Главная » Hi-Tech » Истории региональных агентств: путь краснодарского Ruport от печати юмористических открыток до проектов за 4 млн рублей

Истории региональных агентств: путь краснодарского Ruport от печати юмористических открыток до проектов за 4 млн рублей

PR-менеджер компании Елена Дышекова — о специфике ведения бизнеса в Краснодарском крае, о выборе местных клиентов вместо московских и о шутках в рекламе.

В закладки

Поделиться

Как всё начиналось

Всё началось в одном из классов интернет-центра Кубанского государственного университета, где Роман Левицкий придумал организовать всероссийскую сеть продаж геотаргетированной интернет-рекламы. Наше агентство появилось благодаря трейдеру Джорджу Соросу.

Скоростной доступ сделал своё дело. К 2000 году «Фонд Сороса» оборудовал в 33 российских университетах несколько компьютерных классов с доступом в интернет и современной инфраструктурой. К тому времени Роман шесть лет проработал в краснодарской рекламе, стал известным в узких кругах и сумел оценить потенциал нового медиа.

То есть писали прямо на интернет-баннерах адрес и телефон. Выяснилось, что региональные клиенты соглашались «покупать интернет», когда его заворачивали как наружную рекламу. Не у всех в то время были сайты.

Антон Носик, в то время генеральный директор Rambler, Аркадий Волож из «Яндекса» и руководитель «Фонда Сороса» в России Екатерина Гениева поддержали предложение. Роман установил контакты с главными рекламными площадками (тогда это были поисковики и почтовые сервисы).

Был подготовлен бизнес-план с расчётом на деньги человека, разорившего банк Англии. Дело осталось за малым — за инвестициями. Придумали логичное название Ruport — хотели продавать рекламодателям доступ в зону «ру».

В то же время привлечённым клиентам нужна была реклама и прямо сейчас. Предприятие было зарегистрировано, но дело загнулось на этапе привлечения инвестиций: Джорджу и его фонду показали пальчиком на выход из страны. Так и завертелось.

С одной стороны, это одна из самых густонаселённых частей России (в те времена с населением примерно в пять млн человек), с другой — сугубо аграрный регион со всеми положительными и отрицательными последствиями. Чтобы лучше понимать нашу историю, необходимо сказать пару слов о Краснодарском крае.

Однако эти средства шли не на развитие собственного производства, а на удовлетворение житейских потребностей. Сельхозпродукция, а также курорты черноморского побережья, Новороссийский и Туапсинский порты обеспечивали серьёзный приток денег, и наш край всегда оставался одним из самых обеспеченных.

Поэтому основным рекламодателем у нас «на районе» в отличие от индустриального Екатеринбурга или научного Новосибирска, всегда была торговля и сфера услуг, успешно поглощающая результаты урожаев и курортных сезонов. На развитие производства оставалось немного: глубокая переработка даже если располагалась на территории края, почти вся принадлежала крупным компаниям, управляемым из столицы.

Первые годы

Первое время, чтобы выжить, мы хватались практически за всё: рисовали и печатали в Москве баннеры, делали сайты, брендировали шоколадки, организовывали промоакции, делали дизайн, печатали буклеты, создавали радио- и видеоролики.

В 2002 году в поисках собственного медиа мы запустили региональное представительство компании Fly Cards, и на какое-то время открытки стали площадкой для лучшего креатива в регионе.

Как-то даже выпустили открытку с отверстиями разных диаметров и назвали её «фаллометром». Мемов и фотожаб тогда ещё не было, и горожане ждали с нетерпением каждую открытку, а мы становились изощрённее и смелее.

Как-то нам показали фотографию из кабинета замглавы Пенсионного фонда, где открытка стояла в приборе для золотых ручек. Этот хит можно было встретить не только на стойках Fly Cards: он красовался на стекле милицейских «бобиков», в парикмахерских, кабинетах стоматологов.

Этот и другие добротно сделанные полиграфические мемы дополняли наш образ местных креативщиков и побуждали рекламодателей обращаться к нам с творческими запросами.

Время телевизора

Один из первых клиентов — торговый дом «Цель». В те времена телевизор был главным орудием рекламодателя, и поэтому у нас быстро появился небольшой видеопродакшн. Этот конкурент «Эльдорадо» долгое время был чуть ли не основным источником бытовой техники для краснодарцев.

Покупать рекламу в региональных врезках на федеральных каналах было дорого и неэффективно, так как блок начинался и заканчивался федеральными рекламодателями, а серединка, снисходительно предлагаемая к приобретению местным бизнесам, была менее заметна. Именно с этим клиентом мы совершили локальную телевизионную революцию.

Мы придумали выкупать большие куски «межпрограммного» времени на федеральных каналах с большими региональными слотами и ставили туда не столько ролики, сколько полноценные рекламные сюжеты по полторы-две минуты, снятые в репортажном стиле. Поэтому было тяжело выделиться и с хорошим креативом, и даже с большим бюджетом. Их суть заключалась в том, чтобы показать забитый товарами магазин с покупателями и продавцом, хорошо разбирающимся в бытовой технике.

Выпуская такие ролики в эфир по пять-восемь раз в день в вечерних слотах с 19:00 до 23:00 на таких каналах, как ТНТ, СТС, ДТВ, ТВЦ, «РенТВ», НТВ, ТВ-3, мы получали большой охват.

Сперва этот парень стеснялся быть в кадре, но постепенно превратился в трамвайного селебрити. Скоро звездой сюжетов стал продавец Андрей со смешной фамилией Дусик. Сюжеты были весёлыми, и скоро его знала каждая собака в городе, а его мнению относительно холодильников доверяли даже местные бабушки.

Так же, как банки прячут проценты по кредиту на бытовую технику в цену товара. В одном из сюжетов Андрей Дусик в амплуа фокусника показывал и доступным языком объяснял, как в цилиндр можно спрятать сосиски, чтобы их никто не заметил.

Дело пошло вверх, желающих снимать с нами и размещать подобные сюжеты становилось всё больше, и мы решили упаковать эти сюжеты в пятнадцатиминутную еженедельную программу, которую назвали «Цена вопроса».

Она не только помогла сделать из рекламных сюжетов интересную программу, но и привела в рекламу молодых и талантливых ребят, которым становилось тесно в журналистике, нежно придушенной властями. Главным редактором позвали известную краснодарскую журналистку Нину Шилоносову, преподававшую на журфаках краснодарских университетов.

Одним из них стала Софи Элис Бэкстор, а соведущими мероприятий и программ были российские знаменитости, например, Эвелина Блёданс, Тутта Ларсен и Ксения Собчак. Позже в 2006 году, когда тучные двухтысячные сформировали запрос на гламур, мы реализовали еженедельный телевизионный проект Fashion Time, снятый на основе мероприятия с показами мод известных российских дизайнеров и выступлениями музыкантов.

Запускать проект к нам пришла Лена Виноградова, которая проработала у нас в качестве аккаунт-директора следующие десять лет.

Счастливчики, которым удавалось попасть на мероприятия и съёмки, олицетворяли собой местный бизнес-бомонд, что хорошо способствовало популярности агентства. 22 выпущенные в эфир сорокаминутные программы, сделанные на основе 11 мероприятий, стали окном в столичную гламурную жизнь для населения всего края.

К 2007 году мы сняли рекламный ролик, демонстрирующий наши возможности, и всю зиму крутили его в кинотеатрах, целясь на b2b-аудиторию в режиме office free.

Механическое чудище грозно подходит к молодому человеку, сидящему на лавочке с ноутбуком, наставляет на него пушку и делает символический «Бах!». По сюжету в узнаваемом месте Краснодара — у библиотеки Пушкина — началась паника: народ с криками «что же это делается» убегает от огромного робота.

Вкупе со слоганом «Принимаем заказы на ваших конкурентов» это сработало неплохо. В Краснодаре того времени мы были единственными, кто мог сделать компьютерную графику такого уровня.

Брендинг

Поворотным моментом можно считать присоединение к нам Николая Андреева и близкое знакомство с местным телекоммуникационным гигантом ЮТК («Южная телекоммуникационная компания», часть «Связьинвеста» в прошлом, сегодня — региональный оператор Ростелекома.)

У Николая, журналиста по образованию, уже был опыт работы с политтехнологиями, и он с энтузиазмом взялся за новое направление. Именно для них мы сделали первый брендбук, представляющий из себя не только инструкцию по использованию фирменного стиля, но и описывающий ценности компании.

Также разработали и реализовали программу продвижения услуг ЮТК по всему ЮФО в 2005 году. В результате мы сделали с нуля свой первый бренд — торговую марку для широкополосного доступа в интернет по технологии ADSL, назвав её Disel.

Лида рассказывала, что она уже который год ждёт алые паруса, Вася ждёт, когда наша сборная станет чемпионом мира по футболу, студент Юрик — когда лишится девственности, а юрист Виктор — когда его жена на двадцатом месяце беременности, наконец, родит. Частью кампании была серия роликов, по сюжету которых люди сидели на приёме у психотерапевта. Интернет Disel для тех, кто не привык долго ждать.

Также в апреле 2005 года состоялось знаменательное событие — ребрендировался «Билайн», введя в широкие массы слово ребрендинг и открыв глаза предпринимателям на их убогие названия и логотипы, придуманные и нарисованные на коленке в 1990-х годах.

На тот момент в компании из 25 человек было всего четыре графических дизайнера и 2,5 копирайтера, включая креативного директора. К нам начали обращаться за «брендами». Поток заказов на айдентику стал для нас настоящим испытанием.

На каждый проект мы стали закладывать от полутора до трёх месяцев, тратя почти треть времени на составление и согласование детального брифа, описывающего не только бизнес клиента, но и все культурологические и колористические фобии людей, принимающих решения. Подобная работа требовала глубокого погружения в индустрию клиента на этапе постановки задачи, от правильности которой успех проекта зависит на 50%.

У людей абсолютно разный уровень развития воображения — далеко не все могли представить себе, как будет работать новая айдентика на основе логотипа в квадратике. Другим инсайтом стал факт, что клиенту не стоит давать выбирать логотип из нескольких вариантов. Эти аргументы оказались убедительными. А рисовать и описывать несколько вариантов стиля оказалось долго и дорого для клиентов.

Мы разработали следующие правила:

  • Безвозвратная предоплата: 70% перед брифингом.
  • В постановке задачи лично принимает участие лицо, за которым окончательное решение.
  • Как результат — подробный бриф. Через месяц после его подписания мы показываем «первичный презентационный пакет», где развиваем в эскизах и идеях один вариант стиля, в котором мы на 100% уверены.
  • После утверждения концепции предоплата оставшихся 30%, и мы доделываем гайд или брендбук.

Эти люди оказывались такими же, как мы, — увлечёнными своим делом менеджерами и предпринимателями. Такой жёсткий подход отсеивал сомневающихся и привёл к нам только тех, кто после предварительных встреч был готов доверять нам на 100%.

У нас рождались подробные брифы, полные инсайтов, которые надо было облечь в логотипы, слоганы, рекламные решения. Мы изо всех сил старались понять их боли и чаяния, а им было в кайф нам это разъяснять.

Если у нас что-то не получалось, мы всегда продолжали работать до победного конца, несмотря на перерасход запланированных часов. Оказалось, что доверие порождает ответственность.

Было всего два случая, когда клиент не принял работу. За всю нашу историю сделано более ста пятидесяти фирменных стилей, брендбуков и гайдлайнов. А второй — клиент подал на нас в суд, пытаясь доказать, что мы ничего ему не показывали. Первый — потому что подписал бриф, не прочитав. Суд мы выиграли, но теперь в наших переговорках висят видеокамеры.

Сайт adme.ru разместил календарь у себя с подзаголовком «Гениально». В 2006 году мы выпустили календарь Ruport Advertising Gang, в котором рассказали миру, чем мы занимаемся и как.

Наш рынок значительно расширился, и в 2007 году мы переехали в новый офис.

Первое золото на Киевском международном фестивале рекламы мы получили за саморекламу. Примерно в это же время случились наши первые фестивальные победы.

Первую премию за работу по брендингу — шорт-лист на Московском фестивале рекламы — получила работа по полному ребрендингу московской компании ГТО («Группа торговое оборудование»).

Спустя десять лет компания сделала рестайлинг. Сегодня Place — один из лидеров в индустрии проектирования, производства и продажи торгового оборудования. Несмотря на это, основа, заложенная в нашей работе, жива, и мы горды причастностью к их успеху.

В буквальном смысле — у нас большую часть года хорошая погода. Ещё одним драйвером роста середины нулевых, помимо нефтедолларов, стал благоприятный климат. Люди стали переезжать в краснодарский край, а к нам гурьбой пошли девелоперы.

Клиент долго ездил по средиземноморским курортам, подсматривал, как устроены приморские городки, стараясь перенять лучшее, что есть в Европе. Первый большой проект — назвать и забрендировать целый город на черноморском побережье. А мы подсмотрели за клиентом, назвали город Costa Rusa, а в виде логотипа предложили аллюзию на известный сюжет похищения Европы.

И несметное количество жилых комплексов и строительных компаний, которые до сих пор стекаются к нам со всей страны. Потом были хиты нейминга и брендинга для жилых комплексов «Ежи» и «Большой».

Digital-реклама

Предлагать сделать сайт или рекламу в интернет в 2001 году в Краснодаре — то ещё удовольствие. Поскольку цифровое начало было буквально вшито в ДНК агентства, мы с первых дней пытались закрепиться на этом плацдарме.

Компания получила эксклюзивные права на продажу рекламы на сайте Yuga.ru, и в первый год мы увеличили поступления от рекламы на несколько тысяч процентов. Но мы планомерно двигались в этом направлении и в 2006 году открыли digital-направление, заточив его под продвижение в сети.

Мы считали интернет более упорядоченной историей, нежели креатив, и выделили направление в отдельную компанию. Ничего сверхъестественного мы не сделали — мы лучше многих понимали рынок и вовремя подняли цены, спровоцировав этим дополнительное внимание к новому медиа. Назвали её Netberry и дали команде возможность развиваться.

Таким образом маржа сократилась, а к масштабированию мы не были готовы. Далее мы стали официальными представителями самых значимых российских площадок, которые тоже не сидели сложа руки и развивали продажи и дилерские сети, существенно увеличив конкуренцию. Так мы сделали пивот на digital-продакшн, и в 2010 году, съехавшись в новом офисе, перезапустили направление под брендом Rutorika.

Он построил головокружительную карьеру на этой стезе и изъявил желание «делать digital». Направление возглавил Кирилл Евдаков, пришедший в Ruport стажёром-копирайтером.

Для этого клиента мы нашли простой инсайт, до которого никто не додумался раньше: «Такси, которое не надо ждать». В 2012 году мы разработали бренд и дизайн для одного из первых российских приложений для вызова такси TapTaxi. Этот инсайт мы упаковали в серию рисованных видеороликов, где показали, насколько быстрыми могут быть таксисты.

На известные мотивы песен мы спели о том, как Андрея избили в подворотне хулиганы, Стас порвал тяжёлые пакеты с едой, а Валентина сломала каблук и угодила лицом в грязь. В 2016 году мы получили пять серебряных наград национального фестиваля рекламы «Идея» за серию радиороликов «Такси коротких расстояний». И всё это произошло с ними из-за ненужной экономии на такси.

Потом мы решили это экранизировать.

После этого, познав бизнес такси как следует, Кирилл с Романом в 2014 году укатили в Америку конкурировать с Uber — запускать райдшеринговый сервис Fasten на базе мобильного приложения.

Fasten проработал в США три года, и в результате бизнес купила российская компания Vezet Group. В сотрудничестве с калифорнийским агентством Hundred Monkeys они создали бренд, нарисовали приложение и создали сайт. Роман вернулся на базу, а Кирилл продолжает совершенствовать приложение Fasten в России, слоган которого «Ближе к людям» тоже придумали мы.

На главной странице американского сайта был изображен интерфейс приложения с фотографией водителя. С Fasten у нас связана смешная история. Как выяснилось позже, эту фотографию нашёл в интернете дизайнер, логично загуглив «бомбила, Нью-Йорк».

Американский сотрудник службы поддержки поседел и скинул пару килограмм за те полчаса, пока он пытался дозвониться до Кирилла. Мордашка была приличная, но однажды в поддержку поступил звонок, что у нас на сайте в роли доброго таксиста представлен террорист, взорвавший бомбу на Таймс Сквер в 2010 году. Хорошо, что обнаруживший это журналист оказался нормальным парнем и, посмеявшись с нами над нелепостью, не стал поднимать шум и дал нам возможность оперативно заменить фото.

Гордости и горести

Примером и гордости, и непреодолимых сложностей может служить история украинского производителя автомобильных аккумуляторов Westa.

А ушли с новым брендом, сайтом, титульным спонсорством футбольного клуба «Краснодар» и рекламной кампанией на спутниковом канале «Наш футбол». В 2012 году к нам пришли ребята за этикеткой на линейку аккумуляторов для запуска в России.

Продажи выросли, и всё было бы хорошо, если бы не печальная история с Украиной в 2014 году.

Москва высасывает людей и деньги. Но главной горестью для нас всегда была чрезмерная централизация нашей страны. Как один из результатов — из 60 человек у нас работает 2,5 коренных краснодарца. Но нас никогда не устраивал шаблонный подход, и мы попытались посмотреть на эту проблему под другим углом. Как другой — мы пытаемся увидеть то, чего ещё нет и готовим себя к будущему.

В поисках неизбежного

В то время, как в других индустриях, отлаженные за годы процессы дают комфорт и стабильность, в рекламе — это верный путь к стагнации, которая наступит быстрее, чем ты опомнишься. Люди, чей бизнес — коммуникация, не имеют права на статус кво.

Есть ажиотаж, а есть задача агентства строить деятельность не на том, чтобы вписаться во временный поверхностный контекст, а на неизбежном.

Наши планы на будущее вытекают из трёх принципов.

Принять то, что мы не можем изменить

Конструкторы сайтов, на котором дочь гендиректора строительной компании сделает лендинг быстрее, чем агентство перезвонит, «чтобы уточнить детали». Нейросети-генераторы логотипов. Инхаус-агентства в крупных компаниях и маркетинговая экспертиза внутри стартапов. Автоматизированный медиабаинг и простые инструменты таргетинга в сети.

В этом нет вины агентств. Потребности клиентов, которые закрывали агентства, остались, но сотрудничество с агентствами — теперь не единственный способ решить бизнес-задачи. В этом — импульс для развития.

Изменить то, что мы можем изменить

Понадобилось время, чтобы мы начали активно влиять на это. С первых дней мы говорили клиентам, что наша эффективность зависит не только от людей на нашей стороне, но и от тех, с кем мы работаем. Сейчас мы вывели поиск людей и построение команд на стороне клиента в отдельную услугу.

Выигрывают все: мы, вместо того, чтобы сопротивляться неизбежному, зарабатываем на том, чтобы помочь ему наступить. Мы предлагаем клиентам помощь в создании команд, которые сотрудничают с нами до тех пор, пока не станут обходиться без нас. Во втором случае у нас идеальный клиент, с которым мы можем сотрудничать. Клиент или получает сильную команду для бизнеса, не нуждающуюся в помощи, или команду, способную получать максимум от нас.

Отличать одно от другого

Это время прошло. Ещё недавно для решения проблемы создавались продукты и услуги, продвижение которых и было нашим хлебом. Агентствам пора учиться помогать эти компании создавать. Сейчас для решения проблем создаются компании.

Наша миссия в том, чтобы рассмотреть потенциал: в идеях, бизнес-моделях и, главное, в людях. Многие классические агентства до сих пор ведут себя, как меркантильная девушка на свидании, пытающаяся угадать бюджет. Часто есть только деньги. Потенциал есть не всегда. В этом случае наша обязанность — не поддаваться искушению заработать деньги на клиенте, который их потеряет.

Основное отличие — практичность. Десятки лет работы с разными сферами и запуск собственных стартапов наложил отпечаток на формат услуг, которые мы оказываем.

Приводя в команду клиента людей, мы помним, что нам с ними работать. Помогая клиенту принять правильные решения, мы понимаем, что, скорее всего, нам их воплощать. Мы не хотим идти в Москву за федеральными клиентами — нам гораздо интереснее делать своих клиентов федеральными. Помогая привлечь инвестиции, не забываем, что это и наши ресурсы, от которых зависит и наш успех.

То, во что эволюционировали наши ценности, сложно назвать рекламным, digital, коммуникационным, маркетинговым или консалтинговых агентством, инкубатором или плацдармом, благотворительным или инвестиционным фондом.

Вместо этого мы стремимся работать с тем, для чего ещё не родилось терминов и клише. Мы сознательно не превращаем это в нейминговый проект, суть которого —повесить на себя ярлык.

Агентство сегодня

Ruport — это 60 человек, из которых почти 40 творческих сотрудников, включая программистов, дизайнеров, копирайтеров и стратегов, и больше двадцати человек их поддерживающих: продюсеров, аккаунт-менеджеров, логистов, бухгалтеров, а также массажист.

В работе мы используем сервис RocketChat, проекты ведём в Basecamp и Trello, считаем часы в Toggle.

Средняя стоимость комплекта из разработки бренда, сайта и рекламной кампании (без медиарасходов) составляет около 3,5-4 млн рублей.

Средняя цена за подбор команд составляет 20% от годового оклада сотрудника.

#региональныеагентства


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

WSJ: Оценка SpaceX Илона Маска выросла до $30,5 млрд в новом раунде инвестиций на $500 млн

WSJ: Оценка SpaceX Илона Маска выросла до $30,5 млрд в новом раунде инвестиций на $500 млн — Финансы на vc.ru Свежее Вакансии Написать Уведомлений пока нет Пишите хорошие статьи, комментируйте,и здесь станет не так пусто Войти Деньги понадобятся на запуск ...

Роскомнадзор пригрозил оштрафовать Facebook и Twitter на пять тысяч рублей, если они не ответят на запросы за месяц

Роскомнадзор пригрозил оштрафовать Facebook и Twitter на пять тысяч рублей, если они не ответят на запросы за месяц — Право на vc.ru Свежее Вакансии Написать Уведомлений пока нет Пишите хорошие статьи, комментируйте,и здесь станет не так пусто Войти Ведомство добивается ...