Hi-Tech

Как устроен рынок легальной помощи призывникам

Фото: Министерство обороны Российской федерации

Министерство обороны планирует отправить на военную службу 128 тысяч человек — рекордно низкое число новобранцев за последние 12 лет. С 1 апреля по 15 июля 2018 года в России проходит весенний призыв. Весной 2017 года в армию призвали 142 тысячи молодых людей, а годом ранее — 155 тысяч.

Последние годы российские военкоматы полностью выполняли план по призыву, а количество уклонистов (военнообязанных, которые получили повестку, но не явились в военкомат) снижалось — с 8,7 тысяч человек в 2012 году до 1,4 тысяч человек в 2016 году.

1 ст. За уклонение от военной службы предусмотрена уголовная ответственность — два года тюрьмы или штраф до 200 тысяч рублей (ч. По информации издания «Медиазона», по этой статье в России ежегодно судят около 700 человек, при этом основным видом наказания остаётся штраф (в среднем — 10-30 тысяч рублей), а к реальному лишению свободы последний раз приговаривали в 2013 году. 328 УК РФ).

Согласно статьям 23 и 24 федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (№53 ФЗ), призвать в армию могут любых граждан мужского пола в возрасте 18-27 лет, кроме тех, кто:

  • занят уходом за близкими родственниками;
  • воспитывает двух и более детей или чья жена ждёт ребёнка;
  • служит в силовых структурах;
  • занимает пост депутата;
  • учится в училище, техникуме или вузе на дневном отделении;
  • обладает учёной степенью;
  • сидит в тюрьме или не погасил судимость;
  • испытывает проблемы со здоровьем.

Для этого они обращаются в юридические фирмы, которые специализируются на военном праве. Именно последняя причина чаще всего помогает призывникам избежать армии.

С начала 2000-х годов российский рынок легального освобождения от воинской службы пережил рождение, расцвет, крах некоторых игроков, а также противодействие военкоматов и государственных органов.

Как получить военный билет законно

«Найти основания для непрохождения военной службы несложно по той простой причине, что здоровых призывников очень мало», — рассказывает председатель коллегии адвокатов «Призывник» Аркадий Чаплыгин.

В 1998 году он помогал ему организовывать избирательную кампанию. Прежде чем заняться защитой прав военнослужащих, Чаплыгин работал в приёмной депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Новолодского.

Новолодскому не удалось переизбраться на второй срок, и он пригласил Чаплыгина и других молодых помощников с юридическим образованием поработать в Балтийской коллегии адвокатов, в которой занимал пост председателя президиума.

Например, защищала бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака (который в то время возглавлял коллегию) от обвинений во взяточничестве и злоупотреблении должностными полномочиями. Коллегия обслуживала крупных корпоративных клиентов и вела знаковые уголовные дела 1990-х годов.

Однако адвокатам такие дела казались несерьёзными, и они от них отказывались. В Балтийскую коллегию обращались и призывники, которые хотели освободиться от службы в армии.

В 2002 году он вместе с друзьями открыл юридическую фирму «Призывник». Несколько таких дел попали к Чаплыгину, и он решил специализироваться на военном праве. В 2004 году компания вышла на московский рынок, а через два года получила статус адвокатской коллегии.

Чтобы легально получить освобождение от армии и военный билет, гражданину необходимо доказать призывной комиссии, что он не может служить по состоянию здоровья.

Например — сколиоз, астма, плоскостопие, туберкулёз, полипы и так далее. Заболевания, с которыми не берут на военную службу, перечислены в Расписании болезней — разделе постановления правительства №565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе».

Состояние здоровья призывника оценивают семь врачей-специалистов — психиатр, хирург, невропатолог, офтальмолог, ЛОР, стоматолог и терапевт.

Итоговое заключение о категории годности призывника даёт врач, который руководит работой по медицинскому освидетельствованию призывников. Каждый из врачей определят категорию годности к военной службе по своему профилю. Также он входит в состав призывной комиссии.

Отсрочку или освобождение от армии дают последние три. Категорий годности всего пять: А, Б, В, Г и Д.

  • При категории «В» призывник получает военный билет и зачисляется в запас — то есть он отправится на военную службу только если президент подпишет указ о мобилизации. Эта категория присваивается, как правило, при наличии заболеваний с умеренным нарушением функции органов.
  • Она даёт освобождение от одного-двух призывов (на полгода-год). Категория «Г» присваивается в том случае, если призывник страдает от острой болезни или травмы. После этого назначается повторное медицинское освидетельствование.

  • Она присваивается страдающим от тяжёлых заболеваний. Если призывник получает категорию «Д», он признаётся не годным к военной службе даже в военное время.

Задача адвокатов — зафиксировать заболевание из «Расписания болезней» и предоставить в военкомат доказательства негодности к военной службе. Зачастую врачи-специалисты проводят беглый осмотр, который не позволяет обнаружить некоторые нарушения здоровья.

На это иногда уходит несколько месяцев, поэтому процедура освобождения от армии может растянуться на продолжительный срок.

Возьмем для примера гипертоническую болезнь — это тоже достаточно частый случай. Целый ряд заболеваний даёт основание для освобождения от призыва не сразу, а лишь при наличии длительного диспансерного наблюдения.

Сама по себе она от призыва не освобождает — необходимо пройти стационарное лечение, сделать два суточных монитора артериального давления, подтверждающих наличие заболевания, и провести шесть месяцев диспансерного наблюдения в поликлинике.

Аркадий Чаплыгин

По словам Чаплыгина, она составляет от 50 тысяч до 170 тысяч рублей. Стоимость услуг адвокатов коллегии зависит от того, с каким пакетом медицинских документов обратился призывник.

В противном случае адвокат обращается в суд и добивается признания решения призывной комиссии незаконным. Если адвокатам удаётся доказать, что клиент не годен к военной службе, и призывная комиссия соглашается с доводами, то договор считается реализованным.

По оценке Чаплыгина, случаи ангажированности судей достаточно редки, и в большинстве случаев они принимают решение на основе доказательств, представленных сторонами.

Отношения с военкоматами

Компания работает на рынке правовой помощи призывникам с 2009 года, и за это время успела открыть по стране 20 собственных филиалов. «Мы не враги военкомата в том смысле, в котором принято так думать», — рассуждает сооснователь и директор по развитию омской компании «Призыванет.ру» Борис Лопатухин.

«Понятно, что их позиция — "строго против", но везде она проявляется по разному», — рассказывает он. По словам Лопатухина, когда в регионе появляется представительство «Призыванет.ру», реакция военкоматов проходит через пять стадий — от отрицания до принятия.

В 2012 году накануне начала весеннего призыва заместитель губернатора по вопросам безопасности Юрий Сухоплюев попросил прокуратуру проверить законность действий «Призыванет.ру»: якобы компания содействовала уклонению от военной службы. Самое сильное противодействие компании оказали власти Томской области.

Военкомат выполнил план на 100%, однако военный комиссар области Юрий Жуков сообщил, что 348 призывников уклонились от армии. В 2011 года в регионе планировали призвать в армию около 2,5 тысяч человек. Причём, по его данным, более 200 человек ранее обращались в «Призыванет.ру».

Она не выявила нарушений: сотрудники оказывали консультационные услуги и помогали призывникам собрать необходимые медицинские документы, чтобы добиться изменения категории годности. Для филиала компании это была уже четвёртая прокурорская проверка за два года работы. При этом освидетельствование они проходили в государственных клиниках.

Мы минимизировали эти риски. «Если отправить призывника в частную клинику, то он может замотивировать врача поставить необходимый диагноз. Мы знаем, как требовать от государственной клиники законности, потому что они подотчётны не предпринимателю, а государству», — рассказывает Лопатухин.

Но по словам предпринимателя, это происходит крайне редко: если сравнить состояние здоровья современных подростков с «Расписанием болезней», то ни один из них не будет годен к военной службе. Прежде чем заключить контракт с потенциальным клиентом, сотрудники компании оценивают состояние здоровья призывника и отсеивают полностью здоровых молодых людей — им получить отсрочку легально не получится.

В декабре 2014 года во время пресс-конференции в «РИА Томск» военный комиссар Томской области Юрий Жуков заявил, что ведомство только однажды проиграло суд с «Призыванет.ру», а во всех остальных случаях клиенты компании уходили в армию. После прокурорской проверки конфликт между компанией и военкоматом не закончился.

«Призыванет.ру» подала на учреждение в суд, оценив ущерб в 4 млн рублей и потребовав опубликовать опровержение. Руководство компании обвинило военный комиссариат в клевете и распространении сведений, порочащих деловую репутацию.

Представители компании не согласились и подали аппеляцию. Суд удовлетворил иск частично — снизил сумму компенсации до 50 тысяч рублей. Рассмотрение дела продолжается до сих пор.

Когда нужно на кого-то спихнуть вину за невыполненный план, то первым в списке причин идёт компания "Призыванет.ру"», — рассуждает Лопатухин. «Мелкие вылазки сотрудников военкомата после призыва происходят в каждом регионе.

В феврале 2018 года сайт «Призыванет.ру» был заблокирован по требованию Роскомнадзора. Военкоматы — не единственные организации, которые пытаются остановить деятельность компании.

По словам Лопатухина, всего Роскомнадзор блокировал сайт четыре раза, а каждый месяц компания получает до трёх запретительных решений судов в месяц и вынуждена их оспаривать. Компании удалось разблокировать сайт только к 4 апреля 2018 года.

Причины смешные. Это частная инициатива прокуроров и помощников прокурора из мелких богом забытых регионов, где население может достигать трёх-четырёх тысяч человек.

Мы пишем: «Получи свой военный билет законно», а внизу делаем пометку, что компания «Призыванет.ру» не выдаёт военные билеты, их выдают в стенах военного комиссариата. Они изучают наш сайт и находят любые фразы, которые могут трактоваться двойственно.

Он обращается в местный суд: раз «Призыванет.ру» выдаёт военные билеты, то это либо мошенничество, либо коррупция. Мы пишем это крупно, но потом помощник прокурора начинает читать через слово и получается: «Получи военный билет на "Призыванет.ру"».

Мы стараемся не винить судью, потом пользуемся законным правом на отмену этого решения, взаимодействуем и ругаемся в зависимости от ситуации.

Борис Лопатухин

Компания также привлекает призывников с помощью аккаунтов в Facebook, Telegram, Instagram и «ВКонтакте» и оказывает бесплатные консультации. Сайт — один из источников новых клиентов «Призыванет.ру». Ещё один канал привлечения — сарафанное радио. Они помогают конвертировать клиентов в платящих. Каждый клиент рекомендует компанию 10-15 друзьям.

В регионах стоимость юридического сопровождения составляет 39-45 тысяч рублей, в Москве и Санкт-Петербурге — 65-69 тысяч рублей. По словам Лопатухина, за 2017 год услугами компании воспользовались 5,5 тысяч человек. Процесс освобождения от призыва по медицинским показателям в среднем занимает полгода-год.

Основная статья расходов — аренда помещений, зарплаты менеджеров, юристов и врачей. Выручка «Призыванет.ру» за 2017 год составила около 200 млн рублей. Например, у KamikadzeD. Кроме того, компания тратит 25-30% дохода на онлайн- и офлайн-маркетинг, в том числе покупая рекламу у популярных YouTube-блогеров.

— Есть ещё молодой блогер Morgenstern. «Он наш идеологический партнёр, — рассказывает Лопатухин. Мы ему помогли как призывнику, и он нас тоже прорекламировал».

На федеральном уровне с компанией конкурируют три-четыре игрока, рассказывает предприниматель, но он не видит в них угрозы. По собственным оценкам Лопатухина, «Призыванет.ру» занимает 70% рынка помощи призывникам в России. Во многом потому, что они развиваются по франшизной модели.

Юридическая консультация — процесс сложный и многоступенчатый, а продавать франшизы — несложно, это не требует большого ума. Бизнесом таких ребят давно стала продажа франшиз и филиалов, а не непосредственная помощь призывникам.

Предпринимателям в регионах продаётся идея успеха, они скупают франшизу и идут за лёгкими деньгами, но дальше помочь призывникам не могут. Они рассказывают, что все хотят откосить от армии.

Борис Лопатухин

Расцвет франшиз

Её основал предприниматель Денис Опрятнов. В конце 2000-х годов в Санкт-Петербурге у коллегии адвокатов «Призывник» Аркадия Чаплыгина появился конкурент — компания «Служба помощи призывникам».

У Опрятнова не было юридического образования, но в 2000 году он смог самостоятельно получить освобождение от воинской службы по медицинским показаниям, а позже в качестве хобби стал бесплатно консультировать друзей и знакомых, которые тоже не хотели идти в армию.

По данным издания «Деловой Петербург», инвестиции окупились через месяц. В 2007 году Опрятнов вместе с партнёрами открыл клининговую компанию EverClean, вложив 700 тысяч рублей.

Обслуживавший компанию банк обанкротился и заморозил расчётный счёт. Однако в 2008 году наступил кризис, и предприниматель оказался в непростой финансовой ситуации. Опрятнов не мог рассчитаться с сотрудниками и поставщиками и стал искать альтернативный способ заработка.

«К концу марта, в начале апреля [2009 года] мой личный месячный доход составлял полмиллиона рублей», — вспоминает Опрятнов в книге инфобизнесмена Андрея Парабеллума «Продавая воздух 2». По совету Сергея Азимова — бизнес-коуча и друга — Опрятнов стал брать деньги за групповые и индивидуальные консультации призывников.

В качестве партнёра он привлёк своего знакомого Дениса Чернакова. В 2009 году Опрятнов изменил бизнес-модель и стал проводить тренинги для предпринимателей, рассказывая о том, как построить бизнес на помощи призывникам.

У нас из 30 человек пять человек уже имеют доход в районе 50 тысяч рублей. Сейчас (в 2010 году — vc.ru) мы с Денисом проводим вторую неделю тренинга, где обучаем консультантов по военному праву. И это только за день. Максимальный доход за вчерашний день у одного из наших учеников составил 50 тысяч рублей.

С помощью практики, наработанной на этих тренингах, мы хотим подготовить себе плацдарм, чтобы впоследствии предлагать франшизу тем, кто хочет заниматься подобным направлением. У нас есть цель.

Мы отказываем потому, что нет должного уровня подготовки и не готовы документы для франшизы.
Ко мне в неделю обращается примерно 10 человек с запросом купить франшизу.

из книги «Продавая воздух 2»

А Опрятнов продолжил развитие компании и сосредоточился на подготовке франшизы. Впоследствии Чернаков вышел из бизнеса, отучился в Санкт-Петербургском центре НЛП (Нейролингвистическое программирование — не признаваемое академическим сообществом направление в психотерапии и практической психологии — vc.ru), и стал тренером личностного роста. Его новым партнёром стал Максим Чернобров, нынешний генеральный директор «Службы помощи призывникам».

Они составили пошаговый план для франчайзи по открытию бизнеса, создали внутреннюю систему для обучения юристов, потратили несколько миллионов рублей на разработку CRM-системы и колл-центра для работы с призывниками, а также настроили маркетинговые каналы.

По оценке компании, через два месяца работы с призывниками франчайзи мог окупить вложения и получать прибыль от 3 млн рублей в год. Вступительный взнос для покупки франшизы составлял 450-750 тысяч рублей, а роялти — 7% через два месяца после заключения договора.

По словам Черноброва, когда франчайзи открывал представительство и нанимал юристов, служба поддержки головного офиса помогала им повысить квалификацию — с помощью практики, текстовых материалов и вебинаров.

После стажировки и обучения они начинали работать с призывниками — собирать доказательства нарушения функций организма и добиваться изменения категории годности, чтобы они могли получить военный билет и освобождение от военной службы.

Однако, рассказывает Чернобров, франшизная модель себя не оправдала, даже несмотря на тщательный отбор франчайзи. В 2014 году сеть «Службы помощи призывникам» насчитывала 22 филиала.

Иногда мы ошибались в новых партнёрах, и эти ошибки приводили к тому, что те или иные представительства не были способны к экономическому развитию, другие в силу производственных возможностей были неспособны качественно выполнять свои обязательства перед призывниками.

Единственным верным решением было попрощаться и закрыть то или иное представительство. А некоторые представительства в угоду своих корыстных экономических задач могли давать ложную информацию об управляющей компании.

Максим Чернобров

С 2013 года компания закрыла примерно семь представительств, включая филиалы в Самаре, Хабаровске, Чите, Петропавловске-Камчатском и Липецке.

После этого компания стала открывать новые представительства только с помощью уже существующих партнёров, с которыми удалось сработаться. К 2016 году Чернобров остановил продажу франшиз.

Например, представитель «Службы помощи призывников» в Саратове Алексей Опрятнов в 2016 году открыл филиал в Ростове, а представитель в Нижневартовске Артём Рубцов — в Сургуте и Екатеринбурге.

У нас нет цели открыть 30-40-50 представительств — это не имеет смысла как экономического, так и рационального», — рассказывает Чернобров. «Мы используем внутренние ресурсы для поэтапного расширения и развития сети.

Сейчас у компании 19 филиалов, включая собственные представительства в Санкт-Петербурге, где по оценкам Черноброва «Служба помощи призывникам» занимает до 40% рынка, и в Москве.

В Москве — 115-175 тысяч рублей. Стоимость услуг компании варьируется в зависимости от региона. В Санкт-Петербурге — 95-155 тысяч рублей, в регионах — 80-90 тысяч рублей.

Чтобы минимизировать расходы, «Служба помощи призывников» проводит скрининг — он позволяет отсеять молодых людей без заболеваний. По словам Черноброва, призывники платят только в том случае, если им удалось получить военный билет.

Как призывники выбирают нас, так и мы выбираем их. Если призывник профессионально занимается спортом, регулярно проходит диспансеризацию, делает кучу дополнительных обследований, и все они показывают, что ни в одной из его систем нет никаких заболеваний из «Расписания болезней», то браться за такого призывника — это пустая трата времени и сил, и это ни к чему не ведёт.

Максим Чернобров

Процесс сбора документальных подтверждений болезни занимает от четырёх месяцев до года — это зависит от того, стоит ли призывник на диспансерном учёте в своей поликлинике или нет.

Санкт-Петербурге и Москве. В 2017 году услугами компании воспользовались более 1500 человек. Размер выручки Чернобров не раскрывает, но отмечает, что с 2016 по 2017 год выручка выросла на 12-36%.

Деление франшиз

«Если говорить грубо, он сам себе наплодил конкурентов», — рассуждает сооснователь «Службы помощи призывникам» Максим Чернобров. После того как Денис Опрятнов начал вести платные лекции о бизнесе в сфере помощи призывникам, количество похожих компаний выросло.

В 2008 году он заканчивал учёбу на юридическом факультете и не хотел терять год в армии — в то время Яковлев, по его словам, «неплохо зарабатывал» и задумывался о собственном бизнесе. Одним из таких конкурентов стала компания из Уфы «Военно-врачебная коллегия», которую открыл Ярослав Яковлев.

Он изучил регулирующие призыв законы и с помощью бывшего одноклассника, который учился на медика, подготовил документы для освобождения от армии по состоянию здоровья.

После этого к нему за помощью стали обращаться друзья-призывники, и постепенно Яковлев перешёл от разовых плантых консультаций к полному сопровождению клиентов.

Ощутив нехватку знаний в маркетинге и продажах, в 2012 году Яковлев отправился на тренинг «Бизнес молодости», где познакомился со своим будущим партнёром Николаем Фурсовым.

Однако обнаружив низкое качество устройств, он решил закрыть компанию: «Для меня очень важно, что продавать», — рассказывает Фурсов. Фурсов в то время уволился с позиции руководителя отдела продаж в компании Mars и развивал бизнес, связанный с продажей китайских планшетов.

Чтобы получить больше знаний о нише, они записались на онлайн-тренинг Дениса Опрятнова, но обнаружили, что знания основателя «Службы помощи призывникам» неприменимы в их регионе. Яковлев предложил ему присоединиться к проекту и, согласно данным «Контур.Фокус», назначил директором компании «Военный юрист».

Насколько помню, Денис в то время рассказывал про какие-то инструменты НЛП: как с помощью НЛП-вопросов подвести клиента к продаже. Мы в этот момент проходили курсы «Бизнес молодости» и понимали, что там — более новые инструменты маркетинга и продаж.

Мы понимали, что это не вяжется с нашей этикой. А нам от этого было некомфортно. Нам стало интересно, и мы её купили. Но Денис говорил — если вы покупаете франшизу, то там всё есть.

Думали: купим франшизу, усилим бренд, найдём секретные техники продвижения и помощи призывникам. Отдали денег, но в итоге поняли, что получили меньше, чем у нас было. А её нет. Как это часто бывает — искали волшебную палочку.

Николай Фурсов

В 2013 году они составили инструкции по открытию бизнеса и разработали маркетинговые материалы. После этого Яковлев и Фурсов стали развивать собственную сеть франшиз под брендом «Военно-врачебная коллегия».

Компания обещала потенциальным франчайзи, что вложив 100-350 тысяч рублей, они смогут за полгода окупить затраты и выйти на прибыль более 1 млн рублей в месяц, если у них получится заключать не менее 30 договоров с призывниками.

Согласно промовидео, взамен компания предлагала бизнес-план, договора и должностные инструкции, «реально работающий и раскрученный» сайт, услуги федерального колл-центра, поиск и обучение персонала, персонального куратора и клиентов из города франчайзи, которые ранее обращались в компанию. Стоимость франшизы составляла от 100 тысяч до 1 млн рублей в зависимости от пакета услуг, а роялти — 30 тысяч рублей в месяц.

Стриги зелень: помоги призывникам дать отпор военкомату и отстоять своё законное право на военный билет. Чего же ты ждёшь? Работай по франшизе ВВК. Как? Мы всё разжевали и описали, что нужно делать в первый день, неделю, месяц и год. Получи отлаженный бизнес и подробные инструкции. Мы пахали как лошади, чтобы передать бесценные знания, накопленные годами.

<...>

Вы будете зарабатывать, невзирая на кризис, курсы валют и какие-либо санкции.
Всё, что нужно для процветания бизнеса, чтобы один из трёхсот призывников воспользовался услугой.

<...>

Как бы пафосно это ни звучало, мы зарабатываем вместе с партнёром. Мы — одна команда. Ведь если у тебя получилось, то и наша популярность растёт, а лого ВВК висит в каждом доме вместо иконы.

из промовидео «Военно-врачебной коллегии»

Редакции vc.ru удалось найти сведения только о 24 представительствах, включая юридическое лицо головной компании ООО «Военный юрист». Согласно промовидео, в 2016 году у компании было 40 представительств.

Партнёр из Новосибирска заработал 23 тысячи рублей, из Благовещенска — 956 тысяч рублей, из Кемерово — 8,2 млн рублей. По данным «Контур.Фокус», за 2016 год прибыль получили только три франчайзи за пределами Уфы.

Франчайзи ВВК. Данные «Контур.Фокус»

Некоторые закрылись сами, от некоторых отказалась управляющая компания «Военно-врачебной коллегии». По словам Фурсова, к 2018 году количество филиалов сократилось до 23. В качестве причины предприниматель называет нежелание франчайзи искать клиентов и улучшать качество работы.

Найти хорошего специалиста по списанию, который способен правильно проконсультировать клиентов-призывников.
Например, [франчайзи] нужно заниматься привлечением клиентов и их качественной отработкой.

А он сам не может проконсультировать ни одного. И мы понимаем, что на протяжении трёх месяцев подряд всех его клиентов консультирует наш центральный офис. Для нас это не партнёр. Мы понимаем, что он не тянет в качестве работы — нам-то важно держать стандарты, а ему — нет.

Николай Фурсов

Кроме того, руководство «Военно-врачебной коллегии» не устраивало, что управляющая компания не может контролировать деятельность франчайзи, поскольку те принимали решения об операционной деятельности бизнеса самостоятельно.

«Франчайзи достаточно всего один раз сделать какую-то ерунду — что-то подделать или оставить клиента без денег, это сразу же идёт в интернет и попробуй объясни, что ВВК здесь и ВВК — там, это разные ВВК», — рассказывает сооснователь компании.

Сейчас «Военно-врачебная коллегия» отказалась от развития по франшизной модели, хотя раньше, по словам Фурсова, продажи франшиз составляли большую часть выручки.

Новые филиалы будут открывать либо нынешние сотрудники компании, либо выпускники «Школы директоров» — образовательной программы, которую предприниматель собирается запустить в скором времени. Вместо франчайзи Фурсов планирует привлекать партнёров.

По мнению Фурсова, это позволит сохранить соблюдение стандартов обслуживания клиентов. Они получат миноритарную долю в новых компаниях и будут играть роль исполнительных директоров. Всего «Военно-врачебная коллегия» планирует открыть филиалы в 86 городах России.

По словам Фурсова, в 2017 году вся сеть «Военно-врачебной коллегии» помогла получить освобождение от армии 784 призывникам. Сейчас стоимость услуг компании в Уфе составляет 85-95 тысяч рублей.

Согласно данным «Контур.Фокус» выручка ООО «Военный юрист» в 2016 году составила 33,3 млн рублей, а прибыль — 17,4 млн рублей. Размер выручки предприниматель не раскрывает. По словам Фурсова — из-за того, что выбрали неправильную организационно правовую форму для открытия филиалов, — однако компания продолжает работу. С марта 2018 года ООО ликвидировано.

Чёрный рынок

Однако им известно, как покупаются военные билеты на чёрном рынке. Все собеседники vc.ru отметили, что оказывают помощь призывникам исключительно в рамках правового поля и не прибегают к незаконным практикам.

Согласно статье 27 закона «О воинской обязанности и службе», в состав призывной комиссии входит семь членов, включая представителя исполнительной власти, военкомата и врача, который руководит работой по медицинскому освидетельствованию призывников.

Этот алгоритм не изменился с конца 1980-х — начала 1990-х годов: «Как был развит рынок мздоимства и взяточничества, так он и процветает. По словам Максима Черноброва из «Службы помощи призывникам», здоровый гражданин может подкупить врача — либо напрямую, либо через посредника. Просто о нём особенно ничего не слышно».

Кроме того, призывник может дать взятку членам медицинской комиссии, или призывной комиссии, или военкому, рассказывает сооснователь компании «Призыванет.ру» Борис Лопатухин.

90% всей коррупции [происходит] в интересах сотрудников военкомата, потому что все схемы по подделке медицинских диагнозов никогда не сработают, если у врача нет второго сообщника в стенах военкомата.

Я очень часто вижу, как заводят уголовные дела на сотрудников поликлиник и подозревают в коррупции, но при этом никакое лицо в военкомате на скамью подсудимых не попадает.

Зная, как докапываются до реальных заболеваний наших клиентов, я не верю, что какой-то фальсифицированный диагноз в какой-то клинике может быть допущен и не замечен военкоматом, если нет финансового интереса.
Это происходит, потому что следователю лень копать дальше и искать конечного интересанта этого процесса.

Борис Лопатухин

Поскольку по-настоящему здоровых (в соответствии с «Расписанием болезней») призывников немного, в большинстве случаев они дают взятку за действия, которых можно добиться легальным способом.

В Санкт-Петербурге она может составлять 150-250 тысяч рублей, рассказал основатель коллегии адвокатов «Призывник» Аркадий Чаплыгин. По словам собеседников vc.ru, сумма покупки военного билета на чёрном рынке разнится. Однако он подчеркнул, что не может подтвердить или опровергнуть истинность этой информации, и опирается только на слухи.

По словам Бориса Лопатухина, в Москве сумма начинается от €3 тысяч и «доходит до бесконечности» — в зависимости от количества посредников в цепочке.

Я такие истории тоже слышал и видел. Можно заплатить и €30 тысяч, но не получить военный билет. Сейчас они происходят всё реже, но раньше встречались.

Уполномоченные лица почему-то не берут взятку в рублях — это как-то непатриотично. Средняя цена в Москве и Санкт-Петербурге — €4-5 тысяч.

Борис Лопатухин

Закон о повестках

Согласно нынешнему законодательству, ответственность за организацию призыва и доставку повесток лежит на военкоматах — они отправляют их по месту жительства, учёбы или работы призывника.

Как правило, в связи с тем, что военнообязанные не живут по месту регистрации — переезжают после вуза в другой город или работают неофициально. По данным за 2016 год, при плане призыва в 300 тысяч человек военкоматы не смогли передать повестки более 90 тысячам призывников.

А привлекать сотрудников полиции, чтобы вылавливать на улице потенциальных призывников и доставлять их в военкомат, — незаконно, напоминает Аркадий Чаплыгин. По закону, если военкомату не удалось доставить повестку призывнику, тот не считается уклонистом, и ничего поделать с такими молодыми людьми ведомство не может.

Чтобы призывники не прятались от военкоматов, в июле 2013 года Государственная дума приняла федеральный закон №170, более известный как «закон о справках уклониста».

Она лишит его возможности занимать должности государственной и муниципальной службы в течение десяти лет. Согласно документу, если гражданин не прошёл военную службу без законных оснований, то после 27 лет вместо военного билета он получит справку.

В январе 2018 года в Госдуму внесли законопроект, который позволит военкоматам не вручать повестки призывникам лично, а отправлять их заказным письмом с уведомлением по почте.

Если во время призыва гражданин не явится в военкомат в течение трёх дней, он будет считаться уклонистом. В этом случае повестка будет считаться доставленной после того, как за получение письма распишется призывник, его законный представитель или совершеннолетние члены семьи.

Согласно законопроекту, повестки будут доставляться лично, а уведомление заказным письмом станет альтернативным вариантом. 3 апреля 2018 года Госдума приняла документ в первом чтении.

Редакция vc.ru узнала у представителей компаний, которые оказывают правовую помощь призывникам, как они относятся к законопроекту, и как он повлияет на их деятельность.

Поскольку ответственность, которая налагается на призывников, не явившихся по повесткам в военный комиссариат без уважительных причин на связанные с призывом мероприятия, должна наступать только в том случае, когда призывник получил повестку. К законопроекту, разумеется, отношусь отрицательно.

Если она направлена заказным письмом, а призывник её не получил по тем или иным причинам — это не является доказательством, что гражаданин знал о месте и времени проведения мероприятий, связанных с призывом.

Аркадий Чаплыгин

председатель коллегии адвокатов «Призывник»

Я думаю, что в лучшем случае данный законопроект может быть утверждён и принят Госдумой либо перед осенним призывом, либо перед их летним отпуском, либо в первую сессию после выхода депутатов из отпуска.

Во-первых, логично и понятно, что чем больше законодательство накладывает ответственность на действия или бездействия призывника, тем выше их потенциальный интерес к нашим услугам.
С точки зрения последствий для моего бизнеса и для рынка в целом, этот законопроект — палка о двух концах.

Первый заключается в том, что данный законопроект направлен на уклонистов. Но в то же время есть два минуса. Такие люди, поняв, что гайки закручиваются, будут решать свою проблему иным путём — незаконным.
Это люди, которые игнорируют свою проблему и бездействуют.

Во-вторых, данный законопроект скажется на наших производственных процессах — незначительно, но всё же: у юристов будет меньше времени на подготовку документов вместе с призывником.

Максим Чернобров

генеральный директор «Службы помощи призывникам»

Соответственно, появятся люди, которые халатно относятся к службе в армии, то есть бегают от неё. Это делается для того, чтобы у призывников было меньше возможности отклоняться от обязанностей.

Кто-то будет решать его незаконно: бегать, уклоняться от административной отвественности, а кто-то, для кого важно, чтобы всё было по закону, будет рассматривать компании вроде нашей.
На нашем бизнесе это отразится хорошо, потому что людей призовут к ответственности, и им придётся решать вопрос.

Николай Фурсов

сооснователь компании «Военно-врачебная коллегия»

Но действия говорят об обратном, и скорее всего, план призыва будет нарастать, несмотря на кратковременное снижение.
С 1991 года риторика политических деятелей перед выборами заключается в том, что они обещают демократизацию этой сферы и отмену армии по призыву.

Учитывая ментальность современной молодёжи, зазывать их в армию становится всё сложнее. Видение руководства страны состоит в том, что срочников нужно ещё больше.

Борис Лопатухин

сооснователь компании «Призыванет.ру»

#офлайн

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть