Хабрахабр

[Из песочницы] Из конструкторов в отдел QA, или есть ли жизнь после завода

image

А возможно, что вы и есть тот самый недовольный. У большинства из нас найдётся знакомый, который недоволен выбранной профессией и воспринимает походы на работу как обязаловку и повинность. В этой статье я хочу рассказать, как сам преодолел такую сложность. Возникает вопрос: «Что же с этим делать?». Может быть, это послужит кому-то мотивацией. Забегая вперёд, скажу, что усилия себя оправдали: вместо того, чтобы обречь себя на судьбу конструктора на заводе, я работаю QA-инженером в IT-компании.

Жизнь на самотёк

В юности мало кто думает о том, чего же он действительно хочет от жизни и кем хочет стать. Вот и я не думал и не знал. После школы я поступил в технический ВУЗ на специальность «Конструирование и производство радиоаппаратуры». Что это такое, я себе слабо представлял; всё, что меня туда манило — это военная кафедра, образ весёлого студенчества и возможность стать инженером, как мама и папа, потому что сам я мало чем интересовался.

К третьему-четвёртому курсу я уже имел понятие о выбранной профессии, но что будет на практике — да чёрт его знает. Учёба проходила действительно весело, интереса к занятиям было немного, а учился я так, чтобы сдать хоть что-то хоть как-то.

Так как я поступил по целевому направлению, я был прикреплён к заводу, на который меня направил мой дипломный руководитель. Приближалась защита диплома.

Одинокая бабуля-технолог, играющая сама с собой в шашки в грязном, тёмном углу одного из цехов, могла бы сниться в кошмарах, если бы я не спросил у неё дорогу и тем самым не убедился, что она разговаривает и вообще живой человек. Завод на меня произвёл впечатление страшного, забытого богом места, где люди несчастливы, но ничего не делают, чтобы это изменить, потому что так было всегда.

image

Источник: urban3p.ru Хотя эта и другие фотографии сделаны в заброшенных цехах завода, они, тем не менее, передают атмосферу царящего там упадка.

Коммуникация была налажена, хоть и относились ко мне с недоверием — предприятие режимное, все материалы под защитой. На заводе мне помогли с написанием диплома, показали какие-то разработки, погрузили в специфику устройства, которое впоследствии я использовал для изучения в своей дипломной работе.

Новый мир. Мнимое чувство нужности

Есть у меня характерная черта: когда получаю челлендж и ясно вижу цель — выдаю максимальный результат. Поэтому, несмотря на посредственную учёбу, я получил за диплом «отлично», чем произвёл впечатление на заводских инженеров, которые были на защите. Поступили предложения о трудоустройстве. Я выбрал тот самый завод, с которого получил целевое направление. Я не был обязан работать на них, но ведь они помогли мне с дипломом и позвали меня тоже они. Вывод напрашивался один: я им нужен.

Для этого требовалось повысить свою категорию, а повышение категории инженера связано только со стажем работы. На заводе молодой специалист вроде меня должен мечтать о том, чтобы начать вести изделие, то есть полностью знать его и при возникновении любого вопроса быть одним из главных ответственных лиц. Так что я учился в магистратуре и нарабатывал стаж — сначала технологом, затем конструктором.

Я получал заявки с неисправностями из цеха: что-то не работает, не подходит, не там отверстия просверлили, винты не вкручиваются и т.д. Работа заключалась в следующем. Я изучал заявления, смотрел огромные папки с чертежами из архива, сверял, находил причины и чертил новый чертёж или часть чертежа, где было показано, что заменить. Были изменения и другого вида, так называемая модернизация, когда элементы на плате невозможно больше заказывать, или нужны поновее и помощнее, конструкцию корпуса нужно переработать и т.д.

Источник: urban3p.ru

Заказчики на оборонных предприятиях — это военные люди, а доказать им что-то, если ты в их глазах не отслуживший студентишка, очень тяжело. После того, как я составлял извещение об изменении, нужно было его согласовать с моим начальником (главным конструктором), собрать шесть подписей от людей из разных отделов и ещё раз согласовать, но уже с заказчиком.

Всё это время два моих лучших друга каждый раз при нашей встрече говорили мне: «Пошли к нам в тестирование. Так я занимался неинтересными для меня вещами, сидя в бумагах. А я всё твердил, что я гордый инженер, что я работаю на оборонку, что всё будет хорошо, ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ. Вот литература, блоги — почитай, посмотри, попробуй!». Я был несчастлив и пускал пыль в глаза самому себе. В те моменты я себя обманывал.

Подготовка к переменам

Прошло два года, я снова защитил диплом на «отлично» и получил степень магистра. В мыслях всякое: «Наконец-то категорию присвоят, изделие дадут, буду развиваться, я инженер». Но вместо этого мне сказали, что на заводе идёт сокращение, и диплом магистра означает увеличение моей зарплаты, чего предприятие никак не может позволить. Вот так я был нужен на самом деле.

Источник: urban3p.ru

Делал свою работу качественно, отдавал всего себя, а осязаемого результата и необходимых для меня челленджей нет. Грустил я недолго, потому что этот случай открыл мне глаза: не нравилось мне всё это на самом деле.

Снова поговорил с друзьями, которые посоветовали мне профильной литературы: Вот тогда я и вспомнил про тестирование.

Ко мне вернулось старое чувство осязаемой цели — во время чтения ни разу не возникало мысли, что я не хочу и не вижу смысла это читать.

В отделе работали ребята, которые писали мне заявления об изменениях или недочётах в изделиях, а я должен был их изучить и предложить решение. За чтением я начал замечать кучу сходств между тестированием и ОТК (Отдел технического контроля) на заводе. Я видел, как люди боролись за качество, горели своим делом, чувствовали ответственность, и мне это казалось интересным. В то время я часто ходил к ним в отдел и смотрел, как они проводят испытания: климатические, приёмочные, на механическую прочность, виброустойчивость и т.д.

Я уже был знаком с тестированием в масштабах заводского производства, а создание ПО — это тоже производство, где процесс налажен аналогично с тем, что я уже видел и знаю.

Я основательно окопался в теории о тестировании и QA, узнал, какими методами тестируется тот или иной тип ПО, и представлял, как я проверю ту или иную функциональность. Шли месяцы. На завод возвращаться я не хотел, хоть и ездил на собеседования в разные производственные компании. Но вот проблема: человек без опыта. Заводчане — простые и без чувства такта настолько, что фраза «Да ты даже и 10 тысяч не стоишь» произносилась ими прямым текстом мне в глаза. Ох и наслушался я там о себе! На первом заводе, впрочем, тоже были подколы по этому поводу, но сдержанные — меня там уже знали с профессиональной стороны. Пошлые шутки про геев — у меня татуировки, что для некоторых людей признак гея, удивительно — и прочие грязные вещи, которые мне пришлось слушать, стали последней каплей.

Шанс

Хождения по собеседованиям не давали никакого результата. «Мы вам перезвоним» — всё, что я слышал после каждого похода или созвона по скайпу. Но после каждого собеседования я получал бесценный опыт, и те вопросы, на которые я не мог ответить, записывал и изучал, становясь всё сильнее в терминологии.

На этот раз он позвал меня на собеседование: по плану личного развития ему нужно было найти и обучить стажёра. После очередного неудачного собеседования мне позвонил один из моих друзей, говоривший со мной о тестировании.

Далее он начал задавать базовые вопросы из области тестирования. Меня ввели в курс дела, рассказали, чем занимается компания (мобильные технологии, Android, iOS, web) и какой человек им нужен. Ключевым было узнать, справлюсь ли я, вольюсь ли в коллектив, легко ли меня обучать и т.д. И только потом я понял, что мои знания в терминологии тестирования ПО не были ключевым фактором в выборе кандидата на эту должность. Логика была такая: зачем нанимать специалиста без огня в глазах?

Другие кандидаты либо были слишком скованы, что грозило сложностями в общении, либо запросили слишком высокую зарплату. После череды проведённых собеседований компания выбрала меня. Я всегда интересовался технологиями: был опытным пользователем ПК и Android, каждый день смотрел разные материалы про мобайл, перепрошивал свои смартфоны, переустанавливал всё и вся. Меня же привлекли проекты, над которыми там трудились.

Это не исполнитель, который получает сборку, тестирует её, заносит баги, скидывает репорт и освобождается до следующей сборки. Мне сразу же объяснили, что я не буду классическим тестировщиком, а буду развиваться именно как QA-инженер. От меня потребуется погружаться в проект, вести его (чего я добивался на заводе), предлагать решения, которые будут понятны и удобны пользователю, улучшать логику приложений, работать в команде, развиваться, внедрять процессы в производство ПО для повышения качества.

В студии разработки стремятся к максимальному качеству на каждом проекте. На заводе фраза «чтобы работало» частенько была показателем качества. Ежедневный челлендж — то, чего я всегда и хотел, то, что меня мотивировало.

Выводы

Теперь я профессионально занимаюсь тестированием/QA-инжинирингом, уже прошёл испытательный срок и работаю над сложными и масштабными проектами. Кроме QA я начал изучать принципы менеджмента, дизайна, разработки (ведь автотесты никто не отменял) и пишу эту статью, в конце концов. Я каждый день встречаюсь с новыми проблемами, понимаю, кто чем занимается, понимаю жизненный цикл ПО и мне доверяют.

Но я был несчастлив, чувствовал, что делаю что-то не так. Я не спорю, кому-то очень нравится работать на производстве, я знаю таких людей и у них всё хорошо. Иначе в какой-то момент окажется слишком поздно начинать жизнь, в которой ты существуешь в гармонии со своей работой. Главное — или вовремя поймать самого себя на этой мысли, или благодарить судьбу за пинок под зад, как было в моём случае. И в этом, пожалуй, смысл моей статьи.

Если у вас есть свои истории о подобных метаниях и решении этой проблемы, то мне будет интересно почитать их в комментариях.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть