Хабрахабр

Корпоративный презерватив

— Чего?! Какая, к хренам, экономическая целесообразность? – вскочил со стула Сергей.

– опешила и забормотала Ксения. — Да она там через NPV, то есть чистую приведенную стоимость проекта, считается. – Поможете рассчитать?

– зло нахмурился Сергей. — Ксения, вы в своем уме?

– голос Ксении задрожал. — Сергей, не орите на меня, пожалуйста. – Мне и так тяжело, своей работы хватает, а тут еще это…

– В эфир, так сказать. — Да я не на вас ору, а… — Сергей осекся, сделал неопределенный жест рукой. Что, еще раз, вам надо рассчитать?

– Ксения, на всякий случай, прочитала по бумажке. — NPV, чистая приведенная стоимость проекта.

— Чистую приведенную стоимость проекта установки диспенсера для бумажных полотенец в туалете?!

— Ну да…

Ксения, блин, нахрена? — Что «ну да»? Вам заняться больше нечем, что ли?

Она их поджала, стараясь отсрочить тот самый момент… Но опоздала – из глаз полились слезы. Теперь у Ксении дрожал не только голос, но и губы.

– бросила она обиженным голосом, развернулась и выбежала из кабинета. — Ничего мне не надо!

— Гребаный ж ты через коромысло… — пробормотал Сергей и тяжело опустился обратно на стул.

Слова, вроде, все были понятные, но их смысл до головы не доходил. Уставился в монитор, на автомате продолжил читать почту, накопившуюся за время отпуска. Неприятный осадок в душе рос, как на дрожжах. Еще и руки начали дрожать – все-таки, обижать женщин не хорошо.

– спросила голова Татьяны, просунувшаяся в дверь. — Сергей, все нормально?

Чего? — А? – Сергей выпал из транса.

– вслед за головой, в двери появилось все остальное, что было Татьяной. — Почему у вас тут зареванные офис-менеджеры бегают?

– Уезжал в отпуск, были люди, как люди. — Да дурдом какой-то… — нахмурился Сергей. А вернулся – какой-то трындец.

– Татьяна уселась на гостевой стул. — Что случилось-то?

Сказала, что подала идею установки диспенсера бумажных полотенец в туалете. — Вот, пришла Ксения. – Я ей говорю – блин, отличная идея! – стал рассказывать Сергей. Ну реально же отличная?

– кивнула Татьяна. — Конечно. – Странно, что до сих пор этого не сделали.

– пожал плечами Сергей. — Ну, не сказать, что прям странно. Но всяко лучше, чем эта долбанная сушилка, у которой надо не меньше минуты стоять. – Все-таки, там расходники появятся.

А ревет почему? — Согласна.

Надо, говорит, NPV проекта посчитать. — Так и я не понял вообще.

– кивнула Татьяна. — Все правильно. – В данном случае – только NPV.

Та, на удивление, была спокойна. Сергей округлил глаза и уставился на Татьяну. Выражение ее лица демонстрировало полную уверенность в своих словах и готовность объяснять.

– Не знаю… Как Задорнов про Киркорова рассказывал: я, говорит, звезда, и даже не улыбается. — Татьяна, вы… — улыбнулся Сергей.

– нисколько не смутилась Татьяна. — Я не звезда, Сергей. – У нас вы звезда.

Объясните мне? — Не звезда, а… Ладно, опять ругаться будете.

Как NPV считается? — Что объяснить?

— Не как, а нахера.

— Так положено.

Не покладено, а закопано. — Не положено, а покладено. – процитировал Сергей мультфильм своего детства. Не закопано, а зарыто. – Кем положено?

– все тем же ровным тоном продолжала Татьяна. — Положением по приему предложений от сотрудников.

– сдвинул брови Сергей. — Чего? – Каким еще, к чертям собачьим, положением?

— Которое было утверждено две недели назад.

— Пока я в отпуске что ли был?

– А, точно, вы ж не знаете! — Ну да… – кивнула Татьяна и на миг задумалась.

– Что за положение? — Избавил Господь… — Сергей картинно перекрестился.

– с немного виноватым видом начала объяснять Татьяна. — Стандарт по приему идей и предложений. Формулы там не очень сложные, больше всего вопросов вызывает расчет NPV. — Теперь по каждому предложению надо рассчитывать экономическую целесообразность. Особенно у тех, кто… Ну… Офис-менеджер, например.

Вроде, не первое апреля сегодня. Сергей пристально смотрел на Татьяну, пытаясь понять, шутит она, или нет. Нет, не может быть… Слезы Ксении были вполне настоящими. Разыграть решили, что ли?

– спросил Сергей. — Кто автор сего положения?

– пожала плечами Татьяна. — Директор по качеству, кто ж еще. – У нас одна служба положения пишет, и стандарты всякие.

— Маринэлла, что ли?

— Марина Ивановна, если точнее.

– Это ж надо, а… Три недели не было меня, а она уже… — Вот сученька… — с улыбкой покачал головой Сергей.

Никогда не слышала уменьшительно-ласкательную форму этого, так сказать, литературного слова… — Чего?

– на автомате ответил Сергей. — Рик и Морти, озвучил Саендук.

— Чего?

– Сергей еще немного посидел в задумчивости, потом вдруг вскочил. — Не важно. Я к Ксюше! – Так!

– энергия Сергея передалась Татьяне. — Можно с вами?

От вас разве отвяжешься, когда жареным запахло. — Конечно! – улыбнулся Сергей на ходу, уже открывая дверь.

Офис-менеджер сидела, насупившись, и смотрела в монитор. До Ксении дошли быстро – ее большой, с корпоративной символикой компании, и стойкой стол находился за углом. Заметив Сергея, уставилась в монитор еще пристальнее, даже вытянула вперед шею.

— Ксения… — облокотившись на стойку и барабаня пальцами, тихо сказал Сергей.
Реакции не было, Ксения только сильнее нахмурилась.

– виновато улыбнулся Сергей. — Ксюш, извините меня, я не знал. – Ну, про положение о приеме предложений.

Но говорить не начинала – нельзя же такую возможность упускать. Ксения оторвала взгляд от монитора, откинулась на спинку стула, и посмотрела не Сергея. Пусть еще немного подрыгается, раз попал на крючок.

– все тем же виноватым тоном продолжал Сергей. — Я думал, это ваша собственная идея. – Ну, про NPV-то…

– возмутилась Ксения. — Конечно, сплю и вижу, как бы мне чистый дисконтированный доход посчитать. Деньги с сотрудников, что ли, брать будем? – Какой может быть доход от установки диспенсера с бумажными полотенцами?

– Сергей улыбнулся, подхватив течение, образовавшееся после треснутого льда. — Нет-нет, вы что, Ксения. Пойдемте. – Сейчас во всем разберемся.

– удивилась Ксения. — Куда?

– загадочно улыбнулся Сергей. — К чернокнижнице нашей, куда ж еще.

– по лицу Ксении пробежал испуг. — К Марине Ивановне, что ли? – Я не пойду, у меня работы много.

– подбодрил Сергей. — Давайте-давайте. Меня сушилка для рук тоже достала. – Надо же разобраться.

– твердо сказала Ксения. — Я не пойду.

Потом, внезапно, на лице заиграла улыбка. Сергей на минуту задумался, переводя взгляд с Ксении на Татьяну и обратно.

Татьяна, пойдемте в курилку. — Да, хорошо, работайте, мы сами сходим, потом вам расскажем.

— Я не курю.

— Я вас научу, идемте.

— Не надо, спасибо.

— Да блин, идемте, поговорить надо.

Сергей же не переставал улыбаться. Пока шли на улицу, молчали.

– нарушила молчание Татьяна, когда до курилки оставалось несколько шагов. — Чего цветете? По счастью, никого вокруг не было.

— Марина – рукожоп.

– улыбнулась Татьяна. — Чего? Вы имеете в виду, что она плохо стандарты разрабатывает? – Это ж ваше, программистское слово какое-то.

Она – рукожоп. — Нет, я имею в виду то, что и говорю. Потому и оставил ее, не стал настаивать, чтобы она с нами пошла. И Ксения – тоже.

– Кто рукожоп? — Сергей, меня иногда начинает доставать ваш юмор… — устало вздохнула Татьяна. Где рукожоп? Почему рукожоп?

– улыбался Сергей. — Руки и жопа.

— Чего руки и жопа?

– продолжал улыбаться Сергей. — Руки, жопа, туалет.

Причем тут туалет? — Какой туалет?

— Руки, жопа, туалет, кран с водой, сушилка, бумажные полотенца…

Сходил в туалет, помыл руки, высушил или вытер полотенцем. — Ну, что не так? Что не так-то?

Только руки, и жопа. — У некоторых людей цепочка короче.

– Вы можете говорить о чем-то, кроме сортиров, жопы и говна? — Твою мать… — всплеснула руками Татьяна.

– пожал плечами Сергей. — Могу, но тут тема сама напрашивается. – Короче, и Марина, и Ксения не моют руки после туалета.

– повышенным тоном спросила Татьяна. — Вы-то откуда знаете?

– коротко ответил Сергей. — Видел. Бывает, руки моешь, кто-то выходит и… Уходит. – У нас же туалет странный – две кабинки, без половой принадлежности, и одна раковина. Только это секрет, учтите.

– опять всплеснула руками Татьяна. — Да уж, секрет из секретов! Мне с ними за руку не здороваться! – Кому это интересно, а?

– засмеялся Сергей. — Вам-то нет, а Светлана Владимировна салатик любит на обед.

– недоуменно спросила Татьяна. — И что? – Твою ж мать… Ксения салат режет? Потом нахмурилась, и по лицу скользнула тень омерзения.

— Ну не я, это точно.

– Кошмар! — Ой … — сказала Татьяна непечатное слово, начинающееся на «б», и заканчивающееся на «дь». Отвратительно! Ужас! Зачем вы мне это сказали, а?

– засмеялся Сергей. — Вы салатом угощались, что ли?

Как в чужих трусах копаться! — Нет, просто это омерзительно! Тьфу! Нахрена только я с вами пошла! – Татьяна сделала вид, что плюнула под ноги, развернулась и решительно двинула прочь из курилки.

– закричал Сергей, бросил недокуренную сигарету и побежал за Татьяной. — Погодите! Пойдемте к Марине! – Извините, не хотел вас обидеть.

– лицо Татьяны уже было красным. — Никуда я с вами не пойду! – Вы – идиот!

– виновато развел руками Сергей. — Ну есть такое, но разобраться-то надо. – Идемте.

Что, будете там Марину распекать, что она рукожоп? — Не пойду!

О положении поговорим, которое она сделала. — Нет, конечно.

– раздраженно ответила Татьяна. — Не пойду, сказала же!

– Татьяна! — Да твою мать… — Сергей эмоционально взмахнул руками и остановился. Ну что вы, как… А, хотя, катитесь, куда хотите… Я ж извинился!

Несколько секунд немая сцена продолжалась, после чего Татьяна повернулась. Татьяна, пройдя несколько шагов, остановилась.

– на лице ее была наигранная серьезность. — Идемте, ладно. – Только больше никаких рукожопов.

– Сергей приложил руку к сердцу. — Клянусь!

Татьяна была стремительна, как лань, а Сергей с виноватым видом плелся позади. До кабинета директора по качеству дошли молча.

– распахнув дверь, сразу пошел в атаку Сергей. — Ты чего творишь, а?

– Чего тебе опять? — Явился… — повернулась к посетителям Марина. Тань, привет.

– с улыбкой ответила Татьяна. — Привет.

– сразу перешел к делу Сергей. — Кто придумал NPV считать по всем предложениям?

– вызывающе ответила Марина. — Ну не я же. – Экономисты придумали.

– удивился Сергей. — В смысле экономисты? – Причем тут экономисты?

– окрысилась Марина. — Ты голову-то из задницы вытащи, умник. – И разберись сначала, а потом хайло свое разевай.

Татьяна, успевшая сесть на стул, закрыла глаза ладонью.

По приему предложений от сотрудников. — Положение кто разрабатывал?

– сухо ответила Марина. — Я.

— А экономисты тут каким боком?

— Они делали модель расчета экономической целесообразности.

— По твоей указке?

– поправила Марина. — По моему поручению.

– продолжал наседать Сергей. — А нахрена там экономическая целесообразность?

— У Светланы Владимировны спроси.

— Я у тебя спрашиваю.

Видно было, что в душе идет серьезная внутренняя борьба. Марина замолчала. Сдашься – покажешься слабой, да еще и при зрителях. Не ответишь или продолжишь огрызаться – вопрос вылезет наверх.

– Марина выбрала средний вариант линии поведения. — Светлана Владимировна сказала, что предложения должны быть экономически обоснованными. Она согласилась. – Я предложила разработать стандарт, правила приема предложений. Математику расчета делали экономисты. Я сделала. Еще вопросы?

– с вызовом ответил Сергей. — Да дохера! – Почему на установку диспенсера с полотенцами в туалете нужен расчет NPV?

– возмутилась Марина. — Потому что стандарт един для всех предложений! Знаешь такой принцип, верховенство закона? – Перед законом все равны!

– Ты соображаешь, что говоришь вообще? — Какое верховенство закона, мать его… — у Сергея чуть не перехватило дыхание.

– пожала плечами Марина. — Прекрасно соображаю. Правила и стандарты должны быть едины. – А ты, похоже, не очень. Они должны…

– закричал Сергей. — Работать! – Закон должен работать, приносить пользу, упорядочивать жизнь!

– Мы с помощью стандарта упорядочиваем жизнь… — Ну, и я о том же… — опешила Марина.

– снова закричал Сергей. — Вы ее не упорядочиваете, а убиваете! Как… Я не знаю… Как контрацептивы! – Вообще не даете ей появиться!

— Сергей, вы обещали… — устало сказала Татьяна.

– Марина, простите, но ваш закон – это гандон. — Да, помню… — осекся Сергей.

– Чего тебе надо, а? — Начинается… — вздохнула Марина. Мне сказали, я сделала.

– зло улыбнулся Сергей. — О да, расскажи мне о своей судьбинушке тяжелой. Вообще, соображаешь, зачем нужны правила? – Ты понимаешь, что ты творишь?

– Марина начала выходить из себя. — Да уж получше твоего! – Я – сертифицированный специалист по стандартам серии ИСО!

– продолжал улыбаться Сергей. — ИСО, ИСО, чего ж ИСО. Понятия не имеете, зачем эти стандарты придуманы, какой в них смысл, какая цель. – Носитесь с этим ИСО, как с писанной торбой. Делать по стандарту! Просто вдупляете и все. Только так можно навести порядок! Это мировая практика!

– вступила Татьяна. — Сергей, но ведь Марина права. – Без стандартов и правил нельзя.

– Вот вы подумайте сами. — О, и вы туда же… — перевел Сергей взгляд на Татьяну. На машине ездите?

— Да.

Светофор – это правило. — Тогда встречали, наверное, такое устройство – светофор (Татьяна кивнула). Сначала одни едут, а другие стоят, потом наоборот. Он регулирует перекресток. Не надо переживать, париться, пропустят или нет, проскочу или в бочину получу. И все счастливы, всем удобно. Красота и порядок.

– не поняла Татьяна. — Ну, и что?

Его цель – порядок на перекрестке, и удобство для всех потребителей. — А то, что светофор – это правильный закон. А теперь представьте такую картину – на всех светофорах перекрестка горит красный. И он этой цели достигает.

– кивнула Татьяна. — Сложно представить, но ладно. – И что?

Поток остановится. — Никто никуда не поедет. Почему? Жизнь, движение, развитие – все, что наполняло перекресток смыслом, прекратится.

Но так не бывает. — Потому что красный горит.

Потому что светофор придумали нормальные люди, которые понимают и соображают – что, зачем и почему делают. — Да, так не бывает. У нас – плохой светофорщик. Но у нас тут – случай клинический. Ему главное – не париться. Тот, которому насрать, работает перекресток или нет. Чтобы отвязались от него. Сделать и забыть. Сказали светофор поставить – я ставлю. Мне сказали – я сделал. Скажут настроить – я настрою. Скажут убрать – я уберу. Мне сказали – светофор поставить. Никто не едет – плевать, такой задачи у меня не было.

Да еще и власть какая, а? Так ведь проще? Захочу — никто никуда не поедет! Я тут главная! Захочу – зеленый включу, пусть машины бьются!

– перебила Татьяна. — Сергей, метафора понятна. – Ну, перестарались немного, когда правила делали, поправят, что вы орете-то?

Вот эта тетя? — Кто поправит? – Понимаете, Татьяна… Я вам одну важную вещь скажу. – улыбнулся Сергей. Которая ведется по определенным правилам. Разработка правил – это работа.

– улыбнулась Татьяна. — Правила разработки правил? – А я думала, вы не любите бюрократию.

У любого правила есть цель. — Это не бюрократия, а здравый смысл. Если не знать о цели, забыть ее, игнорировать, или, что еще хуже – подменить, получается гандон. Если знать цель, помнить о цели, и не терять цель из виду, то получается хорошее, правильное, полезное правило. Сделать вместо правила запрет может любой дурак, тут много ума не надо. Банальный запрет, барьер, стена, шлагбаум.

– Марина не выдержала – неприятно слушать, как тебя обсуждают, будто тебя здесь нет. — Там нет никаких запретов! О чем ты вообще говоришь? – Любой может подать предложение!

– продолжал Сергей. — О тебе, милочка. Ну, когда, вроде бы, объявлено о равенстве возможностей, эгегей! – Так еще хуже. Все пишем предложения! Все сюда! Но… Любой может помочь развитию компании!

– спросила Татьяна. — Что «но»?

Не будете? — Но… Э… Спасибо за предложение, но не будете ли вы столь любезны посчитать NPV вашего предложения? Ой, куда вы? А почему? Постойте, господа, ну что вы разбегаетесь, как тараканы? Что случилось? Там все просто! Это всего лишь NPV! Ну, еще…

– заинтересованно спросила Татьяна. — Что «еще»?

А, да, еще из ЕГРЮЛ выписку… Ой, погодите, чтоб два раза не бегать – от педиатра справку не забудьте! — Еще… Ну там… Справку от венеролога принесите, пожалуйста. Именно так, иначе не примут! Только, чтобы там обязательно было написано «для рук и жопы»!

— Господи, опять вы за свое… — Татьяна уставилась на бумаги, лежащие на столе.

Понимаете? — Да лучше бы просто на хрен послали! Чем вот так – открыть дверь, впустить людей, и водить их по этому лабиринту дебильному!

— Слушай, ты достал уже… — прошипела Марина.

– грозно сказал Сергей. — Я еще и не начинал тебя доставать. Всю компанию опутала своей сетью, уже гниет все, все насрать на все, потому что все в твоих правилах дебильных потонули. – Ты у меня дождешься, я теперь не отстану. Шагу нельзя ступить, чтобы на твои правила не наткнуться.

– лицо Марины начало краснеть. — Не мои это правила, а международные! – Это – гарантия будущего компании, в том числе на международных рынках!

По стандарту ИСО. — Это гарантия красивых похорон компании. Правда, недолго». Прям так и напишут в некрологе – «Она была молодец, жила по стандартам. Стандарты ИСО – это кейс, рекомендация, шаблон. Пойми ты, дурья твоя башка. Его надо брать за основу, и делать свои правила, которые не будут ему противоречить, но будут двигать компанию вперед.

– не унималась Марина. — Поучи еще меня!

– Ты слишком много о себе мнишь. — Чего тебя учить-то… — вздохнул Сергей. Ты, как говорится, не понимаешь слов жизни, ибо пребываешь в смерти. Ты держишься за свои стандарты, за свою властишку мелкую, думая, что это – самое дорогое, что есть в твоей карьере.

Потому что качество, стандарты, процессы – они везде. Ты, как директор по качеству, по сути, можешь стать если не вторым, то третьим лицом в компании. Ты одна можешь дать компании невероятный толчок в развитии. И они – в твоей власти. Если голову из жопы вытащишь. Ты можешь добиться невероятного – как в этой компании, так и в любой другой. А? Понимаешь?

— Да иди ты…

Не понимаешь, что я – твой лучший друг на этой планете. — Вот, ты и отвечаешь так же, как твои правила и стандарты. И я помочь тебе могу. Я один тебе правду говорю.

— Обойдусь…

Или со мной, или домой. — Не обойдешься. – Не забывай, что я теперь – зам. – с улыбкой сказал Сергей. А развитие, в первую очередь – оно внутри. директора по развитию. Процессы. А что у нас внутри? Директор по качеству. Кто занимается процессами? Ты. Кто у нас директор по качеству? Все, точка. Если ты не перестанешь лепить везде запреты, у нас будет другой директор по качеству.

Если не захочешь – пойдешь в другую контору, на очередной никчемный проект внедрения никчемного стандарта для достижения никчемных целей. Я тебя научу, если захочешь. Это я тебе гарантирую. Со мной – выведешь компанию на новый уровень. Если нет – уйдем вместе.

Татьяна переводила пристальный взгляд то на Сергея, то на Марину. Марина молчала, напряженно о чем-то думая.

Внезапно открылась дверь, и вошла Светлана Владимировна, директор.

О чем спорите? — Добрый день, коллеги. – Марина, ты чего такая? – спросила Светлана Владимировна. Сергей, что происходит?

– искренне улыбнулась Марина. — Все хорошо, Светлана Владимировна. – Рабочие вопросы обсуждаем.

– оживленно спросила директор. — Какие, если не секрет?

— Положение о приеме предложения от сотрудников.

– кивнула Светлана Владимировна. — А, понятно. – Что, с ним что-то не так?

– серьезно сказала Марина. — Да, мы его будем менять. Я доработаю, принесу вам, обсудим. – Практика использования показала, что мы перегнули палку.

– улыбнулась Светлана Владимировна, и повернулась к Сергею. — Отлично, я рада! Как отдохнул? – Сергей, как дела?

– пожал плечами Сергей. — Нормально. – Вы, это…

— Что?

— Салатик в магазине лучше заказывайте…

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть