Hi-Tech

К чему приведёт уменьшение населения планеты и нужно ли этого бояться

Ключевые идеи из книги «Пустая планета: шок глобального сокращения населения» Даррела Брикера и Джона Иббитсона в конспекте от редакции MakeRight.ru.

В закладки

Аудио

Перенаселение вызывает обеспокоенность у многих правительств и общественных организаций, говорящих о глобальном демографическом кризисе. В октябре 2011 года население Земли впервые перевалило за 7 млрд человек, и далеко не у всех это вызвало восторг. Ведь чем больше рождается людей, тем больше требуется ресурсов, которых и без того не хватает.

Рано или поздно это приведет к недостатку продовольствия, питьевой воды и прочих ресурсов. Атмосфера нагревается, загрязняются реки, вырубаются леса, а людей становится всё больше. К тому же будет ухудшаться экологическая обстановка.

Где-то с середины 21-го века население начнёт понемногу сокращаться. Но, как считают авторы книги, социолог-исследователь Даррел Брикер и журналист Джон Иббитсон, перенаселение планете вовсе не грозит. Когда этот процесс запустится, остановить его будет невозможно.

Многие демографы во всём мире с этим не согласны. Согласно данным ООН, к 2100 году население Земли будет насчитывать уже 11 миллиардов. Они сходятся во мнении, что рост населения достигнет пика примерно к середине 21-го столетия, а затем начнётся обратный процесс.

Причём это не зависит от уровня жизни и процветания страны: население сокращается в Японии, Испании, Италии, многих странах Восточной Европы, Корее и некоторых других. В отдельных странах, примерно в 20-ти, население уже сокращается, а к 2050 году к ним присоединится ещё десяток стран.

Уже к 2050 году убыль населения будет наблюдаться и в странах, где рождаемость традиционно высока: Индии, Бразилии, Китае, Индонезии, некоторых странах Африки и Ближнего Востока, где сейчас настоящий бэби-бум. Снижается рождаемость и в развивающихся странах. Но стихнет этот бум гораздо раньше, чем предполагает ООН, считают Брикер и Иббитсон.

В этом мире не будет проблем с работой, но высокие налоги на здравоохранение и пенсии для пожилых людей поглотят большую часть заработка. Когда ребёнку, родившемуся в 2020-х годах, исполнится 30 лет, он будет жить в обществе с большим количеством пожилых людей. Её влияние чувствуется уже сейчас. Количество школ сократится из-за низкой рождаемости.

В Латинской Америке и Африке женщины перестали быть безропотными женами, рожающими столько, сколько Бог пошлёт, они берут свою судьбу в собственные руки и сами решают, столько детей им иметь. Великовозрастные дети не спешат взрослеть и заводить собственную семью, оставаясь с родителями до седых волос.

Можно иметь двоих и более детей, но когда один ребенок становится нормой, он нормой и останется. Когда-то в Китае на государственном уровне была принята политика одного ребёнка, и сегодня Китай пожинает её плоды. Для них это акт самореализации, и не все на него идут. Современные пары уже не считают рождение детей своей обязанностью перед семьей, государством или Богом.

Эту политику проводит Канада, но далеко не все берут с неё пример. Один из способов бороться с убылью населения — принимать к себе как можно больше иммигрантов. Другие вообще выступают за закрытие границ. Кто-то не может принять мультикультурализм, не желая интегрировать мигрантов и беженцев в свое общество и оставляя их жить в отдельных районах наподобие гетто.

Залог успеха США, по мнению авторов, крылся в «плавильном котле», где варились иммигранты со всех концов света, и во многом именно это обстоятельство сделало их процветающей сильной страной.

Сегодня в США не только ужесточилась политика в отношении нелегальных иммигрантов, но и сократилось количество рабочих виз для квалифицированных специалистов. Когда сегодня Трамп угрожает перекрыть поток иммигрантов из Мексики и других стран, хотя именно это сделало в своё время Америку великой, процесс может стать обратным. Если эта тенденция закрепится, Америка тоже начнет терять своё население, а вместе с ним — силу, влияние и богатство.

В изоляции любое общество, особенно при снижающейся рождаемости, постепенно начинает угасать.

Сегодня с этим практически покончено, люди сами выбраковывают себя, когда не желают размножаться вовсе или иметь больше одного ребенка. Когда-то численность населения регулировалась голодом или эпидемиями.

Пока сохраняется эта тенденция, человечество будет постепенно стареть всё больше и больше. Для поддержания численности населения нужно в среднем два ребёнка на одну женщину, но никакой государственной политике, в том числе самой щедрой и сулящей большие льготы за рождение второго и третьего ребенка, не удалось сделать так, чтобы рождаемость повысилась.

Важные идеи книги

Идея первая. За всё время существования население Земли много раз сокращалось из-за эпидемий и войн, но численность снова восстанавливалась и увеличивалась

Земля была покрыта вулканическим пеплом и не давала плодов, многие виды умерли. 70 тысяч лет назад в результате катастрофического извержения вулкана Тоба на Суматре в живых осталось лишь несколько тысяч человек. Они нашли другие земли, где сохранялась жизнь, и постепенно восстанавливали численность. Тем не менее людям удалось выжить и сохраниться как виду.

Часть населения продолжала заниматься охотой и собирательством, другие осели на земле и занялись её обработкой. Когда люди научились обрабатывать землю, чтобы получать урожай (примерно 12 тысяч лет назад), это привело к организованной экономике и первым цивилизациям, сначала на Ближнем Востоке, а затем и в других частях света. Численность населения росла.

Строились дороги, совершенствовались сельскохозяйственные орудия, появились законы и налоги. Время от времени одно племя или народ обгоняли в развитии другие и завоёвывали их.

Однако население продолжало расти. После периодов процветания, когда люди плодились и размножались, приходили какие-то бедствия: неурожаи, мор, набеги врагов. К 1300 году оно увеличилось примерно до 400 млн, но пришла эпидемия чумы. Если после извержения Тобы в живых осталось всего несколько тысяч, то к первому веку нашей эры население составляло около 300 млн.

Она быстро распространилась по всему миру, вспыхивая то в одном, то в другом месте в виде отдельных эпидемий. Первая пандемия чумы — Юстинианова чума — была зафиксирована еще в 541 году нашей эры. По всему миру от нее умерло около 125 млн человек. Больше всего пострадала Византия, особенно Константинополь.

Эпидемия имела не только демографические, но экономические, политические, религиозные и культурные последствия. Но это были цветочки по сравнению с Чёрной смертью в середине 14-го века, когда погибло около %60 населения Европы. В некоторых городах и областях прежняя численность населения восстановилась только через несколько сотен лет.

Страх европейцев перед дальними плаваниями исчез — они поняли, что умереть на суше так же легко, как и в море. В частности, одним из последствий Чёрной смерти было начало эпохи исследований и колонизации новых земель. Мор, голод и война не давали расти населению в Средние века, но к 1727 году его численность составляла уже 600 млн. Но колонизация привела к сокращению коренного населения Америки, которое гибло от руки завоевателей и принесенных ими болезней, к которым у индейцев не было иммунитета.

На первом этапе, от зарождения человечества до 18-го века, и рождаемость, и смертность были одинаково высокими, а население росло медленно и неравномерно. Американский демограф Уоррен Томпсон выдвинул теорию демографических моделей и их этапов. К тому же преступность и войны были постоянной угрозой. Высокая детская смертность, недоедание и болезни приводили к тому, что мало кто доживал до 50 лет.

За одно столетие людей появилось больше, чем за четыре предыдущих века вместе взятые. Однако в 18-м веке население перевалило за миллиард.

От первого этапа — высокой рождаемости и высокой смертности — мир перешёл ко второму: смертность снижается, рождаемость растёт.

Развивалось сельское хозяйство, люди стали лучше питаться и стали устойчивее к болезням. Меньше стало эпидемий, вспышки чумы были всё реже, и их удавалось быстро погасить.

Из Америки ввозились новые продукты — кукуруза, помидоры и картофель, обогатившие пищу европейцев. В Европе после окончания Тридцатилетней войны больше столетия не было войн, а значит, росла торговля, повышался уровень жизни, развивалась инфраструктура. Жизнь стала более комфортной, эпидемий стало меньше, как и детской смертности, к тому же появилась вакцина против оспы. Кроме того, промышленная революция привела к появлению заводов, дорог, телеграфа, электричества.

Благодаря этим открытиям воду стали хлорировать, развивать систему канализации и другими способами бороться с антисанитарией. И хотя жизнь многих жителей Европы, США и Великобритании была бедна и полна лишений, но население росло, чему способствовали и открытия в области микробиологии, предотвратившие новые эпидемии. Продвигалась вперед медицина, особенно в области обезболивающих и дезинфицирующих препаратов.

В 19-го и начале 20-го века уровень рождаемости упал, но смертность продолжала снижаться, несмотря на страшную эпидемию испанского гриппа и Первую мировую войну. На третьем демографическом этапе смертность будет снижаться вместе с рождаемостью.

Но так было в развитых благополучных странах, тогда как большая часть населения планеты по-прежнему жила в условиях высокой смертности и высокой рождаемости. За исключением этого гриппа, борьба с антисанитарией, развитие медицины и общественного здравоохранения продолжали влиять на снижение смертности.

Рос и развивался средний класс, появилась дешёвая ипотека, пары раньше вступали в брак и стремились иметь как можно больше детей. После Второй мировой войны, с ростом благосостояния, в 1950–1960-е годы, начался настоящий бэби-бум, особенно в США. Те же процессы происходили в Канаде, Европе, позже — в Западной Германии.

Идея вторая. Будущий демографический взрыв — не более чем миф

Он был уверен, что постоянный и неконтролируемый рост населения рано или поздно станет причиной голода на Земле. Первым, кто заговорил о катастрофическом перенаселении, был английский священник, демограф и экономист Томас Мальтус. Чем лучше и комфортнее будет жизнь, тем быстрее пойдёт размножение.

Из-за любви к сексу люди активно размножаются в геометрической прогрессии, но сельское хозяйство и производство продуктов питания растут в арифметической прогрессии. Прогресс затронул все области существования, кроме страсти между мужчинами и женщинами. Их уже не хватает на всех, как Мальтус мог наблюдать в своём бедном приходе, где был священником.

Периоды экономического подъёма приведут к увеличению рождаемости в бедных семьях, но это будет временным улучшением, до очередного спада. Именно бедные будут страдать в первую очередь. Бедняков будет всё больше, а еды — всё меньше.

Более того — современные люди живут гораздо лучше, дольше и здоровее, чем бедняки времен Мальтуса. Теории Мальтуса больше двухсот лет, и за эти двести лет с демографией не произошло ничего катастрофического.

В 1968 году биолог и демограф Пол Эрлих из Стэнфордского университета опубликовал бестселлер «Популяционная бомба», где утверждал, что перенаселение приведёт к голоду уже в 1970–1980-х годах. Но Мальтус был не единственным творцом мифа о будущем перенаселении.

В процветающих странах, подобных США, рождаемость падает, но сельскохозяйственные возможности истощаются, экология ухудшается, что может привести к нехватке продовольствия. Он считал, что послевоенное увеличение производства питания и современная медицина снизили смертность в «слаборазвитых» странах, но рождаемость при этом повысилась.

И если во втором случае всё будут решать эпидемии, голод и войны, то рождаемость можно контролировать в том числе и принудительной стерилизацией, и налогами на памперсы, и другими мерами. Проблема перенаселения решается либо через снижение рождаемости, либо через повышение смертности.

Снизилась детская и материнская смертность, благодаря энергичным мерам улучшилось качество воздуха и воды (Эрлих отмечал, что при таком загрязнении чистая питьевая вода вскоре станет острым дефицитом). Пророчества Эрлиха не сбылись — массового голода не случилось, более того — его практически победили, несмотря на увеличение населения до 7,5 млрд человек. С 1950-го по 2010-е годы население выросло вдвое, но производство продовольствия — втрое, благодаря новым удобрениям, синтетическим гербицидам и генной инженерии.

Этот процесс всегда приводит к падению рождаемости, что произошло в Индии. Росли экономики Индии и Китая, страны становились все более урбанизированными. Быстро развивалась экономика Южной Кореи, Тайваня, Сингапура, Чили. В Китае рождаемость упала из-за политики одного ребенка, введённой в 1979 году. Население росло вместе с массовым увеличением богатства.

Аналитики из Римского клуба в своём докладе «Пределы роста» высказывают те же опасения. Но Эрлиха это не переубедило, он сказал, что лишь слегка ошибся в сроках, но рано или поздно перенаселение случится, так что он по-прежнему настаивает на государственном контроле рождаемости.

В нём работают демографы и статистики. В ООН есть отдел народонаселения, существующий с 1946 года. Согласно их данным, если население к 2100 году достигнет 11,2 млрд человек, а затем количество стабилизируется и постепенно пойдёт на спад, ничего страшного не произойдёт, продовольствия хватит на всех. Они дают прогнозы роста населения, довольно точные.

Но если этот коэффициент увеличится хотя бы на 0,5%, это приведет к катастрофе, потому что 17 млрд человек, да ещё непрерывно и бесконтрольно размножающихся, не прокормит никакая продовольственная революция. Этот оптимистичный вариант основан на коэффициентах рождаемости по каждой стране. К тому же это может привести к экологической катастрофе.

Если женщины начнут рожать меньше, то к 2050 году население достигнет своего максимума в 8,5 млрд, а затем начнет сокращаться. Есть и третий сценарий.

И Брикер с Иббитсоном уверены, что это наиболее вероятный вариант.

Рождаемость снижается с 1970-х годов, опустившись ниже 2,1 — коэффициент, при котором население поддерживается на примерно одинаковом уровне.

Помимо этого, ослабевает роль религии, которая в некоторых обществах оказывала прямое воздействие на поведение в семье, в том числе и на деторождение. Чем урбанизированнее общество, тем больше женщины распоряжаются своим телом самостоятельно, тем меньше у них детей.

Людей, конечно, много, их деятельность портит окружающую среду и способствует вымиранию видов, но Апокалипсиса из-за перенаселения не случится. Несмотря на мрачные пророчества, большинство демографов считает, что ничего похожего на катастрофическое перенаселение нашу планету не ждёт.

После небольшого роста количество людей стабилизируется, а потом, примерно в середине 21-го века, начнет сокращаться.

Идея третья. Пожилого населения в Европе становится всё больше

Однако уже сегодня в Бельгии и Великобритании он составляет 1,8, в целом по ЕС — 1,6, в Греции и Румынии — 1,3, в Словакии — 1,4. Для поддержания численности населения коэффициент фертильности должен быть не ниже 2,1. В Польше, где всегда было сильным влияние католицизма, запрещающего аборты, в 2015 году закрылось 200 школ из-за отсутствия детей. В Италии в 2015 году родилось меньше детей, чем в любой другой год со времени образования государства.

Они не рожают детей не только потому, что детей дорого растить и на это у них, работающих, нет времени. Молодые европейские пары окончательно освободились от влияния старых традиций, семейных и религиозных. Для них также важна полная свобода в этом вопросе, когда деторождение целиком зависит от их желания и ни от чего больше.

Страны Восточной Европы уже потеряли 6% своего населения с 1990-х годов — 18 млн человек, и этот процесс продолжается.

Но это не так. Казалось бы, чем меньше людей, тем легче жить: больше места, шире выбор рабочих мест, дешевле жильё.

Они к тому же составляют основной отряд потребителей, так что количество покупателей автомобилей, бытовой техники и одежды сильно сократится, а это означает замедление экономического роста. Чем меньше молодых трудоспособных людей, тем меньше налогов идёт в казну на здравоохранение и пенсию.

При жизни в городе ребёнок из актива (на селе это будущий работник на ферме, помощник отца) превращается в обузу, лишний рот, и к большому количеству детей горожане не стремятся. Промышленная революция в Европе 19 века переместила многих молодых мужчин из деревень в города, для работы на фабриках и заводах.

Европейское общество традиционно было одним из самых светских, а женщины в нём — одни из наиболее свободных. У современных женщин появилось больше возможностей, и они тоже не стремятся стать многодетными матерями. Потому и процесс сокращения населения в Европе идёт быстрее, чем где-либо.

Немцы были более плодовитыми, и потому их более многочисленная армия победила французов во франко-прусской войне 1870 года. Во Франции снижение рождаемости началось ещё в конце 18-го века. Снижение рождаемости может угрожать национальной безопасности в недалёком будущем.

После бэби-бума, который в зависимости от страны пришелся на 1940–1950-е годы, уровень рождаемости в Европе снова пошёл на спад.

Это происходит потому, что параллельно снижению рождаемости увеличивается продолжительность жизни. Несмотря на снижение рождаемости, убыль населения в Европе пока ещё не ощущается. Новые медицинские открытия, современные хирургические операции, выход из моды вредных привычек, таких как курение, доступность фруктов круглый год, завезенных в Европу из тёплых стран, сделали своё дело.

Во многих странах это уже привело к проблемам в пенсионной системе. Если в Великобритании в 1960 году продолжительность жизни в среднем составляла 68 лет, то к 2010 году она уже составляла 79 лет, и ожидается, что это не предел. В целом пожилые люди поддерживают численность населения до поры до времени, но потом, с их уходом и уменьшением количества детей, убыль начинает становиться явной.

Этот процесс связан со многими проблемами, такими как межэтническая напряженность, изоляция, неприятие. Развитые общества с рождаемостью ниже уровня воспроизводства пытаются притормозить убыль населения при помощи иммиграции, когда впускают к себе рабочих из африканских и арабских стран. Тем не менее дети иммигрантов, рожденные в Европе, уже полностью адаптируются к новой жизни.

Так Европа, по выражению авторов, постепенно становится всё более коричневой и серой — из-за наплыва иммигрантов и старения населения.

Это официальная политика страны. Многие восточноевропейские страны это пугает, в частности Болгарию, которая выставила жёсткий кордон на границе с Турцией, чтобы её не пересек ни один беженец из Сирии. Правительство не хочет притока людей чуждой им культуры и враждебной им религии, и страна расплачивается за это убылью населения.

Не в последнюю очередь из-за этих настроений Великобритания затеяла брекзит, укреплялись партии правых в Польше и Франции. Антииммигрантские настроения подпитываются из разных источников. Выходом могло бы стать увеличение рождаемости, но пока дело с этим обстоит плохо. С учетом количества терактов на территории европейских стран эти настроения понятны.

Сейчас к низкой рождаемости прибавилась высокая продолжительность жизни, и население Европы становится всё старше и всё малочисленнее. Демографический парадокс состоит в том, что детей рождается меньше и в хорошие, и в плохие времена.

Идея четвёртая. Убыль населения наблюдается и в некоторых азиатских странах

После периода войн и нищеты она создала сильную экономику и демократические институты. Республика Корея — процветающая азиатская страна. В своём расцвете она была не одинока — бурное развитие Японии, Сингапура, Кореи и Тайваня вошло в историю под названием Тихоокеанского азиатского Ренессанса.

Корейская экономика сосредоточилась на крупных технических проектах, частично финансируемых государством, — так возникли гиганты Hyundai, Samsung, Kia и LG.

После Корейской войны улучшилось медицинское обслуживание, коэффициент рождаемости составлял около шести детей на одну семью, что было характерно для сельского общества, весьма многочисленного в Корее на момент окончания войны. Если в 1950-х годах Корея пребывала в полной нищете, то уже в 1988 году в ней состоялись Олимпийские игры.

Молодёжь с энтузиазмом бралась за работу на заводах, питающих экономический рост страны. Это привело к бэби-буму, когда с 1950 по 1988 годы население выросло вдвое, с 20 млн до 40 млн. Но правительство испугалось таких стремительных темпов роста населения и решило, что над рождаемостью необходим контроль с целью её снижения.

Политика снижения рождаемости привела к его падению, и сегодня он составляет крошечные 1,2 против 6 в 1950-е годы. Хотя население и удвоилось за 30 лет, но к 1980-м годам коэффициент рождаемости в Корее всё ещё был на уровне воспроизводства. К 2040 году на каждого молодого человека будет приходиться по три старика. Высокий уровень жизни продлил её продолжительность до более чем 82 лет, а в среднем индекс старения составляет 89.

В 1950-е годы, когда страна восстанавливалась после Второй мировой войны, японские женщины в среднем рожали по три ребенка. Похожие процессы переживает и Япония. В 2005 году коэффициент рождаемости составлял 1,4. Затем количество рождений сократилось. Между тем отток людей из Японии намного превышает приток. Притока свежей крови почти не происходит — Япония крайне неохотно предоставляет гражданство иммигрантам.

Женщин детородного возраста становится всё меньше с каждым годом. Уезжает в основном молодёжь, остаются пожилые люди. Иметь ребенка перестало быть обязанностью перед старшими и перед обществом, это лишь один из способов выразить себя, считают Брикер и Иббитсон. Да и рожать они не стремятся — как только низкая рождаемость начинает восприниматься как норма, переломить эту тенденцию в обществе практически невозможно.

Но пока эти способы не найдены. Японское правительство озабочено убылью населения и ищет способы удержать численность на планке свыше 100 млн. Молодёжь перетекает в города из сельских местностей, и некоторые деревни настолько опустели, что оставшиеся там старики украшают дворы манекенами, чтобы создать видимость человеческого присутствия.

Это приводит к тому, что численность трудоспособных японцев постоянно сокращается. На пенсию в Японии выходят в 60 лет, пенсия выплачивается в зависимости от стажа, и после 60-ти летработников с почётом провожают, не имея права оставлять на работе. Это значит, что становится всё труднее финансировать социальные программы, направленные на здравоохранение и образование.

В Республике Корея пенсионный возраст завысили, чтобы пожилые работники могли продлить свой трудовой путь, и это привело к тому, что молодым стало трудно расти на работе. Общество становится всё более пожилым, а значит, всё менее способным к внедрению инноваций и технологическим прорывам.

Те же процессы снижения рождаемости, старения общества и их последствия наблюдаются в Гонконге, Тайване и Сингапуре.

Зная, что ей придётся и работать, и смотреть за домом, и воспитывать детей, женщина не стремится к семейной жизни, предпочитая жить в одиночестве. Снижение рождаемости в Японии и Корее вызвано ещё и тем, что японские и корейские мужчины не помогают женам ни по дому, ни с детьми. Если женщина оставляет работу для ухода за ребенком, её стаж прерывается, что затрудняет и работу, и рождение детей.

В этом случае население увеличится на 25 млн, да и рождаемость в Северной Корее выше, если верить официальным данным. У Южной Кореи, правда, есть надежда на воссоединение с Северной. Проблемой может стать объединение с людьми, много лет изолированными от мира и отравленными пропагандой.

В Сингапуре создано государственное агентство знакомств, клубы сальсы, а ночь 12 августа официально объявлена Национальной ночью, когда супружеские пары поощряются к зачатию ребенка. Сегодня азиатские правительства борются с убылью населения и пытаются поощрять рождаемость.

Чтобы пресечь трудоголизм на рабочем месте, заставляющий забывать о семье, на предприятиях и в учреждениях в 19. В Корее есть государственные субсидии для супружеских пар, страдающих бесплодием, отпуск для отцов и другие. Но пока к повышению рождаемости это не привело. 30 выключается свет, чтобы люди спешили домой. Начавшийся процесс остановить очень сложно.

Идея пятая. Будущая убыль населения и современная жизнь тесно связаны

Они не замечают, что силы, которые приведут к старению и уменьшению населения, влияют на нас уже сегодня, поскольку уже обозначились основные тенденции убыли. Многие спокойно относятся к тому, что случится в неопределённом будущем, пусть даже через десятилетия.

В современном мире подростки куда реже вступают в половую связь, чем несколько предыдущих поколений.

Детей нужно долго растить, так что пары, ставшие родителями в 30, откладывают свой выход на пенсию. Первый ребенок появляется в семье, когда родителям уже по 30 или за 30 лет — как правило, один или изредка двое. Кроме того, у них есть собственные родители, о которых придётся заботиться, и всё это вместе взятое — ребенок, работа, пожилые родители — забирает много сил.

И роды в 30 лет — не предел. В результате нередки случаи смерти в 45–55 лет. Поздние роды — одна из главных характерных особенностей современного мира. Сейчас в Европе и США все больше женщин рожают в 40 (их больше, чем родивших 20-летних), и в 50 лет.

В среднестатистической американской семье на ребенка до пяти лет уходит до 10% семейного дохода, но с каждым годом расходы растут вместе с детьми. Причина тому — страх, что у родителей не хватит ресурсов на воспитание и содержание ребенка. А ещё походы к врачу, оплата кружков, учебников, увлечений и тому подобного. Вот уже и дом нужен побольше, и велосипед, не говоря уже об одежде.

Учитывая всё это, родители ограничиваются рождением одного-двух детей, а часто и вовсе их не имеют, считая свои ресурсы недостаточными для такого важного и ответственного дела. К 19 годам на ребенка уйдет примерно $250 тысяч, а он ещё и в колледж не успел поступить. Отсюда и поздние роды. Некоторые ждут, когда их доходы возрастут — настолько, чтобы можно было иметь детей.

Они подрывают здоровье матери, дети рождаются с маленьким весом, мать часто не может найти хорошую работу и живет с ребёнком на пособии. С другой стороны, в ранних подростковых родах нет ничего хорошего. Школу приходится бросать.

В 1990 году в США на 1000 родов приходилось 62 подростковых, сегодня только 22 на тысячу. К счастью, сегодня подростки рожают намного реже, чем раньше. Та же тенденция наблюдается и в других странах, европейских и азиатских, в Африке и Океании.

Раньше в США подростки, родившие ребенка, очень часто отдавали его на усыновление бездетной обеспеченной паре, но сегодня этого почти не бывает — мать предпочитает жить на пособие. Современные дети уже имеют хорошие представления о контрацепции. Потом и этот ручеек стал иссякать. Поэтому американцы стали усыновлять детей из других стран, главным образом из Китая (около 70 тысяч младенцев в год), России (около 46 тысяч), Гватемалы (29 тысяч), Южной Кореи (20 тысяч) и Эфиопии (15 тысяч).

У Китая выросла экономика, к тому же он стремится переломить последствия политики одного ребёнка и отдаёт на усыновление только глубоких инвалидов. У России ухудшились отношения с Западом, и она приняла закон, запрещающий иностранцам усыновлять детей. Если раньше решения об усыновлении приходилось ждать 18 месяцев, то теперь его срок составляет три года. В Канаде количество людей, желающих усыновить ребенка, растёт, но усыновление сократилось на 25% с 2008 по 2015 год.

Мы все в этом живем, все испытываем те же проблемы, и выбор одного человека, помноженный на выбор остальных, имеет последствия для всех, как в настоящем, так и в будущем, считают авторы.

В маленькой семье легче поднять ребенка (или двоих), работающие матери частично восполняют нехватку рабочей силы, связанную с низким деторождением. Подавляющая часть людей выбирает маленькую семью, если заводит семью вообще. Сокращение деторождения — это и сокращение будущих налогоплательщиков. Но маленькие семьи не в силах подпитывать экономику — их слишком мало, чтобы обеспечить полноценный потребительский спрос, и они ограничивают свои траты.

Идея шестая. До середины 21-го века в отдельных африканских странах будет расти как население, так и экономика

По подсчетам ООН, уровень рождаемости в Африке высокий и будет оставаться высоким ещё на протяжении десятилетий, особенно в странах к югу от Сахары. Затем, по мере улучшения жизни, урбанизации и женского образования, рост населения пойдёт на спад, считают авторы. Этот рост населения замедлится разве что в следующем столетии и может потребовать больших расходов продовольствия.

В некоторых странах экономика развивается бурными темпами. Но далеко не все страны Африки населены необразованными людьми, не везде женщины несвободны, а общество в основном сельское. В 2016 году в мире быстро росли 30 экономик, и половина из них находилась в Африке.

Поскольку население быстро растёт, у Африки всё в порядке с потребительским рынком. В частности, в Кении ВВП растет на 6% каждый год, втрое больше, чем в большинстве стран Запада, и тенденция экономического роста будет сохраняться.

К 2050 году население африканского континента приблизится к 2,6 млрд человек.

Кроме того, Африка — молодой континент, средний возраст её жителя — 19 лет, тогда как в Европе — 42, а в США — 35. Сегодня больше всего населения у Нигерии (182 млн), к 2050 году должно удвоиться население Кении, когда как общее население Европы сократится на 4%. И количество молодых будет поддерживаться благодаря высокой рождаемости, а где молодые люди — там и потребительский рынок, и экономический рост, считают авторы.

Люди не связывают надежд со своими правительствами, по большей части коррумпированными и некомпетентными. Семейные узы в африканских странах очень сильны, как и преданность племени. За помощью идут к родне, мнением близких дорожат.

Когда вместо родственных связей авторитет имеют сверстники и коллеги, как в европейском обществе, рождаемость снижается. Когда родственные связи сильны, рождаемость растёт — племя одобряет вступление в брак и рождение детей.

Каждый знает, что в любой момент может прийти к своим за помощью и поддержкой. Даже когда молодые африканцы, в частности жители Кении, покидают дом, отправляясь на учебу или работу на новом месте, связь с семьей не теряется и постоянно поддерживается.

Этот общинный подход сохраняется и в крупных кенийских корпорациях, где заботятся о каждом своём работнике: все должны собирать деньги на случай, если кто-то женится, рождается ребенок или человек заболел, и деньги не символические, а существенные. В Кении никто не умирает в одиночестве, племя, клан или деревня заботятся о своих.

Это замедлит рост населения, которого так опасаются демографы. Со временем, считают авторы, Кения, как и другие африканские страны, постепенно перейдёт от родственного и малообразованного общества с высокой рождаемостью к модернизации и урбанизации, когда влияние племени слабеет, а влияние государства укрепляется.

В 2003 году коэффициент рождаемости составлял 4,9 на одну женщину, в 2014-м — уже 3,9. К тому же рост образования, особенно среди женщин, уже привёл к сокращению рождаемости. Тем не менее это высокие показатели, и население Кении всё ещё остается молодым. Среди населения распространяются контрацептивы.

Если вся Африка будет развиваться как Кения, население не останется нищим и голодающим. В сельских частях Африки уровень рождаемости по-прежнему остаётся высоким, а уровень жизни — очень низким. И чтобы остановить нищету, африканским женщинам нужно предоставить как можно больше прав и дать им возможность получить образование.

Идея седьмая. Снижение численности населения не обязательно должно стать катастрофой

В настоящем рождения снизились, но увеличилась продолжительность жизни. В прошлом действовала демографическая модель, когда было много рождений и много ранних смертей. Означает ли это, что мы движемся к чему-то страшному? В будущем, уверены авторы, нас ждет новая модель — депопуляция по собственному выбору. По мнению авторов, это не значит, что мир станет походить на фильм о постапокалипсисе, но он точно будет другим.

Выхлопные газы перестанут нагревать атмосферу, реки и океаны не будут такими загрязненными. С точки зрения экологии станет лучше. К тому же ни один прогноз не является неотвратимым — он лишь обозначает основную тенденцию, которую при достаточно энергичных усилиях просвещенных лидеров можно переломить. Возможно, в этом мире богатство потеряет своё прежнее значение. Авторы подчеркивают, что лишь указали на то, что уже происходит, и считают, что игнорировать эту тенденцию нельзя.

Самые низкие выбросы углерода в США на душу населения не где-нибудь, а в Нью-Йорке, потому что из-за дорогой парковки большинство жителей предпочитают пользоваться метро. Урбанизация, считают авторы, не так плоха для окружающей среды, как кажется.

Развивающиеся страны тоже стремительно урбанизируются — значит, и там в крупных городах сократятся выбросы углерода по мере того, как население сельских районов будет перебираться в города. Такое же предпочтение общественного транспорта наблюдается в других крупных городах.

Быстрая урбанизация имеет свои недостатки (переполненность школ и детских садов, несовершенная инфраструктура, бедность и преступность), но когда в городах плотное население, то общественный транспорт, вода, электричество, канализация предоставляются по более низкой цене и меньше загрязняют окружающую среду.

Но это не так. Принято считать, что именно за городом воздух чище, земля лучше и можно жить, питаясь плодами своих трудов или разводя скот. Возможно, одним автомобилем не обойтись, если у членов семьи разные маршруты. На первых порах придется ездить за продуктами в ближайший город, а поскольку дороги в сельской местности плохие, понадобится полноприводный автомобиль, который требует много дизеля или бензина. Участок нужно обрабатывать, чтобы он не зарос кустарником. К врачу придется ездить в город. Дом нужно отапливать.

Когда население сократится, сельскохозяйственных земель станет ещё меньше, а значит, больше лесов, что очень благоприятно для окружающей среды. Скорее всего, сельские районы скоро останутся пустынными, и их начнут засаживать деревьями, оставив под зерно, фрукты и овощи отдельные поля, а остальную площадь покрыв лесами. Деревья вырабатывают кислород и поддерживают исчезающую фауну.

Авторы надеются, что ребенок, родившийся сегодня или, возможно, через 10–20 лет, увидит более чистый и здоровый мир. Сокращение населения остановит безудержный лов рыбы, сократится количество судов, загрязняющих океаны, уменьшение количества предприятий означает уменьшение загрязнений прибрежных вод.

Уменьшение молодого населения и рост пожилого породит бедность и недовольство, которое может вылиться в протесты и беспорядки. Но этот мир не будет свободен от войн и конфликтов, как внутренних, так и внешних.

Это не обязательно должно случиться — вполне возможно, что державы, где преобладает пожилое население, проявят зрелость и дальновидность, поддерживая мир на земле. Когда страна не в силах справиться с внутренним беспорядком, она часто затевает внешние конфликты в попытке объединить свое население. Меньше молодёжи — меньше горячих голов.

Страна будет обеспечена притоком свежей крови, новых сил, иммиграция, как легальная, так и нет, будет укреплять население. Если США продолжат свою иммиграционную политику, то всё будет складываться в их пользу. Зато Канаде, последовательно поддерживающей мультикультурализм, это не грозит, считают авторы. Но если в иммиграционную политику будут внесены изменения, то главный инструмент процветания страны будет утрачен.

Но, с другой стороны, урбанизация может уравновесить этот процесс — все открытия, и научные, и творческие, создавались в городах, а не в селе. Есть основания беспокоиться о том, что стареющий мир всё меньше будет способен к инновациям и творчеству.

Но для этого нужно проникнуться мультикультурализмом, чтобы иммигранты не оседали в гетто, полностью изолировавшись от коренного населения, а могли интегрироваться в общество на своей новой родине. К тому же не весь мир будет стареть одинаково — возможно, приток молодых творческих сил придет из стран Африки или Индии.

Людям надоест стареть без детей и внуков, и они постепенно вернутся к радости рождения и воспитания детей, даже если им будет за 40 или за 50. Возможно, когда-нибудь процесс сокращения населения остановится.

Но это то, что должно произойти, и мы должны быть готовы к этому. Сокращение населения не обязательно должно быть синонимом социального упадка.

Но что, если их авторы глубоко ошибаются? СМИ и авторы книг о будущем пугают читателей сценариями, ожидающими нас из-за перенаселения — нехватка ресурсов, войны, нищета. Что, если нам стоит опасаться не перенаселения, а, наоборот, существенного его снижения?

В целом, книгу можно воспринимать не как набор ответов, а как пищу для размышления — что, если общепринятая точка зрения на рост населения ошибочна? Книга «Пустая планета» содержит много любопытных идей, которые иногда кажутся спорными и неоднозначными, но от этого не менее интересны. Как это повлияет на потребление и экономическое развитие? Что мы будем делать, если население существенно снизится?

В мире, который боится перенаселения, книга Джона Иббитсона и Даррела Брикера поможет многим пересмотреть свои взгляды на деторождение, семью, нехватку ресурсов, миграционную политику.

Ответ на вопрос, каким оно будет, во многом зависит от нас самих. Каждый человек в отдельности и человечество в целом сами определяют своё будущее.

#библиотека

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть