Хабрахабр

[Из песочницы] Из Москвы в Томск. История одного переезда

На Хабре можно найти множество статей о переезде в разные города и страны в поисках лучшей жизни. Всем привет! Да, в Сибирь. Вот и я решил поделиться своей историей переселения из Москвы в Томск. Сибирь. Ну это там, где 40-градусные морозы зимой, комары размером со слона летом и ручные медведи у каждого второго жителя. Обычно миграционный поток идёт в направлении столиц, а не наоборот. Несколько нетрадиционный путь для простого российского программиста, скажут многие, и будут правы. История о том, как я дошёл до жизни такой, довольно длинная, но, надеюсь будет интересна многим.

image

Родом я из Курской области, вуз закончил по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство» и ни дня не работал по профессии. На самом деле я не «настоящий программист». Позднее трудился инженером на производстве оптических приборов для космоса. Как и многие другие, я уехал покорять Москву, где начал работать конструктором-разработчиком осветительной техники.

Инженер это...

Мне читать такое несколько дико, учитывая, что совсем недавно в исторической перспективе (см. На Хабре когда-то была статья о том, что скоро программисты превратятся в «простых инженеров». Некоторые обосновывают высокие зарплаты в IT тем, что программист должен многое знать и постоянно учиться. научная фантастика 60-х) инженер был практически полубогом. Просто сейчас наступила цифровая эпоха и звание «магов», меняющих мир, перешло к программистам. Я был в обоих ипостасях – и «простым инженером» и «простым программистом» и точно могу сказать, что хороший (хороший) инженер в современном мире тоже должен учиться и узнавать новое на протяжении всей карьеры.

Более того, сейчас наблюдается кадровый голод, а в этих условиях зарплаты в IT не могут не расти, поэтому идея переквалифицироваться из инженера в программисты выглядит довольно интересной. В России гигантская разница в размере зарплат инженеров и программистов объясняется прежде всего тем, что IT-сфера более глобализована, многие компании участвуют в международных проектах, а хорошие разработчики вполне могут найти работу за рубежом. Только нужно понимать, что это билет в один конец: во-первых, возврата к «настоящей» инженерной работе скорее всего уже не будет, а во-вторых, к профессии программиста нужно иметь природную склонность и неподдельный интерес. На Хабре статьи на эту тему тоже есть.

Однако со временем я всё-таки стал замечать, что программистов кормят значительно лучше, чем инженеров, и мантра Software Engineer is not an Engineer, подсмотренная на западных форумах, стала давать сбой. Такие качества у меня были, но до поры до времени мне удавалось держать эту часть своей личности под контролем, подкармливая её иногда написанием небольших скриптов на Lisp и VBA для автоматизации работы в AutoCAD. Так созрело решение попробовать свои силы в новой профессии.

Не самый простой путь для начинающих, прямо скажем. Моя первая программа была предназначена для автоматизации расчёта «хрустальных штор» и написана она была на Qt. «Толковые парни выбирают C++ и Qt», — сказал он, а я искренне считал себя толковым. Выбор языка был сделан благодаря брату (программисту по образованию и профессии). Плюс я мог рассчитывать на помощь брата в освоении «большого» программирования, и, надо сказать, его роль в моём становлении на путь разработки ПО сложно переоценить.

Подробнее о хрустальных шторах

Штора может иметь разную длину и ширину и комплектоваться хрусталём различного типа. «Хрустальная штора» — нитевая конструкция, на которую с определённой периодичностью нанизывается хрусталь (изделие предназначалось для состоятельных пацанов и девчонок). При этом задача неплохо алгоритмизируется, что и сделало её идеальным кандидатом для первой программы. Все эти параметры влияют на конечную стоимость изделия и усложняют расчёт, увеличивают вероятность ошибки.

По факту разработка длилась больше полугода. Перед началом разработки был написан план, который был крайне оптимистичен и предполагал, что на всё про всё уйдёт пара месяцев. Стоит ли говорить, что UI, архитектура и код проекта были ужасны, но… программа работала и приносила реальную пользу отдельно взятой компании. На выходе получилось неплохое приложение с маломальской графикой, возможностью сохранять и открывать проект, загружать актуальные цены с сервера и поддержкой разных вариантов расчёта.

image
Моя первая программа

Это были первые деньги непосредственно за написание работающего кода. К моменту завершения этого проекта я уже сменил место работы, поэтому за приложение мне заплатили отдельно. От немедленного перехода на тёмную сторону силы меня удерживало только то, что большой мир так почему-то не считал. Я ощутил себя настоящим программистом!

Далеко не все готовы взять к себе великовозрастного Junior’а. Поиски новой работы несколько затянулись. Вот и я встретил
небольшую компанию, занимающуюся разработкой приложений для AutoCAD в строительной сфере. Тем не менее, кто ищет — тот всегда найдёт. Весьма странное решение, откровенно говоря, но так у них исторически сложилось. Разработка предполагалась на С++ (MFC) с использованием COM. И меня взяли. AutoCAD и основы программирования для него я знал, поэтому уверенно рассказывал, что могу выдавать результат. Что характерно, результат я стал выдавать практически сразу, хотя и приходилось параллельно осваивать всякое.

Более того, спустя некоторое время, пришло осознание, что я гораздо более счастлив в роли программиста, чем инженера. О своём выборе я не пожалел ни разу.

Но тогда же стали отчётливо видны и недостатки, на которые можно было до поры до времени закрывать глаза. Спустя пару лет работы программистом я многое освоил, вырос как специалист и стал понимать книги Мейерса, Саттера и даже немного Александреску. С одной стороны, это конечно хорошо — можно экспериментировать как угодно и применять любые библиотеки и технологии (Qt, boost, шаблонная магия, самая распоследняя версия стандарта – можно всё), но с другой – практически не с кем посоветоваться, не у кого учиться и, как следствие, невозможно адекватно оценить свои умения и навыки. Я был единственным программистом в компании, пишущим на C++. Здесь не было никакого Agile, Scrum и прочих передовых методологий разработки. Сама компания застряла в своём развитии на уровне конца 90-х-начала 00-х. Даже Git я использовал по личной инициативе.

Желание расти и двигаться дальше с каждым днём усиливалось. Интуиция подсказывала, что на этом месте я достиг своего потолка, а я привык доверять своей интуиции. Но судьба сложилась иначе, и всё пошло не по плану. Чтобы успокоить этот зуд, были закуплены дополнительные книги и началась неспешная подготовка к техническим интервью.

Словом ничто не предвещало, но тут внезапно поступило предложение немного подработать
написанием программ на C# для AutoCAD на одну томскую компанию. Шёл обычный рабочий день: сидел я, никого не трогал, починял legacy-код. NET-разработчика. С# я до этого трогал только 6-метровой палкой, но к тому моменту уже достаточно крепко держался на ногах и был готов ступить на скользкий путь . К слову, это оказалось почти правдой и моих навыков в C++, а также информации о WPF и паттерне MVVM, которую я почерпнул в интернетах, вполне хватило для успешного выполнения тестового задания. В конце концов С# — это почти то же самое, что и C++, только c garbage collector и прочими удовольствиями, убеждал я себя.

Недолго думая, я решил попробовать стать полностью удалённым разработчиком. Пару месяцев я работал на второй работе вечерами и на выходных и (внезапно) обнаружил, что совмещать удалённую и основную работы, при условии, что тратишь на дорогу три часа в день, несколько… утомительно. Так началась моя карьера удалёнщика. «Удалённая работа — это стильно, модно, молодёжно», — рассказывали из всех утюгов, а я был молод душой и всё равно собирался уходить с основной работы, поэтому решение далось мне достаточно легко.

В гораздо меньшем количестве представлены другие статьи, осторожно рассказывающие, что удалённая работа — это не так уж клёво и раскрывающие малоприятные стороны, такие, как постоянное чувство одиночества, затруднённые коммуникации внутри команды, проблемы с карьерным ростом и профессиональное выгорание. На Хабре полно статей, воспевающих удалёнку — как ты можешь легко управлять своим графиком, не тратить время на дорогу и устроить себе максимально комфортные условия для плодотворной творческой работы. Я был знаком и с той, и с другой точкой зрения, поэтому к смене формата работы подошёл со всей ответственностью и осторожностью.

Подъём в 6:30, прогулка по парку, работа с 8:00 до 12:00 и с 14:00 до 18:00. Для начала я установил рабочий график для будней. Многим людям, знающим об удалённой работе только понаслышке, такой достаточно жёсткий график кажется диким. В перерыве — поход на бизнес-ланч и по магазинам, а вечером занятия спортом и самообучение. В качестве второго шага я перегородил единственную комнату стеллажом для разделения рабочего пространства и зоны отдыха. Но, как показала практика, это наверное единственный разумный способ остаться в здравом уме и не перегореть. Последнее помогло слабо, честно говоря, и уже через год квартира воспринималась преимущественно как место работы.

image
Суровая правда жизни

Гораздо больше. И как-то так получилось, что с переходом на удалёнку со свободным графиком без обязательных часов присутствия в офисе я стал работать больше. При этом оставался резерв, поэтому можно было брать ещё и дополнительную работу из других мест. Просто потому, что большую часть дня я действительно работал, а не тратил время на совещания, кофе и разговоры с коллегами о погоде, планах на выходные и особенностях отдыха на сказочном Бали. Я с лёгкостью шагнул в эту ловушку. Тут надо пояснить, что к моменту перехода на удалённую работу я был одинок, и не имел сдерживающих и ограничивающих факторов.

Самые догадливые уже поняли, что я глубокий интроверт и мне нелегко даются новые знакомства, а тут я попал в замкнутый круг: «работа-работа-работа» и у меня нет времени на всякие «глупости». Спустя несколько лет обнаружилось, что в моей жизни нет ничего, кроме работы. Но мрачные мысли о будущем стали приходить всё чаще и чаще, поэтому пришлось заставить себя принять единственно верное решение – вернуться в реальную жизнь. Более того, особого стимула выйти из этого вечного цикла у меня не было — допамина, получаемого мозгом от успешного решения сложных задач, оказалось достаточно для получения удовольствия от жизни.

Трудные жизненные обстоятельства могут сместить интересы и время в сторону работы вплоть до полного исчезновения нормальной жизни, но именно этому нельзя поддаваться ни в коем случае, вырваться потом будет довольно сложно из-за груза набранных обязательств. Опираясь на свой четырёхлетний опыт удалённой работы, могу сказать, что самое главное — это соблюдение баланса между работой и жизнью (work-life balance). У меня возвращение в реальную жизнь заняло примерно год.

Это был глоток свежего воздуха. Когда я впервые приехал в Томск знакомиться с коллективом и корпроративной культурой, компания была довольно небольшой и сильнее всего меня поразила атмосфера работы. Все предыдущие работы были «просто работами», а коллеги постоянно жаловались на жизнь, зарплату, власть. Впервые в своей жизни я попал в коллектив, устремлённый в будущее. Люди работали и своими руками творили будущее без нытья и жалоб. Здесь же было не так. Атмосфера стартапа, которую так любят очень многие, да. Место, в котором хочется работать, в котором чувствуется неотвратимое движение вперёд, и ты ощущаешь его каждой клеточкой своего тела.

Мне казалось, что я недостаточно квалифицирован и слишком медленно бегу, чтобы просто оставаться на месте. Будучи удалёнщиком я постоянно боролся с синдромом самозванца. В конечном счёте, этот самый синдром способствовал моему росту. Но показывать слабость было нельзя, поэтому я выбрал известную тактику Fake It Till You Make It. Я смело брался за новые проекты и успешно их завершал, первым в компании сдал экзамены Microsoft для получения MCSD, а также, между делом, получил сертификат Qt C++ Specialist.

И вот тут-то открылась страшная правда – в компании работают вполне обычные люди, со своими достоинствами и недостатками, а я на общем фоне выгляжу вполне неплохо, а местами так и лучше многих. Когда встал вопрос о существовании жизни после удалённой работы, я поехал в Томск на пару месяцев пожить обычной жизнью и поработать очно. Так был нанесён решительный удар по синдрому самозванца (полностью избавиться от него, правда, мне пока не удалось). И даже то, что я старше большинства коллег, как-то не сильно меня угнетает и, на самом деле, мало кого волнует. Компания за те четыре года, что я с ней, выросла, стала взрослее и серьёзнее, но атмосфера жизнерадостного стартапа по-прежнему в наличии.

image
В рабочий полдень

Томск весьма небольшой по столичным меркам, очень спокойный город. Более того, я влюбился в сам город. За суматошной жизнью больших городов хорошо наблюдать со стороны (смотреть, как работают другие, всегда приятно), но участвовать во всём этом движняке — совсем другое дело. С моей точки зрения, это огромный плюс.

Не все из них сохранились хорошо, но работы по реставрации ведутся, что не может не радовать. В Томске сохранилось множество деревянных строений позапрошлого века, которые создают какую-то особую уютную атмосферу.

image

Крупный бизнес и потоки мигрантов он не сильно интересовал, но сильная университетская среда (2 университета входят в топ-5 вузов России) создала предпосылки для роста уже в новом тысячелетии. Томск когда-то был губернской столицей, но Транссибирская магистраль прошла значительно южнее, и это определило путь развития города. Помимо места моей работы, здесь есть ещё несколько компаний, успешно работающих на глобальном рынке над продуктами мирового уровня. Томск, как бы это ни казалось удивительным в столицах, очень силён в IT.

image

Здесь есть настоящая зима, которая длится семь месяцев. Что касается климата, то он довольно суров. В Европейской части России такой зимы давно уже не было. Много снега и морозы, прямо как в детстве. Лето здесь обычно не очень жаркое. Морозы в -40°С немного напрягают, конечно, но они бывают не так часто, как многим кажется. Где-нибудь в Хабаровске эта напасть гораздо бодрее, на мой взгляд. Комары и мошкара, которыми многих пугают, оказались не такими уж страшными. Самое большое разочарование, пожалуй. Кстати, домашних медведей тут никто не держит.

image
Настоящий сибиряк не тот, кто морозов не боится, а тот, кто тепло одевается

Я выбрал Томск, поэтому в следующий приезд я купил квартиру и стал почти настоящим томичом. После той поездки моя судьба была практически предрешена: искать работу в Москве и тратить значительную часть жизни на дорогу мне уже не сильно хотелось. Даже слово «мультифора» меня уже не сильно пугает.

image

Собственно, IT — одна из немногих сфер, где ты можешь выбирать место и условия работы. В заключение хочу сказать, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на неинтересную работу в некомфортном месте. Не надо ограничивать свой выбор столицами, программистов везде неплохо кормят, в том числе и в России.

Всем добра и выбора правильного пути!

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть