Хабрахабр

Как я работал в Турции и познакомился с местным рынком


Объект на «плавающем» фундаменте для защиты от землетрясений.

Мы за последние лет 15 построили заказчикам точно больше сотни ЦОДов и крупных серверных, но этот объект — самый крупный из зарубежных. Меня зовут Павел, я руковожу в КРОК сетью коммерческих дата-центров. Туда я и поехал на несколько месяцев, чтобы консультировать иностранных коллег при строительстве самого объекта и облака. Он находится в Турции.

Естественно, мы часто общались с местной ИТ-интеллигенцией, поэтому у меня есть что рассказать про рынок и про то, как там всё в ИТ выглядит для русского человека со стороны. Здесь много подрядчиков.


Опоры фундамента — по сути, шарнирные соединения, позволяющие сдвиги и прыжки.

Рынок

Рынок похож на российский. То есть существуют местные флагманские компании, которые из экономической обоснованности смотрят на bleeding edge, ждут обкатки технологий полгода-год и забирают себе. У нас так делают некоторые отделы банков, розницы и разные технологические бизнесы. Потом есть западные компании мирового масштаба, которые приходят в страну со своими стандартами: под них строится инфраструктура. И есть отстающие, которые пытаются вылезти из 80-х и 90-х по уровню технологий, подходу к управлению и вообще сознанию. Тем не менее сам по себе турецкий рынок отстаёт от нашего примерно так же, как наш отстаёт от Европы. Они только сейчас начинают присматриваться к коммерческим ЦОДам, как мы N-ое количество лет назад в России.

Я не до конца понял схему, но для провайдеров устанавливают минимальные тарифы, которые не должны снижаться в конкурсах. Госрегулирование — не меньше нашего, и, в частности, местный аналог Ростелекома — Турктелеком — имеет около 80% телеком-рынка страны по каналам связи. В итоге инфраструктура связи — фактически госмонополия, а все услуги поверх инфраструктуры — коммерция, но очень зависящая от госрегулирования.

Только здесь речь идёт про критические системы, а не персональные данные. Почти такая же история, как с персональными данными, и у нас. Поэтому нужны мощные ЦОДы, и поэтому этот ЦОД построили с сейсмозащитой на «плавающем» фундаменте. Эти критические системы нельзя вывозить за пределы страны, данные должны храниться локально. Но для серверов это плохо. Многие здания серверных тут сейсмозащищены иначе: за счёт упрочнения конструкций. Этот ЦОД просто плавает в железном озере шарниров, как уточка, а стойки как будто висят в воздухе — их не трясёт. В случае землетрясения стойки будут ходить ходуном.

Можно сказать, что это только зарождается здесь. Относительно ЦОДов: здесь совсем мало провайдеров, которые серьёзно относятся к грамотно выстроенным процессам эксплуатации. Мелких много, и много таких, которые имеют только Design. Тяжело найти крупный сертифицированный объект Uptime Institute. Оптимизируются. Operational Sustainability — только у двух ЦОДов, причём только один из них коммерческий, при этом на коммерческом сертифицирована только одна очередь.

Тут надо сказать, что TierI, TierII и TierIII — это мера простоя. В РФ три ЦОДа уже имеют даже UI TIII Operational Sustainability Gold (два коммерческих — для сдачи в аренду машзалов по частям, и один корпорации — для собственных нужд), ещё два — Silver. TI — это любая серверная, TII — критичные узлы дублированы, TIII — дублированы все без исключения узлы, и выход из строя любого из них не приводит к остановке ЦОДа, TIV — «удвоенный TIII»: ЦОД фактически военного назначения.

Причём их получали как по TIA, так и по Аптайму. Сначала у нас было можно получить проект TierIII. По чему он — по стандарту строительства контакт-центров или ЦОДов — не очень важно. Заказчик смотрел только на третий уровень. Потом заказчики начали разбираться в уровнях TIII. Потом стали котироваться только UI-сертификаты и ещё IBM. Вот этот с регламентами и «на практике всё получается уже несколько лет» — это и есть UI TIII Operational Sustainability. Их там три: что проект соответствует требованиям, что объект построен по проекту правильно, и что объект работает и поддерживает все регламенты.

Выбор есть. К чему я это всё: в России уже нормально объявлять конкурсы на TIII-ЦОДы для закупки мест под размещение своего железа. В Турции просто нельзя найти подходящие TIII для проведения тендера.

У нас если получил услуги на телематику или связь, то ответственность за системы несёт владелец. Третья особенность — провайдеры услуг под более жёстким присмотром в сравнении с рынком РФ. Вроде как не твоё это дело: майнит там твой арендосъёмщик или ещё чего хуже. Дальше ты серваки в аренду сдал — и уже не при делах. Фактически тут на каждом провайдере ЦОД лежат обязательства объяснить, что конкретно ты вообще никак не мог предотвратить противоправных действий. Тут эта тема почти не прокатывает. Плохо объяснял — отберут лицензию.

Если ты про IaaS, то обязательно будут услуги безопасности типа DDoS-защиты. С одной стороны, это добавляет ещё пачку документов и усложняет вход в аутсорс-инфраструктуры бизнесу и госкомпаниям, а с другой — уровень надёжности тут выше. Но телефон оставьте, если будут атаковать — тогда и поставим, хорошо? Как обычно заказчики на нашем рынке входят:
— А, у нас там веб-сервер, будет сайт крутиться.
— Давайте защиту от дидоса поставим.
— Да не надо, кому он нужен?

И компании готовы за это платить. А тут ставят сразу. Узнают у провайдера конкретные детали реализации по пути трафика. Все относятся с большим пониманием к рискам. Берите стандартные или ищите другого оператора услуг. Выливается это ещё в то, что когда заказчик приходит в IaaS со спроектированной системой, у нас ему могут сказать:
— О-о-о, у-у-у, у вас тут какие-то спеки нестандартные на физические машины. Давайте мы под вас купим это железо и сдадим вам его уже в аренду, только подпишите на три года, тогда и цены дадим хорошие. Ну или дорого…
А в Турции будет так:
— О-о-о, а-а-а, у вас тут спеки на физические машины забуённые. А лучше на 5 лет сразу!

И даже цену нормальную получают, потому что у нас любой договор предполагает страховку от того, что ты железо под проект купишь, а потом заказчик взбрыкнёт и уйдёт через два месяца. И подписывают. А здесь он не уйдёт.

Ещё отличия в мироощущении

Когда в России приходит заказчик, то диалог примерно такой:
— Продайте облако, вот техтребования.
Ему отвечают:
— Техтребования посмотрели, стоить это будет 500 попугаев.
Он такой:
— 500? Да вы чего? Нет, 500 — это очень дорого. Серваки из них сколько? 250? А ещё 250 за что?
Расписывают ему. А дальше — продолжение:
— Да ладно, давай ты часть моего железа возьмёшь, оно почти не старое. Мои спецы твоим помогут настроить. Лицензия на ВМвару своя есть. Боец по Заббиксу вот. Давай за 130, кроме серваков?

Когда это стоит дешевле, а часть делает заказчик, то получается, что самое простое он забрал, а тебе остались только риски. При этом это нигде не говорится, но предполагается, что, когда это стоило 500, все риски были на тебе. Типа как ты привык к Dell-железу, но ведь для опенсорс-софта плевать, давай дам тебе Supermicro позапрошлогодние. И потом по ходу проекта он ещё часто по факту пытается докидать туда рисков. И по-хорошему надо брать уже не на 500, а на всю 1000. И в итоге вся модель рисков — просто в хлам.

Раньше мне казалось, что это история про оптимизацию бюджета. Возможно, вам сейчас не очень понятно, что я имею в виду. Есть странная штука в ментальности русского человека — играть в конструкторы. Но это не так на деле. И когда нам приносят новомодную большую штуковину, её хочется разобрать и посмотреть, что внутри. Думаю, мы все в детстве не наигрались в металлические с дырками, выросли, и нам дальше интересно. Плюс ты отчитаешься, что отжал поставщика и использовал внутренние ресурсы.

Так вот, до первых крупных контрактов в Европе мне это казалось необычным, что они не пускают дособирать части продукта заказчика. В итоге получается не готовый продукт, а непонятный конструктор. То есть вместо того, чтобы делать типовую услугу и оттачивать её, провайдеры услуг занимаются кастомизацией под локальных клиентов. А оказалось, что это тормозит услуги. А вот в Турции, напротив, хотят брать готовые сервисы, чтобы их потом не дорабатывать. Играют вместе с заказчиком в конструкторы — допиливают кастомные детальки, чтобы это работало.

Если у нас провайдер типа нас приходит к крупному заказчику и рассказывает про энтерпрайз-приложение, которое заденет полкомпании, то нужны два профессионала. Опять же вот отличие менталитета. Второй — от бизнеса, который разберётся, как и что приземляется, где как работает. Один — от провайдера, который всё покажет, расскажет и раскроет кишки. У нас в нём ковыряются при покупке. Речь идёт не про интеграцию и не про внешние интерфейсы, а именно про ядро системы, которое снаружи не видно. Никто не парится. А тут заказчик приходит за решением, и ему не очень интересно, что внутри. А как оно это делает — неважно. Заказчику важно, что если ты пообещал, что оно работает — чтобы оно и правда классно работало, как ты обещал.

Который опять же продиктован ответственностью за любые проблемы. Возможно, это просто чуть больший уровень доверия друг к другу. Косякнул крупно — рискуешь всем бизнесом, а не одним клиентом.

Они очень открытые друг к другу. Это перекликается с ментальностью местных жителей. У нас очень многое формализуется, а у них так: «Ну ты мне доверяешь, я тебе доверяю, поэтому пойдём, ты сделаешь проект». У них из-за этой открытости сильно развиты отношения. И дальше все неформальные вещи просто делаются без лишних вопросов.

Этот процесс шёл куда сложнее в России. Поэтому, кстати, очень легко продавать managed-сервисы. А тут весь аутсорс готовых продуктов разлетается, как пирожки. В РФ тебя разбирают на винтики.

Люди

С другой стороны, у нас встречаться лично по любому поводу не обязательно. Личное общение решает меньше, чем просто внимание. А тут внимание и личное общение — это одно и то же. И по телефону или по почте вопросы не решаются. Нужно приехать на встречу, иначе местные ничего делать не станут, и дело не сдвинется в мёртвой точки.

Тут так не работает в принципе. Когда у нас ты запросил информацию в духе «А пришлите конфигу», тебе админ взял и прислал. А пообщаться-то как? И не потому, что они плохие, а потому, что на подсознательном уровне: а чего он меня так не любит, что черканул письмо — и всё?

Если надо, чтобы тебе помогали в ЦОДе местные, то надо раз в неделю приезжать, а не обсуждать удалённо. Контакты надо поддерживать постоянно. Но если это время сэкономить, то потеряешь месяц в ожидании. Полтора часа туда и обратно и час разговора. Абсолютно непонятно с моим российским менталитетом уловить «А чего ты от нас хотел этого удалённо?» или «Чего не приезжал?». И это сплошь и рядом. Не обижались, а просто куда-то их откладывали до твоего приезда. Как будто они не видели писем, не воспринимали. Вот приехал, теперь можно обсудить. Ну да, ты писал. Возьми кофе, расскажи спокойно, что случилось… Давай начнём вот с этого, двухнедельной давности, с пометкой «ASAP».

Потому что ты пообещал, и ты сам приехал и не можешь этого не сделать. Вместо консоли у них телефон с подрядчиком. Что-то в этом определённо есть. Потому что посмотрел в глаза и сказал.

Это трешак. Ещё поражает, что творится на дорогах. Нормально, если люди выезжают на встречку через двойную сплошную – надо же как-то объехать автобус. Никто не включает поворотники, перестраиваются, как хотят. Я видел много перевёртышей. На городских улицах, где мой русский разум видит 50 километров в час, они едут под сотню. Как они ухитряются это сделать, я не понимаю. Один раз я видел перевёртыша на въезде на бензоколонку.

«Я на нежно-розовый поехал». Если красный на перекрёстке — это не тема останавливаться. Вот кого-то не пустили на его зелёный, потому что кто-то другой почти успел, но не совсем. Дальше начинаются обиды. То есть блокирует кого-то ещё на перпендикулярном потоке. Он не выдерживает и едет, уже не когда по светофору надо, а когда ему кажется справедливым. Пробки в Стамбуле — они, по моим ощущениям, в немалой части завязаны на странное отношение к правилам. Дальше это закручивается, и вся дорога блокируется. Мне говорили, что рынок провайдеров тут медленнее Европы развивается примерно по тому же принципу: для инфраструктуры нужны чёткие правила, а они тут почти все понятийные.

Напротив моего дома был местный розничный магазин вроде нашей Меги. Очень много личного общения. Это просто сервис такой, ты просто говоришь, что тебе нужно. Так вот, могут доставить любой товар до двери. Принесли бесплатно. Или вот я палец порезал, позвонил в аптеку напротив, попросил принести на проходную пластырь (примерно за 20 рублей).

И все дешёвые или не очень дорогие районы застроены вплотную. Все районы в Стамбуле — с очень дорогой землёй, поэтому используется каждый её клочок. Сразу рядом — тротуар метра на полтора, и дальше — дом. Дороги — одна полоса туда и обратно, а то и вообще односторонние. Говорить в таких районах о зелени или месте для прогулок странно: до зелени ещё надо дойти. На ширину тротуара нависает балкон. Наши указатели «Осторожно!!! Что самое неприятное: половина дорог — горизонтальная вдоль склона, а половина — под уклоном серьёзным, 15-20 градусов бывает легко (для сравнения: 30 градусов — это в Москве уклон эскалатора метро). Я тут во время дождя не знаю, не начну ли скатываться назад по мокрому асфальту. Уклон семь процентов!!!» кажутся смешными. Может быть, в дождь придётся остановиться и поехать заново. Почти как по эскалатору едешь. Есть те, кто сдаёт задом наверх.

В каком-то смысле канатная дорога.
Самая старая линия метро Стамбула — 144 года.

Для нас непривычный вкус, и мне он не очень нравится. Они постоянно пьют чай по любому поводу или без. Уваривают до предела по вкусу. Ощущение, что делается более крепкая заварка, и она держится в чайнике. Стоят станции везде типа наших термопотов, сверху на ней — дырочки, на которые ставятся заварники, в которых заварка горячая.

Местная специфика в том, что очень много овощей, много мяса. По еде, когда стал ходить с местными обедать, показали много почти домашних ресторанов. Но свинины нет, вместо неё — баранина.

Что самое занятное — более разнообразно, чем у нас в Москве. Готовят очень вкусно. Разнообразных блюд много. С овощами полегче, потеплее. Тут разница между салатом, вторым и мясом очень размыта. Другой порядок блюд: не салат, первое и второе плюс десерт. Вкусная клубника начиная с марта, дыни и арбузы — с мая.

Но многие не носят, короткие юбки и открытые руки — кругом. Мусульманская страна, повсюду женщины в чадре.

В офисе все одеты весьма для нас привычно, особых отличий в этикете одежды нет.

Ещё удивило, как они подходят к вопросу утилизации мусора. Из других контрастов: как я уже говорил, земля здесь очень дорогая, но при этом везде огромное количество лавок и магазинчиков, где можно купить очень дешёвую еду и вещи. А потом специальные люди с баулами на два кубометра на тележках в течение дня выгребают пластик, стекло, бумагу и отвозят на переработку. Вроде бы здесь есть разделение мусора по типам, но по факту всё выбрасывается в один большой контейнер. По крайней мере в чистом виде. Тем и живут… Попрошайничество не приветствуется. Цену не называет, заплатить можно, сколько есть. А по факту какая-нибудь бабулечка может «приторговывать» бумажными платками, подходя на перекрёстке к машинам. А многие деньги дают и платки не забирают.

Один раз наш контрагент прибыл на три часа позже, так мои коллеги были ему рады. Ну и могут опаздывать на встречи, но никто не будет сильно расстраиваться, если опоздаешь ты. Хорошо, что у тебя получилось добраться. Мол, классно, что приехал, рады тебя видеть. Заходи!

Вообще мы участвуем в похожих проектах по всему миру как технологический партнер. Про Турцию пока всё. Сегодня это более уже более 40 стран от Ближнего Востока до Австралии. Консультируем, помогаем местным компаниям разобраться с технологиями. А где-то старая добрая классика типа техподдержки или внедрения ИТ-систем. Где-то это VR, машинное зрение и дроны – то, что сейчас на хайпе. Если интересно узнать специфику — можем рассказать про некоторые особенности.

Ссылки:

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть