Хабрахабр

Корпоративная шизофрения

— Последний вопрос нашей повестки. – зашуршала бумажками Светлана Владимировна. – Оценка удовлетворенности персонала. Татьяна, вам слово.

– поднялась со стула молодая, симпатичная девушка, новый HR-директор. — Добрый день, коллеги. – Как вы знаете, мы провели оценку удовлетворенности персонала, и результаты, к сожалению, неутешительные.

Татьяна выдержала театральную паузу, оглядывая всех присутствующих менеджеров – и топ, и не топ.

– видя, что реакции нет, сконфуженно продолжила Татьяна. — Удовлетворенность стала ниже, по сравнению с прошлым годом. Я подготовила несколько предложений. – С этим нужно что-то делать. Светлана Владимировна, можно озвучить?

— Начинается… — раздался тихий шепот с дальнего конца стола.

– подняла бровь директор. — Что, простите? Или с руководителями, которые радеют за благо предприятия? – Я что, с разнорабочими разговариваю? Марина, это вы сейчас сказали?

– возмутилась Марина, директор по качеству. — Нет, не я. Господин ИТ-директор. – Вон, умник наш. Сергей, отвлекись от телефона, что ты там все время делаешь?

– не отрывая взгляда от экрана, затараторил Сергей. — Щас-щас-щас, минутку. – Пятнадцать секунд осталось, еще три красных шарика и все…

Что за детский сад! — Сергей! – Ты не с программистами разговариваешь, а с руководством компании! – почти вскричала директор.

– Сидит, играет, пока важные вопросы решаются. — Да он всегда так… — правильно уловила линию Марина.

– с недовольным видом оторвался Сергей от телефона и посмотрел на Марину. — Спокойно, Табаки. – Э-э-э… Как это… Трындеть команды не было.

Колоссально! — Табаки? – А кто это? – улыбнулась Марина. Я не курю.

– улыбнулся в ответ Сергей и, как мог пропел. — Марина, Господи прости… Ты ж из СССР родом, а Табаки не знаешь. И даже лягушонка, и косточек его, и кооостооочек егооооо». – «А мы уйдем на север, а когда вернемся, не будет никого.

– ударила ладонью по столу Светлана Владимировна. — Так, прекратите базар! Внесите эту задачу в протокол. – К следующему совещанию всем подготовить предложения, по повышению уровня удовлетворенности персонала. Проверять буду лично.

– Сергей изобразил просящее лицо студента на сессии. — А можно прошлогодний сдать?

– удивилась директор. — Что значит прошлогодний сдать?

– продолжил Сергей. — Ну список предложений, прошлогодний. У меня сохранился. – Мы ж в прошлом году такие писали.

– с усталым видом ответила Светлана Владимировна. — Сергей, это уже не смешно. – Все, совещание окончено.

Руководители стали молча подниматься со своих мест – все, кроме Татьяны, которая как встала, так и не выбрала подходящего момента присесть обратно.

Долгие годы работы в компании не прошли даром – ходить по коридорам мог почти вслепую, ориентируясь лишь боковым зрением. Сергей шел медленно – снова достал телефон и продолжал играть. Сзади раздался стук каблуков – кто-то явно спешил.

Постойте! — Сергей! – раздался знакомый звонкий голос.

Лицо взволнованное, на щеках румянец. Сергей обернулся – ага, Татьяна.

– спросила Татьяна и, не дожидаясь ответа, продолжила. — Сергей, можно с вами поговорить? Кто, если не руководители, должны радеть за благо компании и удовлетворенность сотрудников? – Что за скептицизм?

И я радею. — Ага, должны. – коротко ответил Сергей, и отвернулся, собираясь продолжить свой путь.

– не унималась Татьяна. — Почему тогда предложили прошлогодний список принести?

– Сергей остановился и улыбнулся. — У меня и позапрошлогодний есть. – Какой смысл-то?

– округлила глаза Татьяна. — Как какой смысл?!

– сказал Сергей и отошел в небольшой закуток, где висели сертификаты, политики и прочие красивые бумажки. — Ладно, давайте отойдем в сторону, а то коридор перегородили.

– спросила Татьяна. — Вы не верите в изменения, в улучшения?

— Верю.

Почему не хотите предложения писать? — Чего тогда?

Рассказать? — Ну как вам сказать… Есть более полезные способы бумагу тратить.

– сухо ответила Татьяна. — Нет, спасибо. Почему считаете предложения бесполезными? – Давайте обойдемся без сортирного юмора.

– серьезно ответил Сергей. — Потому что их никто не будет реализовывать. – Все предложения успешно отправляются в топку.

– тон Татьяны стал немного вдохновенным. — Неправда, Сергей! И от руководителей, и, особенно, от рядовых сотрудников, которые на местах видят проблемы, и знают, как их решать! – Предложения очень важны!

– улыбнулся Сергей. — Ну, ваша правда. – Я пойду?

– продолжила свою мотивирующую нотацию Татьяна. — Нет, не пойдете! – Я, как HR-директор, не могу допустить, чтобы топ-менеджер компании, которым вы являетесь, так открыто саботировал развитие!

– задумчиво произнес Сергей. — Забавно вы говорите – «эйчар директор». – Знаете, как один толковый человек читает эту аббревиатуру? Потом вдруг оживился.

– Татьяна с недоумением посмотрела на Сергея. — Какую аббревиатуру?

— Ну вашу, «эйчар».

— Ну просветите меня.

ХаРэ-отдел, ХаРэ-директор. — «харэ».

– скривилась Татьяна. — Ой, ну смешно, прям. – И правда говорят, детский сад какой-то.

Я пойду? — Ага, точно.

Сколько можно! — Нет, не пойдете! – возмутилась Татьяна. Лишь бы в свою нору сбежать, к оркам! Я недавно тут работаю, конечно, но меня сразу поразила, в хорошем смысле, принятая здесь корпоративная культура! – Что не так с предложениями? И близость собственника к людям, и его готовность слушать и внимать предложениям от простых сотрудников!

— Это вы про что?

– ответила Татьяна. — Про возможность написать свои предложения напрямую собственнику, вот про что! Это – поразительно близкая дистанция между верхами и низами! – Любой сотрудник может написать электронное письмо, и его прочтет лично собственник! Ни в одной компании я не встречала…

– оборвал длинную тираду Сергей. — Вы пробовали?

– запнулась Татьяна. — Что пробовала?

— Ну письмо написать напрямую собственнику.

— Нет, я же недавно работаю.

— Попробуйте.

– скорчила смешную рожицу Татьяна. — Обязательно попробую, Сергей. – Как только соберу…

– снова оборвал Сергей. — Сейчас попробуйте. Адрес ящика я подскажу. – Давайте, доставайте телефон, пишите.

Так сразу, без подготовки? — Как? – Нет, я так не могу, да и не знаю, что написать. – неуверенно спросила Татьяна.

Доставайте телефон. — Я знаю, продиктую. Выдадите мое предложение за свое.

— Нет, Сергей, это уж слишком…

Доставайте телефон. — Да блин не бойтесь вы, все хорошо будет.

Потом неуверенно потянулась к карману пиджака и достала телефон. Татьяна несколько секунд пристально смотрела на Сергея. Сергей продиктовал адрес и письмо. Открыла приложение почты, создала новое письмо.

Предлагаю на совещаниях руководителей назначать модератора, который будет управлять докладами, следить за таймингом и пресекать бессмысленные дискуссии. — Пишите. Все, отправляйте.

– покивала головой Татьяна. — Отличное предложение, кстати! Серьезно. – Что, отправлять?

– наигранно возмутился Сергей. — Да в рот мне ноги, чего вы трясетесь. – Отправляйте!

— Ну ладно… — Татьяна нажала кнопку отправки сообщения, заблокировала телефон и убрала его обратно в карман.

Татьяна пристально смотрела на Сергея. Сергей замолчал и стал рассматривать сертификаты, висевшие на стенах.

– через полминуты Сергей оторвался от стен и посмотрел на Татьяну. — Предпочитаете вибро?

Опять сортирный юмор? — Чего? – уже не так сухо поинтересовалась Татьяна.

– Сергей взглядом показал на карман пиджака Татьяны. — Телефон достаньте. – Вдруг ответили уже?

– Письмо! — Ну ага… — смутилась Татьяна, но рука потянулась к карману. Пришло!

— Ну, читайте… — улыбнулся Сергей.

– Так… Чего? — Читаю… — повозилась с разблокировкой Татьяна.

Письмо было следующего содержания.

Вот она, спасительница нашей несчастной компании! «Мать честная! Как же мы жили-то!
Идите работайте, на хрен, а то уволю!
С уважением, Собственник». Татьяна!
Что б мы делали без ваших предложений!

Глаза увлажнились, губы сжались, как у обиженного ребенка. Как говорят классики, на лице Татьяны отразилась вся гамма чувств.

– дрожащим голосом спросила Татьяна. — Что все это значит?! – Сергей, вы же обещали, что ничего не случится… Я… Как теперь… Это все вы!

– засмеялся Сергей. — Ага, это все я. Это автоответчик, который я сделал. – Ладно, не обижайтесь. Собственник не видит ни ваших писем, ни «своих» ответов. Видите, он и имя ваше подставил, и пол правильно определил – смотрите, «спасительница».

– еще не до конца веря в чудесное спасение, спросила Татьяна. — Так вы меня разыграли? Я вообще невротик! – Сергей, как вы позволяете… Так ведь инфаркт может случиться!

– опешил Сергей. — Невротик?

— Да, я – невротик!

Потом вдруг улыбнулся, хлопнул себя ладонью по лбу. Сергей удивленно смотрел на Татьяну несколько секунд.

Простите, Татьяна… — Блин, это ж одно слово – невротик.

– спросила Татьяна. — А вы как подумали? – Не-в-ро-тик… Твою мать, Сергей! Затем подняла глаза к потолку и задумчиво, по буквам, произнесла. Тьфу! Достал ваш юмор сортирный! Пошлятина!

– Собственник раньше читал эти письма, отвечал на них, но со временем понял бессмысленность этого занятия и попросил меня сделать автоответчик, ну я и сделал. — Да послышалось просто, извините… — сконфуженно произнес Сергей и затараторил.

– округлила глаза Татьяна. — Это вы называете автоответчик? – Разве так можно людям отвечать?

Я и не отвечаю. — Нет, конечно. – На этот ящик уже несколько месяцев никто не писал, я отслеживаю. – Сергей, видя, что Татьяна не обиделась, вновь стал обретать уверенность в себе. Вы – первая за долгое время.

– продолжила Татьяна. — Ну хорошо, электронная почта не работает. Для тех, кто не пользуется электронной почтой. – Но есть же ящик – вон, у вас за спиной висит. Можно написать предложения на бумаге и положить.

— Ну-ка… — Сергей отодвинулся в сторону и жестом пригласил Татьяну к ящику.

Опять разыграть меня хотите? — Что ну-ка? Взорвется все? Что там будет?

Вот, возьмите… — Сергей пошарил в карманах, достал какой-то мятый чек. — Нет. Толкайте в ящик. – С заправки чек.

В качестве предложения по улучшению? — Чек с заправки? – Оригинально! – ухмыльнулась Татьяна.

Однако, чек взяла и стала засовывать его в ящик.

– Не засовывается… Почему? — Так… Блин… — пыхтела Татьяна. Скотчем что ли залеплено?

– улыбнулся Сергей. — Нет, скотч не мог удержать пыл генераторов идей. Пришлось изнутри фанеру на саморезы посадить. – Так толкали свои бумажки, что скотч отрывался.

– Что, причина та же? — Ну вы шутник… — Татьяна вернула чек Сергею. Не хочет собственник отвечать на предложения?

Тут ведь еще хуже – на электронное письмо можно быстро ответить, а тут напишет паря какой-нибудь из цеха, и к нему надо пешком тащиться, хлопать по плечу и благодарить за вклад в развитие компании. — Конечно.

— А не проще убрать ящик?

Смотрели Простоквашино? — Нет.

— Смотрела, а что там?

Тип, зачем тут висит эта картина? — Про картину эпизод был. И здесь так же. Оказалось, дырку на обоях закрывает. Ящик давно висит, потом ремонт делали, обои под покраску клеили, ну и…

— Чего?

Решили оставить. — Ящик на дюбелях сидит, отрывать не стали… Ну эти… Господа из Средней Азии… Короче, под ящиком обои другого цвета.

— Кошмар какой… Бытовуха…

Татьяна о чем-то напряженно думала. Повисла пауза. Сергей устало смотрел на нее, пытаясь предугадать ход мыслей.

– спросила Татьяна. — Все безнадежно? Это все, конечно, очень весело, но все-таки… Ведь Светлана Владимировна зачем-то попросила предложения написать… – Сергей, скажите.

– сухо ответил Сергей. — Так положено. Ну, знаете, как это всегда бывает. – Есть проблема – нужны мероприятия. Лишь бы свалить побыстрее. Кто-то обозначает проблему на совещании, а думать над решением никому неохота. Оно и есть, один в один. Вот и придумали стандартный ход – вносим в протокол совещания пункт «разработать мероприятия по устранению проблемы». Вы обозначили проблему, директор сказала придумать мероприятия.

– усталым голосом сказала Татьяна. — Так это не мероприятия, а предложения. – Просто идеи, что можно сделать.

Потом, если повезет, дойдет до второго шага – разработать мероприятия по реализации идей. — Первый шаг – идеи. Назначить сроки, ответственных – это уже третий шаг.

– немного оживилась Татьяна. — Так это же правильно! Так и должно быть! – Мероприятия, ответственные, сроки.

– Только никто этого не допустит. — Должно, кто спорит-то… — улыбнулся Сергей.

— В каком смысле?

Поэтому действует круговая порука – все напишут какую-нибудь ерунду. — Никто не хочет заниматься реализацией идей, особенно – чужих. Либо неисполнимую, либо очевидную.

Вы серьезно? — Круговая порука? – А директор об этом знает? – ухмыльнулась Татьяна.

Директор об этом знает лучше всех. — Конечно. – Потому что, по-хорошему, именно директора надо писать ответственным за реализацию большинства улучшений. – серьезно ответил Сергей. Ей оно надо? Как минимум, директор будет принимать решения, согласовывать затраты и т.д.

– начала горячиться Татьяна. — Ну вот я, я же не состою в вашем клубе саботажников! Я напишу предложения, сама! – Мне наплевать на вашу общую лень и болото! Хорошие, дельные, которые реально помогут сделать компанию лучше!

– покивал головой Сергей. — Напишете, никто не сомневается. – Такие, как вы, всегда пишут.

– голос Татьяны звучал громко, а на щеках опять появился румянец. — Какие еще на хрен «такие, как вы»? – Что со мной не так?

– миролюбиво продолжил Сергей. — Да вы успокойтесь, Татьяна. И я таким же был, и я писал много предложений по улучшениям, и горячо их отстаивал. – Такие, как вы – это руководители, которые недавно начали свой карьерный путь в нашей процветающей компании.

– всплеснула руками Татьяна. — О, что-то я сомневаюсь! Да вы – самый ленивый, безынициативный и… Я не знаю… Странный руководитель, которого я видела! – Вы, да много предложений? Еще бороды и грязной футболки не хватает, чтобы как настоящий айтишник выглядеть! Вам бы только шутки шутить, про письки-попки, как моему сыну пятилетнему.

– опустил глаза Сергей. — Ладно, и на том спасибо. У меня работы много… – Ну все, я удовлетворил ваше любопытство?

– Не принимайте близко к сердцу. — Я… Простите, если обидела, Сергей… — Татьяна взяла Сергея за руку. Ну и меня поймите, я тут недавно, может не всего еще знаю…

– вдруг улыбнулся Сергей и решительно двинулся прочь из закутка. — Ну пойдемте, покажу.

– Татьяна немного опешила, и нерешительно зашагала вслед. — Куда опять?

– ответил Сергей, на ходу повернув голову. — Ко мне в кабинет.

Ведро воды на меня выльется, когда зайду? — Что там? – Давайте уж вы первый заходите. – улыбнулась на ходу Татьяна.

Дошел до кабинета, сел за свой стол, подвинул второй стул для гостьи, разблокировал компьютер. Сергей не ответил. Щелкнул по ярлыку на рабочем столе, и Татьяна увидела знакомую заставку корпоративной системы управления задачами. Пошарил в открытых окнах, недовольно сквасился – видимо, не нашел того, что искал.

Или поставить? — Что, задачу мне хотите показать?

Раз вы такая любознательная.
Дождавшись загрузки системы, Сергей начал переключаться между закладками. — Нет, будем археологические раскопки делать.

— Так… Задачи…Проекты… Вот она!

– прищурилась Татьяна, глядя в монитор. — Что это?

– с гордостью заявил Сергей. — Система сбора и учета предложений по улучшению. – Знакомы?

– Ваш программист на обучении показывал… Она работает? — Да, что-то припоминаю… — немного сконфуженно сказала Татьяна.

Хотите статистику посмотреть? — Да, чего не работать-то.

А, ну давайте. — Чего?

Итак… — Сергей сформировал отчет по статистике, и начал вчитываться в цифры. — Так, где она тут… А вот, нашел. – Всего подано 2147 предложений, из них…

– искренне удивилась Татьяна и тоже уставилась в монитор. — Сколько-сколько? Как, откуда? – Две тысячи сто… сколько-то?

– улыбнулся Сергей. — Да вы погодите. – Из них реализовано 1535.

Татьяна в недоумении уставилась на Сергея, словно ожидая очередного чертика из табакерки.

– не спуская глаз с Сергея, спросила Татьяна. — Вы… Вы меня опять разыгрываете? Или опять муляж какой-то? – Это реальные данные? С фанерой.

— Все данные реальны.

– Это какая-то старая система, и идеи здесь позапрошлогодние. — А, я поняла… — улыбнулась Татьяна. Тут ваш список живет, который вы сдать хотите?

– возмутился Сергей и стал судорожно двигать мышкой, как будто что-то искал. — Чего? – Вот, полюбуйтесь!

Сергей немного повернул монитор к Татьяне, и отодвинулся в сторону.

Какой-то список. — Ну, что… Что я должна увидеть? Идеи… Ну, чего там?

– Сергей тыкнул пальцем в монитор. — Да вот же! Смотрите, и сегодняшние есть. – Колонка «дата создания». И вчерашние.

Ой, и правда… Дайте мышку! — Где? – А зеленым цветом почему некоторые выделены? – Сергей отдал мышку Татьяне, и та начала просматривать список идей.

Вон, смотрите, колонка с датой реализации. — Это реализованные.

Ее лицо становилось все более серьезным. Татьяна несколько минут просматривала список идей.

– Что вы мне тогда рассказывали про ящики эти, подшучивали надо мной? — Ничего не понимаю… — отдала, наконец, мышку и уставилась на Сергея. Почему вы о ней не сказали на совещании? Если есть работающая система.

– пожал плечами Сергей. — Зачем говорить, все о ней знают. Идеи не пишут, реализацией не занимаются. – Только руководители сюда не ходят.

— А кто тогда пишет?

А руководители даже не читают, что их сотрудники пишут. — Ну, те самые сотрудники на местах, которые видят проблемы.

– снова начала возмущаться Татьяна. — Ну вот откуда вы это знаете? – Закрысили, блин, хорошую систему, спрятали не весть куда, и ноете сидите, что не читают!

– обиделся Сергей. — Ничего не закрысил, Татьяна. Но никто не читает, из руководителей. – Повторяю, все знают. систему делал лично я. Я это точно знаю, т.к. Ну, т.е. Все прочтения идей фиксируются, и я их вижу. вижу, что прочтений от руководителей нет.

Директору, всем! — Так надо сказать об этом! Сергей, вы извините, но вы все-таки странный! Что мы там, как дураки, на совещаниях сидим, списки эти пишем, а тут все готово и автоматизировано!

– ответил Сергей. — Это вообще никак не связанные вещи. Списки мероприятий – это просто церемония такая, принятая в кругах руководителей. – Я ж вам объяснял. Нет у них идей. Срать они хотели на все улучшения. И заниматься реализацией они не собираются.

– продолжала возмущаться Татьяна. — Что значит «они»? Вы – такой же руководитель! – Вы ведь тоже – «они»? Тоже не пишете идей и не занимаетесь их реализацией?

Потом взял мышку, пощелкал кнопкой. — Как это… — удивился Сергей. – Вот, полюбуйтесь!

— Что это?

Кто сколько идей подал, сколько из них реализовано, кто больше всех реализовал. — Статистика по людям.

– О, вижу, отсортировано… На первом месте кто?.. — Так… — Татьяна внимательно смотрела на монитор. Вы?

— Я, а что тут такого.

– Татьяна оторвалась от монитора и уставилась на Сергея. — Вы? Сколько там? – Вы подали больше всех предложений?

– повернувшись к монитору, ответил Сергей. — 1147 вроде. Причем, заметьте: большинство из реализованных – не моего авторства. – Так я еще и реализовал 768 – половину всех поданных предложений. То есть я, в основном, реализую чужие идеи.

Постепенно удивление сошло с ее лица, уступив место напряженной задумчивости. Татьяна замолчала, глядя на Сергея с удивлением. Наконец, когда пауза стала явно затягиваться, Татьяна собралась и не спеша заговорила.

Вы меня в шок повергаете. — Я не знаю, что сказать, Сергей. Я не могу связать в голове вас… В смысле, двух вас – того, что на совещаниях в телефон играет и прошлогодние списки сдает, с тем, который написал и реализовал больше всего предложений по улучшениям. Ломаете мои шаблоны и стереотипы. Как такое может быть?

– улыбнулся Сергей. — Думаете, у меня – раздвоение личности? – Социальная, или корпоративная шизофрения?

— Я и не знаю, что думать…

Есть работа, есть всякая хрень. — А не надо думать, Татьяна. Тихо, спокойно, без совещаний, мероприятий, сроков и проектов. Работа – она здесь, на местах. Там другие ценности, другие цели, другие методы, другая этика. А там, в высоких кабинетах – ну, там хрень всякая. Там никто не хочет рисковать, потому что, как ни банально, место дорого.

– удивилась Татьяна. — Кому место дорого? – А, это вы про свою круговую поруку?

– кивнул Сергей. — Ну да. Если встал на волну – не выделывайся, не маши руками, делай все, чтобы удержаться и не упасть. – Руководитель – он, ведь, как серфер. Вдруг следующей волны год ждать.

– снова удивилась Татьяна. — А причем тут идеи по улучшениям?

Выскажешь предложение – тебя же назначать ответственным за реализацию. — Отвечу избитой фразой: инициатива наказуема. И ответственность обозначат. И срок поставят. И крутись, как хочешь.

— А в вашей системе не так, что ли?

Тут нет ответственных. — Не так. Если сделал – пишет коммент, я отмечаю выполнение и указываю, кто конкретно делал. Кто хочет, или может, или и то, и другое – берет и делает. Настоящие улучшения, пусть и небольшие. Одна сплошная демократия.

– А Светлана Владимировна знает об этом? — Мда… — снова задумалась Татьяна. Ну, о цифрах, статистике, сколько предложений реализовано?

— Конечно.

А я почему не знаю? — Почему «конечно»?

Я раз в неделю с ней встречаюсь, по рабочим вопросам, и рассказываю о самых интересных предложениях, и их реализации. — Потому что результаты обсуждаются не на общем совещании. Обычно они не большие. Ну и там, если деньги нужны, обсуждаю бюджеты.

— А почему вы такой междусобойчик устраиваете?

Совещания у директора – это не работа. — Я ж сказал уже… Чтобы лодку не раскачивать. Это – посидеть, понадувать щеки, протокол написать, потом выкинуть, сказать «в моем подразделении все в порядке», услышать в ответ «ок, спасибо, следующий». И не для работы.

– с доброй улыбкой добавила Татьяна. — В телефоне еще поиграть можно.

Считайте это привилегией. — Ну да, почему нет. Она ж знает, кто есть кто. От директора.

— И кто есть кто?

Остальные – не знаю. — Я – программист. Сами пусть решают.

Татьяна молчала и смотрела на Сергея, с неподдельным интересом в глазах.

– наконец произнесла она. — Я тоже хочу.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть