Хабрахабр

«Когда ты — главный редактор Rusbase»: новый подкаст о работе с контентом и карьере в технологических медиа

Это — подкаст с теми, кто пишет, редактирует, снимает фото, видео и руководит созданием контента. Сегодня мы подготовили для вас текстовую версию четвертого выпуска.

Мы говорим о карьере, рабочих инсайтах, «кухне» и новых проектах издания. Его гость — Светлана Зыкова — главный редактор Rusbase — издания о технологиях и бизнесе.

На фото: Светлана Зыкова — главный редактор Rusbase — издания о технологиях и бизнесе
alinatestova: Светлана, привет. Мы очень рады видеть тебя в нашем подкасте. Сразу начну с места в карьер. Расскажи, пожалуйста, с чего начинался твой путь в Rusbase?

Как ты к этому пришла? Что ты делала тогда, что делаешь сейчас?


Светлана: У меня необычная история. Я не хотела быть журналистом. Но так случилось, что я пошла на журфак. После этого в какой-то момент я подумала, что быть журналистом, писать и менять мир — это здо́рово. Но я не знала, в какой области журналистики хочу развиваться.

Я заинтересовалась СМИ на тему технологий. Позже я поняла, что хочу работать в IT-компании. Тогда я подумала, что можно совместить IT и журналистику — пойти работать в СМИ, где пишут о технологиях. На тот момент это были Rusbase и vc.ru.

Я сразу написала Элине. Тогда главным редактором Rusbase работала моя однокурсница — Элина Кириллова. Выяснилось, что у них открыты две вакансии, и я пошла на одну из них.

Я не ставила цель попасть именно в Rusbase, но постепенно я поняла, что это — то, чего я хочу. Для меня это всё было чередой случайностей. Я рада, что всё сложилось именно так.

У нас такой редактор занимается авторскими колонками — работает с внешними авторами. Меня взяли на вакансию UGC-редактора (UGC — User-generated content). Несмотря на то, что мы стали больше, всю эту работу по-прежнему выполняет один человек.

Внешние авторы — это представители компаний, хотя встречаются и независимые эксперты. С ними нужно общаться, утверждать темы, помогать адаптировать материалы под наш формат. Это большая редакторская работа, а не то, что можно назвать классической журналистикой.

Элина, главный редактор, сменила область деятельности и ушла из издания. На позиции UGC-редактора я проработала чуть больше года. Так в 2016 году я стала главой редакции Rusbase. Все решили, что логично взять на место главреда человека из команды и выбрали меня.

А: Скажи, пожалуйста, что тебе приходится делать как главному редактору? Как изменились твои обязанности по сравнению с позицией UGC-редактора?
С: Это очень разные вещи. В UGC у тебя много авторов, огромные переписки в почте, но это — раздел один. Ты не лезешь в то, чем занимаются остальные редакторы. У каждого своя зона ответственности. Мне нужно было изнутри изучать то, что делают другие разделы.

Разбиралась, что подходит, что не подходит. Я постепенно формировала понимание того, как готовить материал любого формата на Rusbase, а не только авторские колонки.

На позиции UGC-редактора человек знает, как сделать идеальный материал с позиции UGC-контента. Но как главный редактор ты должен разбираться во всем и быстро реагировать на любые ситуации — этому мне тоже пришлось учиться.

Как главреду мне нужно ставить задачи на всех платформах. Как редактор я много работала в почте и с текстами. Например, у нас есть Telegram и другие каналы, которые необходимо контролировать в большей степени, чем это делает человек на позиции редактора.

А: Получается, главный редактор — многостаночная профессия. Понятно, что главред главреду рознь — в зависимости от издания и площадки. Скажи, пожалуйста, что еще делает главред в Rusbase? Определяет новостную или тематическую повестку?
С: Главреду важно видеть общую картину: смотреть на все процессы, определять, куда они идут. Главред пытается сделать издание классным, чтобы оно нравилось читателю.

Этим занимается новостной отдел, который очень вырос за последние годы. Нашу новостную повестку главред не контролирует. Есть глава новостного отдела. Раньше у нас был один новостник, сейчас их три. Поэтому новостную повестку определяю не я. Я бы хотела больше погрузиться в новости, но это — огромная часть работы, постоянный мониторинг контента.

Я определяю общее видение тем и формата, работаю с длинными материалами, которые требуют большей проработки. У меня более глобальные задачи. Пытаюсь успеть везде и сделать так, чтобы контент издания нравился мне самой. Еще я подбираю людей в редакцию.

А: С учетом огромного количества задач, платформ и форматов общения с людьми, расскажи, пожалуйста, как выглядит твой день? Как выглядит день главного редактора?
С: Я просыпаюсь, умываюсь, завтракаю. Затем я первым делом смотрю, что происходит на Rusbase. Начинаю работать с самого утра — стараюсь выполнить все сложные задачи до полудня. Самое продуктивное время для меня — с пробуждения и до 12 дня.

Если с утра я могу делать, например, план, который требует вдумчивости, то вечером я отвечаю на письма в почте. Во второй половине дня я выполняю менее сложные задачи — те, на которые не нужно много умственных ресурсов, что-то более механическое.

У нас есть люди, которые любят работать в офисе. Редакция обычно работает дистанционно. Я могу не приезжать в офис рано утром, как и все в редакции. Есть и те, кто любит работать из дома. Поэтому нет такого, что ты сначала едешь на работу, а потом уже «включаешься».

Это — одно из требований не только ко мне, но и ко всем редакторам: в течение рабочего дня все должны быть на связи. Я могу приехать днем или поработать из дома, но я всегда на связи.

А: Скажи, пожалуйста, реально ли руководить большим медиа, таким как Rusbase, и при этом сохранять дистанционных сотрудников и самому работать удаленно? Или все-таки нужно людей собирать в одной комнате и говорить: «Всё, давайте, работаем»?
С: Мне кажется, что это контрпродуктивно. Исторически сложилось, что офис для нас — вещь необязательная. Поэтому люди, которые приходят к нам работать, сразу понимают, что никто не будет стоять над тобой и контролировать.

Мы собираемся раз в неделю на планёрки. При этом я понимаю, что работать полностью удаленно — тоже не вариант. Есть много вещей, которые лучше делать очно. Утвердить план по разделу легче, если поговорить с человеком лично, а не писать ему что-то в Telegram.

При этом четыре человека работают в Rusbase полностью дистанционно. Наш новостник долго работал из Латинской Америки. Это тоже нормальный вариант для нас.

К: А как вы справлялись с разницей во времени?

Поэтому новостник из Латинской Америки работал по «своему» времени. С: Новости мы распределяем так, чтобы люди своим дежурством «покрывали» максимальное количество часов в сутках. Для нас это был плюс, потому что в Москве на это время дня не всегда можно найти человека, который бы с радостью каждый день выходил на работу.

А: Наверняка в среде редакторов есть люди, которые планируют развиваться в управленцев, главных редакторов, руководителей. Какие компетенции, не связанные с журналистикой и писательством, нужно «отрастить» главному редактору?
С: В первую очередь — желание и умение работать. Многие люди любят работать с девяти до пяти с обеденным перерывом. И всё. Я не за тот трудоголизм, когда ты должен работать 24 часа в сутки, но я говорю о том, что нужно избавиться от лени, делать работу качественно, чтобы не приходилось за тобой проверять. Нужно стараться не работать «на отвали». Это всё можно делать, только если тебе нравится сам процесс, хочется работать ради результата.

Планы важны не только для главного редактора, но и для редакторов разделов. Еще нужно развивать умение планировать. Понимать, почему то или это не работает, что нужно поменять. Ты должен уметь составлять план, соблюдать его. Поэтому планирование — вторая базовая компетенция. Сюда же относится планирование рабочего дня и времени.

Третья — любовь к людям. Даже если ты отчаянный мизантроп, можно сработаться с кем угодно. Если у вас общие цели, и ты понимаешь, как найти подход к человеку в рабочей среде. Будет легче, если люди (особенно коллеги) тебе нравятся. Поэтому это — важное качество.

А: Получается, что помимо планирования и вещей, которые связаны с компетенциями, очень важен mindset — настрой на то, чтобы твое издание развивалось максимально успешно.

Любовь к изданию — своему месту работы — очень важна. С: Согласна.

А: В день записи нашего подкаста Rusbase отмечает шестой день рождения. Скажи, пожалуйста, как изменилось издание с момента начала твоей работы?
С: Во-первых, мы стали больше и, на мой взгляд, качественнее. С ростом издания растут и редакция, и трафик, меняется контент. Мы начинали с издания про стартапы и бизнес. Потом мы стали рассказывать про бизнес в целом. С 2016 года (когда мы купили rb.ru) добавилась еще одна большая часть — «Карьера». Сейчас у нас прибавляется направление «Дети».

А: Расскажи, пожалуйста, про это направление.

Не в том плане, что мы будем писать про воспитание детей, хотя это тоже возможно. С: Мы хотим взяться за тематический блок «Дети». В основном для тех, кто уже запустил свой бизнес или хочет развиваться как специалист в технологических компаниях. Мы останемся в рамках основной концепции — бизнес и технологии, но сейчас у нас они «только для взрослых».

Последние будут работать в новых отраслях: от колонизации Марса и до развития технологий и идей вроде бесплатных авто. Работа с детьми — это работа с нашей будущей аудиторией, а также с родителями, которые хотят воспитать из своих детей предпринимателей, технических специалистов или «профессионалов будущего».

Это — профессии будущего, о которых пока мало контента. Мы хотим создать больше материалов по теме и не только для взрослой аудитории, но и для подрастающего поколения.
А: Это направление не совсем очевидное. Далеко не все медиа поддерживают похожие темы и больше концентрируются на образовании. Почему вы решили занять эту нишу?
С: Мы увидели, что на стыке наших и образовательных тем есть ниша, которая еще свободна. У нас уже выходили статьи про курсы для детей, про то, что нужно изучать сейчас, чтобы в будущем стать востребованным специалистом. Мы видим, что аудитории это интересно. Тема будущего, тема поколения, которое будет делать бизнес после нас — это очень интересно.

Появятся ли новые рубрики? А: Скажи, пожалуйста, что изменится в Rusbase после появления нового направления? Будет ли для читателя что-то радикально новое на площадке?

Так нам хотелось бы. С: В глобальном смысле новое направление притянет не только предпринимателей, но и родителей, которые до этого не интересовались технологиями и бизнесом.

Сейчас у нас такого нет. Мы шутим, что появятся комментарии из серии «вы ничего не понимаете, я знаю как надо». Если будут такие обсуждения, так будет интереснее.

А: По твоему мнению, нужно ли как-то иначе подавать контент для подростков?

Часть нашего контента уже нацелена на студентов первых курсов, старшеклассников, которые хотят запустить свой бизнес. С: Тут всё зависит от тех, кого мы считаем подростками. При этом они не хотят ассоциировать себя с детьми. Если говорить об этой аудитории, для них важно ощутить причастность к масштабным и глобальным вещам. Даже если это — школьник, статью с таким очевидным заголовком он читать не будет, потому что считает себя взрослым. Они не хотят читать статьи о том, как школьнику запустить бизнес.

Думаю, в наших форматах и материалах для аудитории определенного возраста много что изменится. Поэтому мы работаем над языком и подачей материала для этой аудитории.

А: Как ты думаешь, придут ли другие медиа к этой модели? Станут ли охватывать молодую аудиторию? Это — уже тренд, который берут в работу все, или пока совсем новая ниша?
С: Мне кажется, что это — тренд. Многие медиа уже работают с видео. Использование видеоконтента — это зачастую попытка захватить аудиторию, которая не хочет читать тексты. Такая аудитория предпочитает смотреть что-то в исполнении блогеров. Этим людям по 18–20 лет, и медиа уже хотят с ними работать. Думаю, мы присоединяемся к тренду «работать с молодежью» и одновременно захватываем новую нишу, адаптируя эту модель под себя.
А: У меня остался блиц из двух коротких вопросов.
Первый вопрос: Классный текст должен…

С:… продавать 🙂

И второй: Руководить редакцией — это…

С:… быть главным редактором 🙂

Спасибо! А: Отлично.

Наш микроформат для всех, кому интересен контент-маркетинг:

​Writer’s block: все это уже было в Симпсонах [части 1, 2, 3, 4]
Аутсорсить контент — это нечестно!
Как работают архетипы и истории
Think different — архетип бунтаря

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть