сказать, в рамках тестирования системы.

– спросила Светлана Владимировна. — Валерия, прокомментируете? Смех и обсуждения сразу стихли.

– с легко читаемым вызовом спросила Валерия. — А что комментировать? Если мои идеи не годятся – не берите их в свой конкурс. – Я никаких правил не нарушала. Конкурс объявлен, я лишь воспользовалась возможностью. Я-то в чем виновата?

— И получили айфон… — глядя в упор на Валерию, сказала Светлана Владимировна.

Вот он. — Получила. – А что не так? – Валерия приподняла со стола чудо техники в алюминиевом корпусе. Разве не… Надо использовать возможности, которые дает компания.

Несколько секунд смотрела вдаль – видимо, пытаясь совладать с эмоциями. — Нет, это невыносимо… — пробормотала Светлана Владимировна, встала со стула и подошла к окну. – Мне стыдно за вас, коллеги.

Что такого случилось-то? — Почему? – спросила Марина.

– тон Светланы Владимировны резко повысился. — Что такого? Я прошу прошения, но выражения выбирать не буду. – Вы понимаете, что вы творите? Всю компанию! Из-за каких-то сраных айфонов, которые любой из вас может купить с одной зарплаты, позорите руководство компании! Меня лично! Весь пласт топ-менеджмента! Собственника!

— Да почему позорим-то, мы ведь лишь… — начала было Марина.

У вас было время говорить, Марина! — Молчать! Что все видят предложения, которые вы подаете? Вы понимаете, что это открытая система? Господи, я ведь еще… — Светлана Владимировна запнулась. Все присутствуют на награждении, и видят, кому достаются эти долбанные айфоны? Какая у нас Марина молодец! –
Я ведь еще речи какие-то возвышенные произношу на этих общих собраниях, при всей компании. Какой Владимир Николаевич, оказывается, идейный!

Что с вами? Твою мать, люди! Топ-менеджеры! Вы – менеджеры! Да какое вы лицо после этого? Лицо компании! Кто будет верить вам, кто пойдет за вами? Вы – жопа, самая настоящая! Как теперь с людьми разговаривать? Мне верить кто будет?

Сидите и смотрите по сторонам, где какие лифты есть, течения, темы, как вы любите говорить! Только и думаете, что о возможностях! Только и ищете этих сраных возможностей. Никто – повторяю, никто из вас – не думает о благе компании. Все, что вам надо – это возможности. Так и топ-менеджерами стали – искали, искали, и нашли эти возможности.

Лишь бы урвать! Невзирая на здравый смысл, честь, достоинство, пользу для компании! Вы понимаете, что делаете? Как нувориши, ростовщики, торгаши!

Что люди работать не хотят, компанию не любят, на работу опаздывают, обязанности выполняют спустя рукава. Вот все жалуются – вы, заметьте, жалуетесь – на отсутствие корпоративной культуры.

Я? А кто создает эту корпоративную культуру? Кто систему ценностей, систему координат задает сотрудникам? Татьяна наша несчастная? Не дураки же люди, их пьянками на корпоративах не заставишь компанию любить! Вы! Оседлавших волну, и все равно озирающихся вокруг, в поисках возможностей! Они видят вас – успешных, лощеных, довольных жизнью. Воруй – и деньги, и идеи, выдавай их за свои, будь бюрократом, все делай формально, укладывайся в правила, лови поток. Все ведь понимают теперь: хочешь быть успешным – делай как топ-менеджер!

Ради айфона? И ради чего, скажите мне? За любую возможность хватаетесь, которая может вашему сраному личному успеху поспособствовать? Или у вас болезнь уже развилась, синдром упущенной выгоды?

А? А об успехе компании кто заботиться будет? Собственник? Я? Кто должен быть лидером, примером? Людей кто за собой поведет? Мир изменился? Вы что, думаете, это только у пионеров так было? Я вас спрашиваю! Только я, только для меня, только то, что выгодно мне?

Такого давно не случалось, с первых месяцев ее работы на должности директора. Внезапно из глаз Светланы Владимировны покатились слезы. Пробормотав «я сейчас вернусь», Светлана Владимировна вышла из переговорной, оставив после себя тяжелую, гудящую тишину.

Даже Сергею, виновнику, было не по себе. Никто ни на кого не смотрел.

– Выслужился. — Ну ты молодец… — протянул Владимир Николаевич, обращаясь к Сергею. Ты теперь Д’Артаньян, а мы все – говно. Нашел возможность.

– пожал плечами Сергей. — Вы давно уже говно. – Не вы лично, а вообще, вся эта ваша п*здобратия, с ее круговой порукой.

А ты разве не наш? — Ваша? – иронично спросил коммерческий.

– передразнил его Сергей. — Не ваш, и никогда не был вашим. Меня директор нанял. – Срать я на вас хотел. На директора. Я с директором работаю.

– продолжал улыбаться Владимир Николаевич. — Ну красавчик, я ж говорю – Д’Артаньян. – Еще и принципы сейчас какие-нибудь приплетет сюда.

– злобно произнесла Марина. — Сука ты, Сергей. Зачем выставляться-то? – Мог просто подойти и сказать, если что не так.

– повысил голос Сергей. — Я к тебе подходил, Марина. Помнишь, что ты мне ответила? – Не надо дуру из себя строить.

– улыбнулась Марина. — Ну-ка просвети.

– сказал Сергей, начинавший выходить из себя. — Цитирую: «иди в жопу, не твое дело». Я все делаю открыто. – И не надо тут из меня лепить ябеду или предателя. На ваши игры мне насрать.

– снова вступил Владимир Николаевич. — Руки тебе никто больше не подаст. – Нельзя так, Сергей.

– уже пыхтя от злобы, сказал Сергей. — Руки свои в жопу себе засуньте. – Перебьюсь как-нибудь.

– Есть же рамки, границы какие-то, ценности моральные. — Сергей, ну правда… — впервые подала голос Татьяна.

– Сергей чуть сбавил тон. — Есть, только у каждого свои. Вопрос только в том, как к нему идти. – В целом, все мы хотим успеха достичь. Хорошо делает свое дело, или не просто хорошо, а лучше всех. Кто-то создает личный успех через успех компании. Так, что потом и уволиться не стыдно, и рассказать есть о чем. Выдающееся что-то создает, вперед дело двигает. Понимаете?

– кивнула Татьяна. — Ну да.

– продолжил Сергей. — Пришел – ну, я не знаю, на должность директора по качеству. – И вместо того, чтобы окапываться связями, врастать в коррупционную среду, ловить возможности
– взял, и реально, красиво и быстро реализовал пару проектов по повышению качества.

– вмешалась Марина. — А я реализовала! Ты, что ли? – Компанию по ISO 9001 кто сертифицировал?

– Какое отношение сертификат ISO имеет к качеству? — Твою мать… — вздохнул Сергей. А, Колян? Ну-ка, Колян может нам подскажет? Какое влияние на производство оказала сертификация по великому и могучему, всем необходимому ISO 9001?

– Я теперь ежемесячно бумажки какие-то заполняю. — Ну там… — Николай задумчиво посмотрел в потолок. Мне их Марина уже заполненными приносит, а я подписываю. А нет, не заполняю.

— картинно удивился Сергей. — Бумажки? – Что за бумажки?

– пожал плечами Николай. — А я знаю? Говорят – надо, для ресертификации, или как там. – Что принесли, то и подписываю.

А разве сертификат ISO не оказал не поддающегося сомнению влияния на качество продукции? — Как? – продолжал обезьянничать Сергей.

– Мариночка, не обращайте внимания, нам с вами еще работать и работать, а Сергей вечно чем-то недоволен. — Ну ты же сам знаешь, чего ты… — сконфузился Николай, после чего повернулся к Марине и затараторил.

– поморщилась Марина. — Пф, вот еще. Ни черта не разбирается, а туда же лезет, со своими умствованиями. – Буду я на всяких дебилов внимание обращать.

– не унимался Сергей. — О да, в сертификате по ISO разобраться – только гениям под силу. Делаешь говно и защищаешься. – Да пофиг, ты сама уже ответила. А служба качества как занималась паталогической анатомией, так и занимается. Лакируешь его, носишься с ним, доказываешь всем, что не говно это, а конфетка вкусная.

– усмехнулась Марина. — Чем?

– усмехнулся в ответ Сергей. — В трупах ковырянием. Готовую, понимаешь? – Не качество процессов и производства обеспечивать и поднимать, а готовую продукцию проверять. Только выкинуть, если брак. С которой уже сделать ничего нельзя.

– подняла голос Марина. — А я не производство, чтобы качество там повышать!

– улыбнулся Сергей. — Ну вот… Учи мат.часть, бездарь. Что написано? – Сходи в цех, посмотри на плакат, который там повесила. Ваша задача, как службы менеджмента качества – это… «Качество надо производить, а не обеспечивать в результате контроля».

Глаза ее были красными, но лицо, почему-то, было безмятежным. Какая там задача у службы качества, никто не услышал, потому что в переговорную вернулась Светлана Владимировна.

– сказала Светлана Владимировна, усевшись на свое место. — Коллеги, я прошу прощения за этот срыв. Нельзя так с людьми разговаривать, ни мне, ни вам. – Слов назад не беру, но за тон и выражения прошу простить. Еще раз прошу прощения.

Никто не решался нарушить молчание. Светлана Владимировна замолчала, и начала шуршать бумажками, лежавшими перед ней на столе.

– Совещание закончено. — А, да… — внезапно подняла голову директор. Всем спасибо. Результаты и меры обсудим в следующий раз.

Сергей не спешил – хотел выйти последним. Сохраняя достоинство, не спеша, топ-менеджеры поднялись со своих мест и двинулись к выходу. В конце концов, когда из двери выходили последние коллеги, Сергей поднялся. Мало ли, подножку кто поставит.

– сказала Светлана Владимировна. — Сергей, задержитесь.

Но взял себя в руки, вернулся на тот же стул, сложил руки на столе. Застыв от неожиданности, Сергей чуть не выронил бумажки из рук.

– улыбаясь, сказала Светлана Владимировна. — Надо что-то менять. – Я сейчас разговаривала с собственником, у нас есть к тебе предложение.

– затаив дыхание, спросил Сергей. — Какое?

Будет через час. — Не буду озвучивать деталей, подождем Евгения Викторовича, он сам хочет с тобой поговорить.

Здесь встречаемся? — Хорошо.

Подходи через час. — Да, здесь.

У самой двери обернулся, услышав голос Светланы Владимировны. Сергей поднялся со стула, и не спеша двинулся к выходу.

— Спасибо, Сергей.

S. P. Текст является продолжением «Корпоративной шизофрении».

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть