Хабрахабр

[Из песочницы] Со склада в Дагестане — в программисты: как я стал iOS-разработчиком с нуля

История о том, как простой парень из депрессивного региона России пытается заявить о себе — и о том, что стереотипы говно.

Привет. Меня зовут Даниял Деветов, я iOS-разработчик в компании FINCH. Пока я еще junior, но крепкий, я бы даже сказал «почти middle».

Да, того самого Дагестана, откуда, по мнению многих наших соотечественников, родом только спортсмены и ребята, которые приезжают в Москву «порядок наводить». Родом я из города Махачкала, столицы солнечного и очень любимого мной Дагестана. Хотя, на самом деле, Дагестан вырастил много успешных людей в IT — вроде Тагира Магомедова из Uber и Камиля Насруллаева из Mail.ru. Это, конечно, мешает карьерному развитию — стереотипы такие стереотипы!

Сейчас мне почти 20, и у меня есть бэкграунд в 1,5 года беспрерывного продакшн опыта. Мой путь в IT начался в 18 лет. Там, откуда я родом, люди часто не верят, что можно пробиться в такую престижную профессию и работать в теплом офисе за хорошие деньги. С того момента, как я стал программистом, очень часто поступают вопросы от земляков: «Вау, как круто, сидеть весь день за компом и зарабатывать кучу бабла — как бы и мне так сделать?».

Надеюсь, что мой пример вдохновит кого-то еще из депрессивных регионов развиваться и не сдаваться! В этой статье я расскажу, как от оператора 1С на пивном складе я дорос до iOS-программиста в крупной московской компании.

Место, где ничему не учат

Мой карьерный путь начался с того, что я СОИЗВОЛИЛ прийти на пары в свой колледж. На самом деле, учиться я особо не планировал, и уж тем более получать высшее образование. Еще в 13 лет я подумал: «нафига мне универ, до которого еще учиться и учиться? Надо быстрее бабки зарабатывать!». Так что даже особо не думал, куда отдавать документы после окончания 9 классов.

Откуда там появился факультет программирования — не знаю. Я поступил в бизнес-колледж при Государственном Дагестанском Университете Народного Хозяйства. На поток в 700 человек набиралось 1200, и на первом курсе отсеивали человек 300 самых «отбитых» студентов. Вообще, колледж славился тем, что туда мог попасть любой.


Снаружи колледж выглядит как-то так

При этом родители говорили им, что нужно поступить в вуз и получить диплом, хорошую профессию и так далее. На факультет программирования обычно поступали те, кто после окончания школы не знал, чего хочет от этой жизни. Поэтому, если в потоке на факультете 1000 человек, то в лучшем случае около 50 вообще понимают, что же такое программирование. При поступлении они видят программирование, думают «Это сейчас модно, ну и я вроде умею работать с компом» — и подают документы. Представьте, каковы были мои шансы! И при удачном стечении обстоятельств 10-15 из них могут куда-то пробиться.

На первых двух курсах ничего профильного нет. Самое обучение выглядит так. Во втором семестре третьего курса появляется препод, который рассказывает, что такое C#. На третьем курсе начинается программирование — приходит препод и начинает читать лекции про Pascal ABC. На четвертом курсе материал повторяется.

Спасибо моему старшему брату — еще в 12 лет он показал мне, что такое программирование. Мне повезло — один крутой преподаватель, Гасан Гусейнович, заметил, что я быстро схватываю материал. Тот же брат подарил мне комплектующие для компьютера — я собрал его самостоятельно и стал изучать на нем Delphi 7. Я ходил к нему по вечерам, когда он приходил с учебы, чтобы познавать азы Delphi и Pascal.

Курсы были хороши тем, что лучший студент по окончании учебы направлялся на стажировку в компанию. Так вот, однажды в личном разговоре со мной Гасан Гусейнович настоял, чтобы я пошел на курсы компании DIIT Center. Для DIIT брать зеленых выпускников технических вузов и колледжей — это единственный вариант найти каких-то специалистов, так как с IT-специалистами в Дагестане все очень плохо.

Они говорили что-то вроде: «да какие курсы, дурачок, деньги на ветер выкинул, лучше бы стол накрыл, если бабло девать некуда!». Все мои знакомые, за исключением единиц, просто поржали. Дальше дело оставалось за малым — обойти всех студентов на этом потоке и показать, что я из себя представляю. Но это мне не помешало все-таки пойти туда и попробовать.

Курсы, начало: как впихнуть сон в перерывы между учебой, работой и домашкой

На курсах собирались группы по 8-10 человек. В программе была разработка на iOS и Android — нужно было выбрать направление. Я доверил выбор своему другу и одногруппнику, которого тоже сподвиг пойти на курсы. Я рассчитывал, что если нас не возьмут на работу, то мы сможем придумать что-то вдвоем. И для блага будущего проекта стоит выбрать разные направления.

Смешно, что я пошел на курсы iOS-разработки без мака, без айфона. В итоге, он стал учиться Android-разработке, а меня отправил на iOS. И первый «яблочный» телефон у меня появился только спустя полгода программирования, когда удалось наскрести на него денег. Я до курсов ни разу и не пользовался собственным айфоном — у меня был Xiaomi mi5.

Я быстро осваивал материал, и ближе к окончанию курса, когда часть не очень способных студентов отсеялась, я уже помогал почти всем с домашкой. Когда я пришел на курсы, мне дали базовый scope задач.

Я работал на Mac mini, который находился в университете, при котором работал наш колледж. И тут меня поджидала еще одна проблема — доступ к компьютеру. Получается, для самостоятельного изучения оставались дни с пятницу по воскресенье и время после занятий. У DIIT был отдельный кабинет, где проходили занятия по iOS и Android-разработке: в понедельник и среду — iOS, во вторник и четверг — Android. С работой это было трудно совместить, я уж молчу про учебу в колледже.


Класс в колледже, где проходила стажировка от ребят из DIIT

Устроился я туда между вторым и третьим курсами колледжа. А я, конечно, работал — в фирме «Калибр», это местный пивной дистрибьютор. Всего я проработал там 1,5 года. Я выполнял обязанности оператора 1С — по сути, мне нужно было помогать логисту с подготовкой документов: накладными, «закрывашками».

Сначала мне платили 13 тысяч, но спустя 5 месяцев я сказал, что устал, и мне нужна прибавка. Зарплатная вилка менялась нечасто. Потом был период, когда нас сильно завалили — я приходил на работу в 18 вечера и уходил в 1-2 ночи. Подняли до 14 тысяч (и на том спасибо!). Тогда мне еще раз подняли зарплату, уже до 15 тысяч.

В итоге меня перевели в другую контору, и там из-за ужасного хаоса в базах данных я мог работать с 18 вечера до 6 утра. А потом началась всякая неразбериха с партнерами и сменой дистрибьюторов. То есть 12 часов работы, пара часов сна — и вперед, на пары.

По правилам колледжа, разрешалось пропустить до 50% занятий — но если прогуливаешь больше, тебя сразу должны отчислить. На учебе, конечно, была жопа. Часть зачетов я получил только потому, что получилось уговорить преподавателя и доказать, что я пропускал занятия не просто так. К счастью, никто этого не делал — все доходило до того, что зимнюю сессию можно было пересдать в мае. Главным аргументом была работа.

Челлендж: купить макбук студенту в Дагестане

Мне не нравилось, что я так сильно зависел от университетских компов. Нужно было выкручиваться и покупать мак. Рисковый шаг для всех начинающих прогеров, а в моем случае — рассрочка на 2 года и ноутбук, который стоит как ~10 моих зарплат на тот момент. Для многих 100 тысяч российских рублей покажутся не такой уж большой суммой, но для меня, работающего с 16 лет за зарплату в 13-15 тысяч рублей, это были ОЧЕНЬ большие деньги.

В промежутке — в основном, в дороге — я должен был что-то изучать. Я понимал, что мне нужно учиться с 8:30 до 15:00 и работать с 18:00 до 24:00 (а иногда и до утра). Только так можно было попасть на стажировку. Так что пришлось разориться на собственный макбук.

По итогу курса я все же попал на работу в DIIT Center — единственную дагестанскую IT-компанию с мобильной разработкой. Невероятно, но факт — мне это все-таки удалось.

Это был мой билет в светлое будущее — было важно его не просрать.

Работа в DIIT и первые факапы

Обычно на стажировку в DIIT приходят люди, которые вообще НИЧЕГО не знают. Ну, может быть, только циклы. Стандартная стажировка длится от месяца до трех — ну, или до тех пор, пока кандидат не будет готов к настоящим продакшн задачам. Мне для начала дали несколько задач, в основном про архитектуру (MVP), кнопочки и Label.

Дикая смесь русского, английского и различных терминов — в это сложно въехать людям, которые еще «не в теме». Первое время я не понимал язык людей, с которыми работал. Отдельный респект Марату Магомедову за то, что поверил в меня, Арсену Абдурашидову и Магомеду Магомедову — за прием новичка в свой клуб «анонимных алкоголиков», Ризвану Гаджикеримову и Расулу Татаеву — за обучение и помощь по всем вопросам. Спасибо товарищам, которые поддержали в этот момент!

Еще через два месяца меня взяли в команду, которая работала с отдельным проектом, который, к сожалению, находится под NDA, так что детали я рассказать не могу. Спустя рекордные для компании три недели моя стажировка закончилась, и я стал полноценным сотрудником компании.

Я настолько редко фоткаюсь, что меня буквально заставили сесть за чужой мак ради фото.
Иногда на работе мы засиживались допоздна.

Мы работали три месяца, а потом из-за закрытия проекта вернулись в свои команды. Я сильно воодушевился, потому что к проекту подключили бест оф зе бест сотрудников — back-end, android, PM — и МЕНЯ. Начался простой.

Доходило до смешного — я мог ротироваться между пятью разными проектами за неделю и без какого-то кодстайла. На тот момент все нормальные проекты были разобраны, поэтому все, что мне оставалось — закрывать баги, причем все сразу. Все бы ничего, но оплата была сдельной — сколько задач закрыл, столько денег и получил. Только в конце месяца мне дали нормальную задачу, и как раз ее я не доделал!

Я за месяц получил ровно 6250 рублей — в два раза меньше, чем в пивной компании! Ставка джуна была 250 рублей в час. И это та самая престижная и перспективная профессия программиста, о которой все говорят?!

Мне нужно было отдавать рассрочку за мак, но тогда оставшихся денег мне не хватило бы даже на дорогу до работы. Я сидел и думал — че делать-то? Как это так — два года я сам все делал и сам себя содержал, а теперь мне нужно занимать деньги? Это сильно ударило по моей самооценке. Оставалось надеяться, что все жертвы окупятся в будущем. Но таковы трудности роста — другого выхода у меня не было.

Спустя 10 месяцев, из-за ухода некоторых ребят, меня назначили тимлидом iOS-направления. Я остался работать в DIIT. Звучит смешно, но по меркам Дагестана я был каким-никаким миддлом — а компании в тот момент очень нужен был человек с опытом, чтобы обучать новичков. Да, тимлид-джун!

На фото лекция про iOS-разработку
Иногда мы проводили общие лекции/презентации для всех сотрудников компании.

Честно говоря, это невозможно, наверное, как и в любом другом регионе нашей необъятной страны. В Дагестане компании-разработчику очень сложно найти высокооплачиваемые проекты и платить сотрудникам «московские» зарплаты. Поэтому все смышленые разработчики в DIIT, набирая какой-то опыт, уходили из компании и ехали покорять столицу — иногда и другие города, но 90% ехали в Москву — зарабатывать бабки.

В DIIT была безумная текучка народу. Я не стал исключением. В один момент я почувствовал себя очень одиноким — только я и куча новичков, которых нужно учить. В сентябре-октябре уехало четыре моих знакомых, с двумя из которых я очень близко общался. В мою голову закралась мысль о переезде в Москву — основным мотиватором, конечно, были деньги.

Переезд в Москву: непонятно, далеко и холодно

Когда увольнялся последний оставшийся iOS-разработчик, кроме меня, я тоже подумал, что пора двигаться дальше. Я несколько дней писал своим друзьям, которые уже уехали в Москву, спрашивал, как обстановка, как они обустроились на новом месте. Я сильно переживал и метался, а они были готовы купить билет в Махачкалу, чтоб отвесить юному товарищу пару хороших ЧАПАЛАХОВ (пощечина — прим.ред.). В конце концов, они привели меня в чувство, и я начал поиск работы в столице.

Когда мне не отвечали, я очень переживал, думал — может, хотя бы в тестировщики податься? За месяц поиска работы я отправил чуть больше 40 откликов на разные вакансии. Я предложил свою кандидатуру 40 компаниям, и знаете что? Привет всем HR-ам, которые видели мое резюме и не отвечали. До собеседования дошло только в двух местах. Мне ответили только 4.

Рассылайте как можно больше резюме, рассчитывайте на конверсию не больше 10%. На заметку всем, кто пойдет моим путем — не ждите, что вам будут хорошо отвечать на ваши отклики. И не сдавайтесь — ваша компания рано или поздно вас найдет!

Наверно, сказалось волнение и отчаяние, которое накатило в процессе ожидания. Возвращаясь к моим собеседованиям — первое я, увы, завалил по полной.

С момента отклика до собеседования прошел месяц: я уже почти опустил руки, просрал собес в одной компании и сидел над тестовым заданием от другой. Второе собеседование было в аутсорс-продакшне FINCH.

К концу собеседования я уже совсем упал духом, думал остаться в Махачкале, сидеть на жопе ровно и не прыгать выше головы — и тут мне говорят «Даниял, думаю, ты нам подходишь, сколько ты хочешь получать?». Собеседование в FINCH было нервным — я ответил только на 60% вопросов.

Но я понимал, что на многое не стоит рассчитывать с таким собесом — и я назвал сумму, которой со скрипом хватило бы на жизнь в большом городе. Внутри все просто перевернулось! Мне тут же сделали предложение, даже увеличив названную мной сумму, и я незамедлительно согласился.

Для справки, за год в Дагестане я заработал две такие зарплаты. Это прекрасное чувство, когда твои навыки оценивают по достоинству — для меня на тот момент это было просто ОГРОМНАЯ сумма. Бедные регионы богатой страны!

До этого я выезжал из Дагестана один раз — в Астрахань, но так как это было в детстве, я ничего не помню. Спустя три недели я уже был в Москве. Так как дело было в январе, я безумно мерз, хотя разница в температуре была всего 5-10 градусов. То же самое с самолетом — летел в первый раз.

Это дорога из Шереметьево до Первомайской. В аэропорту я понял, что ехать до моего нового дома по расстоянию столько же, сколько у нас ехать из одного города в другой — 100 км. Махачкала тоже большой город-миллионник, но его можно полностью обойти за 12 часов пешком — поэтому московские расстояния меня порядком впечатлили.

Поначалу мы вместе с друзьями из DIIT жили впятером в квартире 30м². Первый месяц в Москве был тяжелым — я понял, как сложно найти квартиру в столице. Там была гипсокартонная перегородка и три кровати, одна из которых была «подвешена». Это была однушка, переделанная в подобие двушки.

Тогда я понял, как быстро утекают деньги. Чуть позже я с двумя друзьями переехал в другую квартиру. Мы отдали за квартиру половину залога, а потом поехали в икею докупать то, что нужно — и денег как не бывало! С собой у меня было 50 тысяч, которые я долго собирал.

Пацан к успеху пришел

В первый месяц работы ребята из FINCH постоянно менторили и обучали меня. Мне рассказывали про проекты, кидали статьи и книги, которые я должен был прочитать. Спустя несколько недель изучения документации меня посадили делать проект, которым пользуются тысячи людей.

Тогда мне было не важно, точная ли там сумма, их просто было МНОГО для меня. Первую зарплату я просто не смог посчитать — я перекладывал купюры из руки в руку.

Как бы мне ни было кайфово работать в очень хорошем офисе с классными коллегами, все выходные проходили в воспоминаниях о родном городе. Как я упоминал выше, ехал я в Москву за деньгами — но удивился тому, что они с трудом могут удержать меня в этом городе.

Мне было трудно приехать в Москву — ведь я всю жизнь жил с семьей, а не один. Таких как я называют «маменькиными сынками» — меня сильно держат родственные узы. До мая я думал — может, вернуться домой? А тут ты приезжаешь в чужой город, и тебе нужно все делать самому — работать, заниматься домом, а родственники, которые могли бы поддержать, далеко. Я должен оставаться в Москве. Но в итоге решил, что опыт, который я получу здесь, я больше нигде в России не получу.

Жилищные условия постепенно улучшаются: позволить себе снимать квартиру один я пока что не могу, живу в Печатниках вдвоем с другом. Прошло уже полгода с того момента, как я переехал в столицу. Говорю, чтобы мама бросала свою работу за копейки — но, по ее словам, тогда ей будет скучно. Часть зарплаты я отправляю домой, стараюсь раз в два месяца приезжать к семье.

Сейчас я на пороге новых свершений, нового звания в программировании — и, в принципе, всем доволен. Теперь в приоритете у меня тот бесценный опыт и знания, которые я могу получить здесь.

Вместо вывода

Всех, кто хочет чего-то добиться, призываю — не надо сидеть и ждать манны небесной, не надо сомневаться, не надо думать, что может пойти не так. Берите и делайте! Я просто пошел и сделал все, что от меня требовалось, ничего сверхъестественного — учился, работал, выполнял все задания. И теперь я зарабатываю хорошие деньги, работаю в ТОПОВОЙ компании и воплощаю в жизнь свои цели и мечты.


Фото в фирменном мерче компании

Большая проблема нашего государства в том, что в регионах нет денег. И немного о наболевшем. Поэтому такие ребята, как я и мои друзья, должны бросать все: семью, друзей, любимых — чтобы просто достичь чего-то в жизни.

Есть много таких же людей, как я, бегущих в столицу, в которой их не особо рады видеть, чисто ради денег. Мой совет — развивайте себя и развивайте свои регионы, чтобы можно было работать и строить карьеру там. Возможно, в будущем я вернусь в Махачкалу, чтобы «поднимать» там IT-сектор — но пока мне важно набраться опыта в столичной компании.

Радует, что на рынке IT есть компании, не подверженные стереотипам — и надеюсь, таких будет становиться все больше! Место для респектов: спасибо Александру Антонову за то, что я все-таки попал в FINCH, Антону Логинову за то, что терпит и обучает — да и в принципе всей команде, в которой я работаю сейчас.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть