Хабрахабр

Как работает бизнес-авиация в России (центры FBO)

Если объехать аэропорт Шереметьево, то можно увидеть небольшой терминал А, который время от времени берёт под охрану ФСО, если в этот день бизнес-джетом вылетает кто-то из первых лиц государства.

Если у вас есть примерно 90 миллионов рублей в год на содержание собственного самолёта (и сам самолёт тоже пригодится), то ваш вылет выглядит так: вы выходите около этого терминала А из машины, проходите досмотр за 30–40 секунд, если полёт зарубежный — паспортный контроль (он обязателен для всех), потом прямо по полю переходите к самолёту в 50 метрах от терминала, садитесь, пристёгиваетесь и летите.

Багаж можно отправить заранее. От момента, когда вы вышли из машины, и до момента, когда вы встали на предстарт ВПП, проходит от 8–15 (внутренний рейс) до 15 минут (международный).

А также чем хороши бизнес-джеты. Теперь давайте разберёмся, как это работает и кому вообще нужно.

А чем хороши бизнес-джеты?

Многие джеты были созданы с использованием наработок от истребителей (например, Dassault Falcon). По сути, это гражданские версии военных истребителей. Конечно, они «поспокойнее» в плане возможных манёвров, но у них очень и очень хорошая энерговооружённость.

Особенность в том, что у каждого судна есть максимальное удаление от аэропорта, и трёхдвигательные позволяют пересекать Атлантику довольно коротким маршрутом — почти напрямую. Если вы видите трёхдвигательный малый самолёт бизнес-авиации — скорее всего, он куплен для трансатлантических перелётов.

Если это грузовые самолёты, то они должны довольно тщательно рассчитывать время вылета, потому что при повышении температуры днём воздух становится менее плотным, и можно не взлететь с нужным количеством топлива и груза. Вторая особенность — можно очень многое взять на борт. Но проблему со взлётом подобная ситуация (это исторически за последние лет 10 практики FBO в Шереметьево) создала только один раз, и не в самом Шереметьево, а в аэропорту высоко в горах. В бизнес-авиации расписание движется почти постоянно: ведь почему бы благородному дону не вылететь на 40 минут позже, если хочется?

В Шереметьево это ещё означает укороченную процедуру взлёта, что даёт возможность вклиниться в расписание и пройти без очереди. Это же означает короткий взлёт (1 000 метров почти для любого джета), то есть минимальные требования к длине полосы. Согласование этой процедуры у FBO «А-Групп» заняло несколько лет. В других российских аэропортах спецпроцедуры для таких «вжиков» нет, и они стоят в общей очереди. Показывали международные примеры руководству аэропорта, доказывали эффективность в графиках и так далее.

В отличие от больших тяжёлых самолётов бизнес-джеты хуже сопротивляются ветру, поэтому это накладывает чуть большие ограничения на условия посадки по погоде.

Ещё эти суда часто летают верхними эшелонами, могут подниматься до 13–14 километров: там воздух более разреженный, и это позволяет развить большую скорость и эффективнее использовать топливо.

Чем бизнес-джет отличается от частного самолёта или чартера?

С точки зрения нормативов в России отличий мало. С точки зрения западных стандартов регулирования — до 19 посадочных мест (поэтому и у нас обычно так). Это исторически сложившийся критерий. Условно можно сказать, что бизнес-авиация начинается там, где владелец самолёта не садится за штурвал сам и где в самолёте появляется туалет. Исключение — большие борта для перевозки российских сборных, но это отдельный случай.

Самые популярные на сегодня в России суда — это Челленджер-300, в нём обычно делают 12–14 мест.

Потому что очень часто бизнес-джеты делают с индивидуальными салонами. Почему у мест вилка? Например, если малое судно используется для чартеров — там больше сидений, нет поста бортпроводника, кухня только для разогрева. В пределах одного типа судна компоновка очень разная. Довольно часто встречается большая кухня с возможностью готовить что угодно прямо на борту и с холодильником. Если это частный самолёт бизнесмена — часто меньше кресел с большим шагом, спальная для главного пассажира, нередко — душ.

Вот что примерно популярно в нашей стране: В Европе исторически используют лёгкие самолёты, у нас — среднего и большого размера, потому что страна большая, и летать надо далеко.

  • Bombardier Challenger 600 / 650
  • Bombardier Global Express / Global 5000
  • Dassault Falcon 7X
  • Gulfstream G550
  • Embraer Legacy 600/650
  • Bombardier Challenger 300
  • Gulfstream G650
  • Hawker 800
  • Cessna Citation
  • Dassault Falcon 900

Ещё бизнес-джеты часто быстрее модернизируют — бортовое оборудование последних или предпоследних релизов.

Кому нужны такие самолёты?

Это рейсы вне расписания и вне маршрутной сети. Рейсы того же Аэрофлота расписываются на годы вперёд и несильно меняются. А в бизнес-авиации рейс планируется обычно за 2–3 часа, и лететь можно в любом направлении. Единственное «но»: нельзя взять и повернуть в Копенгаген в полёте, если вы летите в Минск, потому что придётся следовать заранее поданному плану полёта.

Например, бывают корпоративные самолёты для перевозки делегаций для переговоров. Вопреки распространённому мнению, пользуются бизнес-джетами не только олигархи. С учётом, что в самолёте часто можно ночевать, как в отеле, это вполне оправданно по экономии времени топ-менеджмента. Часто встречаются собственные борта крупных компаний со множеством филиалов, чтобы за день-два облететь полстраны, что на обычных рейсах заняло бы две недели. Эти же борта используются для перевозки срочных грузов и посылок.

Всё оборудование можно загрузить в самолёт заранее. Спортсмены, музыканты и политики часто используют бизнес-джеты, чтобы избежать излишнего внимания и отдохнуть. В терминале точно нет фанатов и папарацци.

У нас такого почти нет, потому что это скорее задачи вертолётного флота МЧС. В мире бизнес-джеты используются ещё для санитарной авиации, то есть перевозки до больниц (в Швейцарии примерно треть флота Пилатусов — самолётов с огромной дверью для погрузки носилок — для этого).

В отличие от обычных бизнес-джетов, для таких рейсов берутся почти обычные пассажирские самолёты, но используется инфраструктура FBO. Отдельное направление бизнес-авиации — это борта для спортивных команд.

Что такое FBO?

Это Fixed Base Operator — провайдер наземной инфраструктуры для бизнес-авиации. Их часто называют «частными терминалами», и это почти верно. FBO «А-Групп» в Шереметьево, например, имеет собственные ангары для хранения самолётов и вертолётов, собственные машины для антиобледенительной обработки, собственную инфраструктуру для обслуживания и заправки и целый терминал А.

Вся вот эта дверь открывается:

Это часть инфраструктуры для бизнес-авиации. FBO — это аэропорт для бизнес-джетов. Поверх него лежит софт: например, для коммерческого управления используется авиакомпания бизнес-авиации (оператор). Это хард. Также FBO не занимается продажей рейсов и бронированием: это работа операторов и брокеров. В FBO самолёт хранится и обслуживается, а также совершает вылеты и прилёты.

Частное владение само по себе непростое, но если вдруг вы используете самолёт для коммерческих целей (себя и семью можно, кого-то ещё — нет либо очень сложно), то вам нужно фактически заворачивать его в авиакомпанию, потому что требования к любому коммерческому полёту будут такие же по строгости, как к пассажирскому рейсу Аэрофлота. Всё это нужно потому, что мало просто купить самолёт. А это почти автоматически означает штат в 30–50 человек для обслуживания: инженер, три смены пилотов, три смены проводников, юридическая служба, бухгалтерия.

Многие владельцы для снижения издержек разрешают использовать свои самолёты для частных полётов других людей. Ещё одна особенность в том, что просто держать самолёт на земле не очень выгодно. Но оформляется это чуть иначе: можно отдать самолёт оператору, и он будет принимать заказы и управлять всеми бронированиями. То есть фактически сдают их в аренду. А когда он вам понадобится — борт будет на нужном месте.

Но надо понимать, что для владельца это не заработок, а просто удобное снижение расходов. Виртуализация самолётов в таких компаниях, обслуживающих бизнес-джеты, дошла до уровня, что если вдруг ваш самолёт занят для неожиданного срочного полёта, то вам предоставят аналогичный свободный, если надо. Каждый получает условно 20 часов в месяц, и все договариваются, как и когда их используют. В США и Европе ещё распространено долевое владение: группа покупает самолёт в складчину, делят часы поровну. Могут сдать самолёт в чартер — но когда нужен, пользуются. Делят расходы.

Кроме терминала, есть специальный перрон для бизнес-авиации. Вернёмся к инфраструктуре. Например, свой тип буксировщиков, своя заправка. Нужны своё оборудование и спецтехника.


Эти маленькие электромобили дают возможность очень точно размещать лёгкие самолёты в ангаре.


Изначально это палубные тягачи с авианосцев, чтобы быстро пересесть и двигаться в другую сторону.

Самолёты лёгкие, и запуск двигателей около здания это здание не сложит, поэтому они выезжают на собственной тяге, их не надо выбуксировать. Перроны для бизнес-джетов, кстати, отличаются от обычных авиационных. Бизнес-джетам не нужны трапы: они обычно встроены в сам борт.

В Хитроу — 11 FBO на базе одного аэропорта-поставщика. В России FBO обычно прикреплены к аэропортам, а в США и Европе часто у FBO есть собственные аэропорты, либо есть общие аэропорты только для FBO без обычной регулярной авиации. В Петербурге в Пулково — два центра. В Москве FBO есть в SVO, DME и VKO, причём в Шереметьево, кроме собственно «А-Групп», есть ещё два виртуальных FBO, которые используют инфраструктуру «А-Групп», но имеют свои мини-терминалы. В обычное время там находится три–четыре FBO. В Париже в аэропорту Шарль-де-Голль приземляется линейная авиация, а вот Лебурже — только для бизнес-авиации (там музей и знаменитое шоу ещё). В Канны нельзя прилететь на регулярном рейсе, но можно через деловой аэропорт. У них общая ВПП и четыре разные инфраструктуры. Регулярной авиацией — через Ниццу.

В том же Париже — чаще. Вариант «бабушка с дедушкой прилетели в SVO с рюкзачком и пошли смотреть Красную площадь» у нас случается довольно редко. Вот, собственно, бабушка с дедушкой один раз прилетали. А у нас будут про это годами рассказывать. Просто прилетели финны на своём самолёте футбол смотреть. А во время Чемпионата мира по футболу приземлился Пилатус на восемь пассажиров.

Джеки Чан, амбассадор Эмбраера, летает сам. С другой стороны, в шоу-бизнесе подход диаметрально другой. В Дубае отношение к частным вертолётам — вообще как к такси: можно случайно Uber-Heli вызвать вместо машины, и стоить это будет очень даже вменяемых денег. У Траволты — пять самолётов, причём, кроме небольших джетов, есть ещё Боинг 707 — здоровый лайнер.

Домик с пилотской комнатой, ресепшеном — запросто. В Европе бизнес-терминалы часто выглядят не очень презентабельно. И там и там в день будет 30–50 пассажиров, но азиатские или ближневосточные могут выглядеть, как музей. Но есть, как дворцы, например, в ОАЭ. FBO в Америке выглядят вроде наших заправочных станций. В США и Европе — потребительский подход. Ключик висит на двери, документы сам распечатаю и пойду — приемлемо. В России специфика такая: когда человек летит из Москвы в такую будку в другой стране, ему нормально. Сарай не подойдёт. Но как только он прилетает сюда обратно — нужен нормальный комфорт.

Точнее, опытный пользователь бизнес-авиации. Пассажир чаще всего выбирает FBO по аэропорту и очереди в нём. Неопытный не всегда знает разницу.

Сейчас многие используют вертолёты в бизнес-авиации, и около терминала есть вертолётная площадка с ночным стартом. Сейчас ходят слухи, что воздушное пространство Москвы снова откроют для полётов на низких высотах (не только для транзита). А в самой Москве есть достаточно зданий, которые могут оборудовать площадки на крышах. Это означает, что можно попасть в любое место области очень быстро, поскольку вертолёт может приземлиться хоть на крышу, хоть в поле. В Москве же сейчас правительственные и МЧС (медицинские, в частности) летают. Сейчас рядом с Крокусом строится 14 небоскрёбов, каждый уже со своей площадкой (но они в открытой части пространства). Вертолётные перевозки — растущий сегмент бизнес-авиации, потому что скорость обеспечивается в 260–280 километров в час, а дальность — 1 200 километров. Но согласование сложное. Когда и если рынок откроется, то будут важны двухдвигательные вертолёты для полётов над городом (это средние и тяжёлые классы).

Ссылки Туту-Авиации:

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть