Главная » Хабрахабр » Исповедь графомана

Исповедь графомана

Меня часто спрашивают о моей писанине. Не о конкретных событиях, или фактах, или вымыслах, изложенных в том или ином тексте, а о процессе создания текстов. Как я это делаю, когда, зачем, с какой скоростью, как совмещаю с работой, и есть ли у меня вообще работа, и т.д.

Цель ровно одна – централизованно рассказать о том, как я это делаю. Я, как положено, на эти вопросы отвечал, но их стало так много, что решил изложить свой опыт в виде статьи. А я просто буду давать ссылку на эту статью, когда получу очередной вопрос на тему «как ты пишешь всю эту хрень?». Возможно, кому-то этот опыт поможет.

Возможно, это последний мой текст, потому что вчера у меня в жизни случился крутой поворот.

Скорость

Я понятия не имею, насколько быстро я пишу тексты. «Быстро» — это оценка фактической скорости, поэтому предлагаю так: я просто измерю скорость изготовления этой статьи, а вы сами решите, быстро я ее сделал, или нет.

Время будет «грязное» – я буду отвлекаться, чтобы налить кофе, чай и покурить. Итак, файл с этой статьёй я создал в 8-10 по челябинскому времени. В конце подведем итог замерам. Короче, вполне естественный процесс.

Немного истории

Куда без истории-то… С 2005 года я работал программистом 1С. Сначала во франче, потом на заводе, потом на птицефабрике, потом на другом заводе. Периодически занимал руководящие должности, периодически же с них скатывался обратно.

Нас тут всего двое, компания на самоуправлении – просто поделили обязанности. В 2017 году перешел работать в Окнософт – мы тут пишем на js и 1С. Тексты пишу, в основном, я. Оба программируем, оба внедряем чего-то у клиентов, оба создаем продукты и сервисы, оба пытаемся делать жизнь лучше.

Точно помню – это был дневник проекта стратегических изменений, которыми я руководил. Так вот, писать я начал на последнем из заводов. К сожалению, дневник этот был потом утрачен, ну да и хрен с ним. Это было большое и интересное дело, и мне, почему-то, захотелось записывать происходящие события и свои мысли на эту тему – с кем я разговаривал, какие методы применил, что получилось, что сорвалось, и т.д.

Но когда появилась большая команда, знания пришлось передавать. Когда я внедрял изменения сам, своими руками, потребности в передаче каких-то знаний не было – все же и так есть в голове. Так появились первые тексты, касающиеся бизнес-программирования. Сначала устно, потом стал записывать. Сначала на внутреннем портале, потом в блоге.

Дальше история моих текстов – публичная. Когда ушел с завода, начал публиковать эти тексты в интернете.

Из головы

Я пишу только о том, что есть в моей голове. Поэтому я не пишу всякие там обзоры, сравнения, журналистику и т.д.

У меня на это, к сожалению, времени нет, поэтому – только из головы. Чтобы написать обзор или новость, надо предварительно готовиться – читать, изучать, пробовать, сравнивать, тестировать.

Именно в таком порядке. Когда появится в голове новая информация, будут новые тексты. Только наоборот – знания и опыт приходят сами, безотносительно к текстам. Я, находясь в здравом уме, не буду искать и изучать информацию до того, как написать статью. Потом они как-то, сами, раскладываются в мозгу по полочкам, систематизируются, и, наконец, загорается лампочка – все, на эту тему можно писать.

Раньше он только запоминал, например, какой-то метод и способы его применения, а теперь он еще и анализирует, что и как можно об этом написать. Но есть и обратная связь – когда есть такой выход из головы, как писанина, мозг сам, без моего участия, проводит сортировку и подготовку информации для публикации.

А я сразу, подсознательно, думаю – как об этом можно написать? Ну, как, знаете, мозг настоящих продавцов работает – обсуждая какую-нибудь идею или продукт, они сразу, на подсознательном уровне, думают – как это можно продать?

В голове всегда есть перечень тем, на которые можно написать текст. Сам я считаю такой подход рациональным, потому что не надо тратить время на подготовку к публикации. Он появляется, систематизируется, и актуализируется сам по себе, а я просто сажусь, и пишу.

Форма изложения

Из предыдущего раздела понятно, что я стремлюсь максимально оптимизировать процесс писанины. Такой подход наложил отпечаток и на форму изложения – я пишу так, будто рассказываю устно. Не знаю, как это правильно называется, лень искать в интернете.

Получается легко и быстро, т.к. Просто представляю себе, что передо мной человек, и я ему чего-то излагаю. поговорить я люблю.

Например, плохая структура текста. Но есть и минусы. Нашел для себя некий компромисс – чтобы не совсем простыня, но нормоконтроль не пройду. Я, конечно, стараюсь иногда разбивать на абзацы и разделы, но в целом – мне жалко тратить на это время.

Потому что я и говорю именно так. Такой стиль изложения, в частности, порождает частое использование метафор и выражений на грани цензуры.

Худлит

Худлит в моем репертуаре появился в феврале 2017 года. Идею я, разумеется, взял у Голдратта. Худлит, как формат изложения технической и методической информации, имеет массу преимуществ.

Это крайне важно, потому что к любой «обычной» статье всегда возникает вопрос – а ты кто такой? Во-первых, он позволяет убрать себя из повествования. Пишет человек об особенностях программирования на каком-нибудь языке – а ты кто такой? Пишет человек о своей опыте – а ты кто такой, чтобы тут опыт свой рассказывать? Где созданные тобой сервисы? Где твой профиль на гитхабе?

Ты рассказываешь о людях, событиях, ситуациях, стоя в стороне. Худлит от всего этого избавляет. Никто из твоих персонажей не обязан быть хорошим, плохим, умным, глупым и т.д.

Так, например, было в бизнес-романе «Цель» Голдратта. Во-вторых, худлит позволяет передать историю, процесс и эмоции какого-либо процесса. А единицы, все-таки прочитавшие, задали бы кучу вопросов – а как применять вот в такой ситуации? Он же мог просто написать методичку «Теория ограничений», но ее никто не стал бы читать. А какие трудности встретятся на пути внедрения? А как всех убедить, что именно эту методику надо использовать?

Не надо мучиться, систематизировать что-нибудь вроде «варианты преодоления сопротивления при внедрении» — просто пишешь историю о том, как возникло сопротивление, и как герои его преодолевали. Худлит на все эти вопросы отвечает.

Проще говоря, худлит позволяет писать историю, а не об истории.

Сюжеты для худлита

Идею о создании сюжетов я взял из книги Вадима Зеланда. Цитата: «Для того чтобы написать книгу, не обязательно изобретать сюжет — вы его потом узнаете. Весь сюжет выстраивается из ситуации, если усмирить самонадеянный разум и позволить героям самим выпутываться из создавшегося положения».

Просто придумываешь героев и некую ситуацию, создаешь новый текстовый документ и начинаешь писать. Как ни странно, это работает. И сюжет рождается сам, на ходу.

Я придумал ситуацию – в больнице есть программист, который знает теорию ограничений. Взять, например, «Программиста на больничном». Дальше история родилась сама, обрастая по ходу новыми персонажами, характерами, ситуациями и диалогами. Всё.

Есть ли в худлите я?

Есть, конечно. И я, и вы, и вон тот парень. Одна ситуация взята из моей практики, другая – из жизни знакомых, третья из телевизора, четвертая – черт знает откуда.

Но есть тексты, написанные про и для конкретных людей. При этом нет ни одного текста, где бы я сознательно писал именно про себя. Например, «Requiem for a Dream» (привет, Саша) и «Пенсионное интервью программиста» (привет, Стас).

Тексты на заказ

Несколько месяцев назад мне впервые написали какие-то люди, и предложили вести их блог. Потом еще какие-то люди, и еще, и еще. Просят то блог вести, то статью про них написать, то продукт их прорекламировать, то методичку сварганить.

Все мои тексты подписаны моим именем, и единственная компания, с которой они могут быть ассоциированы, это Окнософт. Отвечаю всем и сразу: я не пишу текстов на заказ.

Чтобы написать текст о каком-нибудь продукте, я должен этот продукт в свою голову поместить – попользоваться им, оценить, наработать практику. Причина приведена выше: я пишу только из головы. Я этого делать не буду.

Да, приходится писать тексты о программных продуктах и сервисах, которые мы делаем. Исключение – только для Окнософта. Писанина – не основная моя работа, она – для души. Именно приходится, потому мне приходится себя заставлять.

Еще вчера у меня этой статьи даже в мыслях не было. Вот сегодня душа захотела написать исповедь графомана. Но, пока ехал на работу, душа взвыла – хочу исповедь графомана написать! Еще три часа назад я хотел, наконец, написать вторую главу «Точки Кельвина».

Когда я пишу

Особого расписания нет, но есть ограничения. У меня дочь на тренировки ходит четыре раза в неделю, из-за этого график работы получается рваным – утром приехал на работу, потом уехал, потом вернулся. В итоге, на работе я провожу 5 часов в день, и 3 часа – в машине.

Если в 5-часовой рабочий день втискивать писанину, то некогда будет программировать. Итого, времени у меня в принципе не много. Поэтому я не пишу в офисе.

По четвергам я пишу в офисе. Исключением является четверг – тренировок нет, и я на работе целый день. Мой любимый день недели. Сегодня, кстати, четверг.

Иногда работаю, иногда пишу. Вечером – как получится. Зависит от ситуации, строгого расписания нет.

Метрики

Если читали мои нехудожественные статьи, то знаете, что я люблю все измерять, чтобы оценивать эффективность и производительность. То же касается и статей.

Для текстов «из головы» оценка – 13 баллов за 10 000 знаков. Производительность я измеряю просто – оцениваю объем написанного текста баллами по методике покера планирования. Чтобы было понятно: 10 000 знаков – это минимальный размер одной статьи. Для текстов «по работе» — 8 баллов за 5 000 знаков. Средняя – размером 15 000 знаков, но бывает и 30 000, и даже 55 000.

Средняя производительность, по всем задачам, у меня примерно 600 баллов в месяц. Задачи по писанине я складываю в Flowcon, вместе с остальными, обычными, рабочими задачами. Соответственно, если бы я только писал тексты, то получалось бы 460 000 знаков в месяц – это примерно 30 статей среднего размера, или 10 авторских листов в терминах книгопечатания, или 50-70 % средней книги.

Но это именно «если бы я только писал тексты», чего я не делаю.

Я вижу моменты, когда увлекаюсь и начинаю писать слишком много, и переключаюсь на программирование. Измерения помогают управлять процессом писанины. Аналогично вижу иногда, что стал писать меньше среднего, и снова открываю текстовый редактор.

Сделал небольшую программулину, в которую вбивал количество просмотров и положительных голосов в разрезе статей, и подсчитывал конвертацию просмотров в плюсики. В первые месяцы своей «карьеры писателя» я пытался понять законы этого рынка, и взялся считать конвертацию.

Вот график:

На графике – процент плюсов от общего количества просмотров.

Потом я решил, что есть некая зависимость просмотров и плюсов, в зависимости от дня недели, в который я выкладываю статью.

Вот график количества просмотров по дням недели публикации:

Лучшие дни – вторник и четверг. Очевидно, что в субботу лучше не публиковаться.

Аналогично выглядит график плюсов по дням недели:

Отправил на одну из площадок просьбу открыть API с количеством просмотров и плюсов, чтобы не вбивать данные вручную, но мне отказали, и я плюнул. Но занятие это мне быстро надоело, и я перестал заниматься подсчетом конвертации. 01. Последнюю запись с данными сделал 21. 2018 г.

Вот видишь, что какая-то статья с высокой конвертацией, и надо же это как-то учитывать? В числе причин – не только муторность процесса, но и необходимость в обратной связи. А это, получается, «на заказ», только заказчиком выступаю я сам. Например, писать в аналогичном формате, на схожую тему, публиковаться в тот же день.

Единственное полезное, что вынес для себя из этого опыта – не надо публиковать статью в пятницу, субботу или воскресенье, т.к. Но я на заказ не пишу, поэтому и плюнул. ее никто не будет читать.

Соответственно, проще попасть в топ и получить хорошую конверсию. Хотя, прошедшие новогодние праздники этот подход скорректировали – оказалось, что народу на площадки заходит достаточно много, а материалов публикуется мало.

Дня три наблюдаю, как она там поживает, потом забываю. Сейчас я, пожалуй, за рейтингами статей почти не смотрю. Поэтому просто пишу и выкладываю. Сам по себе рейтинг статьи ничего особо не значит, нужна конвертация, а ее считать неохота.

Поначалу я за ними следил, т.к. Есть еще рейтинги авторов, подсчитываемые разными способами, в зависимости от площадок. Понятно, что это никак и ни во что не конвертируется, но как вспомогательную цифру использовать было можно. воспринимал их как метрику, что-то вроде спортивного результата.

Выйти в топ слишком просто, чтобы париться из-за этого. Потом, правда, бросил за этой шкалой следить. Ну и жизнь подтвердила, что выхлопа от нахождения в топе никакого нет, поэтому следить перестал.

Не знаю, что делать с этой информацией. Сейчас зашел, глянул – я на втором месте на двух площадках.

Я равнодушен не только к своим, но и к чужим рейтингам. Да, кстати. Поэтому, если вам не хватает плюсиков – к статьям, или какой-нибудь карме – просто напишите мне ссылку на статью или профиль, я зайду и плюсану, не глядя.

Комментарии

Поначалу я очень много времени уделял общению с комментаторами. Но постепенно понял три вещи.

Раз не требуется, то и отвечать не нужно. Во-первых, большинство комментаторов пишут не конкретный вопрос, а просто так, и мой ответ им не требуется.

Пусть статья убеждает. Во-вторых, нет смысла кого-то в чем-то убеждать через комментарии. А если не убедила, то и хрен с ним.

И на чтение, и на ответы.
В итоге, сформулировал для себя принцип: отвечать статьёй. В-третьих, на комментарии уходит непозволительно много времени. Например, эта статья тоже написана по принципу «отвечать статьёй». Если я вижу повторяющиеся вопросы в комментариях, я пишу статью на эту тему.

Быстренько просматриваю, и решаю на ходу, дочитывать до конца или нет. Так что, признаюсь честно, комментарии я почти не читаю. Если вижу, что пишет какой-то мой знакомый, то, вероятно, отвечу. Если вижу сразу конкретный, нормальный вопрос, отвечу.

Вот я и не вмешиваюсь. Но, к счастью, большинство комментариев написаны не для меня, а для других комментаторов – люди устраивают дискуссии, в которых мне нет места.

Или напишет в личку. А когда человек сильно хочет получить ответ на какой-то вопрос, он найдет способ со мной поговорить – например, использует упоминание в комментарии, и я получу персональное уведомление.

Сорян, если что.

Критика

К критике отношусь нормально, потому что я ее, как правило, не читаю – это следует из моего подхода к работе с комментариями.

Собственно, поначалу я так и делал – пытался писать так и о том, что хотят видеть читатели. Наверное, критику пришлось бы читать, если бы писанина была моей работой, и от рейтингов и плюсов что-то бы зависело. Но потом я понял, что всем не угодишь, и сформулировал для себя новый принцип – на любой материал есть читатели.

Поэтому все серии продолжаются. Вам реальная картина не видна, но поверьте на слово – это ж исповедь, а не аналитика – у каждой статьи и серии есть почитатели.

Но по каждой, без исключений, статье и серии я получаю массу сообщений с просьбами продолжить. Какие-то набирают 200 плюсов, какие-то 100, некоторые только 10, а есть и жестко заминусованные. Поэтому продолжаю.

Вот есть поп-музыка, цель которой – продажа. Тут – как в музыке. Для того, чтобы зарабатывать деньги. Создается проект, подбираются люди, тематика, репертуар, снимаются клипы, раскручиваются и т.д.

Когда люди собираются и поют то, что хотят. А есть рок-музыка – ну, настоящая, не как в песне Шевчука. У кого-то меньше, у кого-то больше, но есть у всех. И у всех есть фанаты. Для фанатов они и работают.

Кому-то просто нравится, кто-то для себя что-то находит, кто-то использует подходы в работе. У меня серий несколько ровно по той же причине – у каждой есть почитатели. И заказчики – те самые почитатели? Так, стоп… Получается, я все-таки пишу на заказ? Блин…

Скучает, или плюется, или возмущается, или просто уходит. Бывает, что фанат «Короля и Шута» случайно оказывается на концерте Аллы Пугачёвой. Сама Пугачёва? Кто виноват в том, что ему не нравится Пугачёва? Или Путин? Или ее продюсер?

Изменения

Во всё, что касается писанины, я постоянно вношу изменения. Если, опять же, читали мои статьи про изменения, то знаете, что я это дело очень люблю.

Я хочу все время меняться. Ни в писанине, ни в программировании, ни в менеджменте у меня нет желания занять какую-то нишу, выработать свой стиль, найти лучший подход и использовать только его.

Сначала я просто излагал какие-то методы. Историю изменений можно проследить по публикациям. Дальше были статьи про куски опыта работы программистом. Потом решил разнообразить, и стал писать «разгромные нравоучения». Добавил истории внедрений. Потом добавилась личная эффективность. Потом придумал серии публикаций. В какой-то момент написал первый худлит. Потом придумал формат «Корпоративного Ламанчского» — отдельные рассказы в рамках одного повествования. В худлите, начинавшемся как книга, добавил отдельные рассказы. Писал провокационные статьи. Попробовал писать не темы, не связанные с ИТ. Добавил персонажам характеров. Пробовал сатиру. И так далее, до бесконечности. Несколько раз менял форму изложения диалогов.

Так ведь интереснее.

Диалоги в худлите

Читатели часто высказываются по поводу диалогов в худлите. Усреднённо, варианта два: нафига их так много, и почему они такие жизненные.

Чем она характерна? Много их потому, что я ведь пишу, как правило, об офисной жизни. Тем, что там ничего особо не происходит, кроме трындежа.

Или как Нюра готовила отчет для директора. Можно, конечно, писать длинный текст о том, как какой-нибудь Вася писал код. Но я пока не придумал, как сделать такое изложение интересным.

О ней и пишу. Основной носитель жизни, сюжета и вообще каких-то событий в офисе – коммуникация.

Есть станки, которые могут сломаться, есть железяки, падающие на ноги, кран-балка и т.д. Если бы писал о рабочих в цехе, было бы проще – там ведь что-то все время происходит.

Стол, стул, компьютер и человек. А в офисе что есть? Поэтому – «Сергей уселся на стул, разблокировал компьютер, повернулся к Стасу и произнес…».

Ответ был в разделе про сюжеты, но я повторю: персонаж сам придумывает себе реплики. Теперь про то, почему диалоги жизненные.

Я просто представляю себе ситуацию, людей и их характер, и придумываю первую фразу. Если вам кажется, что голосом какого-то героя говорю я, то вы ошибаетесь. Что будет дальше, я не знаю сам. Например, «Идея с айфонами – полное говно». И записываю. Просто ставлю себя, мысленно, в угол комнаты, где происходит действие, и жду, кто что скажет.

Бывает, что я реально хочу через худлит донести какую-то мысль, или фразу, но у меня не получается. Лично меня этот подход раздражает. В какой-то момент я думаю – так, стоп, Сергей должен сказать вот это. Разговор героев идет, как бы, сам по себе. Разговор вообще в другую плоскость ушел, и фразу мою ввернуть некуда. А он не хочет. Приходится покорно ждать, пока разговор приблизится к нужной тематике, чтобы хоть как-то на него повлиять.

Об этом часто писали комментаторы – мое вмешательство видно невооруженным взглядом, оно как будто выбивается из нормального потока событий или диалогов. А когда я не выдерживаю, и силой поворачиваю сюжет в нужную сторону, получается плохо.

Техника

Ничего сверхъестественного. Изначально пишу в ворде. Потом форматирую под требования площадки.

На некоторых редактор мощный, умеет проглатывать любые форматы, подхватывает заголовки, ссылки и картинки.

На некоторых надо писать в markdown, что вызывает определенные трудности, но я уже привык.

Чтобы не мучиться с форматированием, пишу в ворде голый текст, и форматирую уже на конкретной площадке.

Зачем я пишу?

Просто пишу, и всё. Раньше пытался фантазировать, что я хочу какие-то мысли, или знания донести. Потом понял, что донести – это активная форма, вмешательство в жизнь человека, попытка его изменить.

Если кто-то найдет что-то полезное для себя – хорошо. Поэтому стал писать в пустоту. Если не найдет – пофиг.

Самые лучшие продукты и решения, которые я создал в своей программистской практике, появились без цели и заказа. Проведу аналогию с программированием. Я делал, и все получалось – эти решения расходились массовыми тиражами, успешно применялись на практике, собирали армию фанатов и последователей. Вот просто душа попросила – давай сделаем такую штуку!

Вроде, даже работало. А когда программировал «на заказ», получалось… Ну как, что-то получалось. Может, даже рассказать не стыдно будет. И сейчас работает. Но не хочется.

Что душа просит, то и излагаю. В писанине подход такой же. Никому ничего не должен, просто наслаждаюсь процессом. Полная свобода. А раз нет цели, то нет и оценки ее достижения. Нет никакой цели, вроде рейтинга, продаж, отзывов. Не надо никому нравиться, ничему соответствовать, ничего продавать.

Графоман ли я?

По некоторым критериям выходит, что да. Цитата из википедии:

п. «Графома́ния — патологическое стремление к многописательству, к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т. Написанное графоманами большей частью банально или даже бессмысленно по содержанию». Страдающий графоманией может сочинять «научные труды» в областях, в которых не разбирается, писать художественные произведения при полном отсутствии каких бы то ни было творческих способностей.

Например, у меня нет патологии. Есть, правда, отклонения от определения. Еще я не претендую на публикацию в литературных изданиях. Могу писать, могу не писать. И научных трудов не пишу.

Поначалу я пытался спорить и оправдываться, потом стал просто игнорировать, а теперь решил согласиться. Меня часто называли графоманом. Какая, в сущности, разница?

Предполагается, что есть какие-то люди, которые могут оценить текст и решить, есть ли у человека способности, научны ли его труды, разбирается ли он в каких-то областях. В определении графомана скрыта оценка. Автор в этом случае становится в положение просителя – принес текст, и хочет, чтобы его оценили. И эти люди ставят оценку – ну там, не знаю, по какой-то шкале. Плюсики поставили, или отзыв написали, или в тираж отправили.

Процедуру оценки, в смысле. А что будет, если эту процедуру не проходить? Или тот, кто опубликовал текст, но не пришел за «заключением экспертов»? Считается ли графоманом человек, который написал текст и никому его не показал? Ты графоман! Вся комиссия бежит за ним следом, кричит – Стой! А он идет куда-то, по своим делам, и в ус не дует.
Вот примерно так. Твой текст говно! Но, раз уж исповедь, пусть я буду графоманом.

Вот когда я кодирую то, чего никто не просил, и делаю это по одной причине – мне нравится программировать? А есть, интересно, аналогичный термин для программирования?

Влияние писанины на жизнь

Писанина, особенно худлит, влияет на жизнь довольно значительно, и, в основном, позитивно. Она обогащает восприятие внешней информации. Начинаешь замечать то, чего раньше в упор не видел.

Как писатель оформляет диалоги – сплошняком или вставляет точки типа «ответил Джон»? Например, читая художественную литературу, я теперь обращаю внимание на технику исполнения. Длинные или короткие пишет предложения? Как часто он эти точки использует? Насколько часто использует причастные и деепричастные обороты, отглагольные существительные, многоточие и внутренние монологи персонажей?

Видишь какое-нибудь событие, и в голове сразу рождается идея рассказа, а сюжет появляется в процессе изложения. Еще начинаешь автоматом замечать в жизни отправные точки сюжетов – ситуации.

Например, обращаешь внимание на то, что у клиента база 1С размером 1 Тб. Ситуации видишь и в жизни, и на работе. Но у меня база была 15 Гб. При том, что интенсивность ввода данных, количество объектов и контуров учета – примерно такое же, как было у меня на заводе. Тут фразу подхватил, там комментарий услышал – ага, вот и сюжет. Голова сама начинает думать, в чем причина.

Раньше я его просто смотрел и наслаждался. Откровением прошедших каникул стал, например, сериал «Доктор Хаус». Обращаю внимание на характеры персонажей, которые от сезона к сезону становятся все более многогранными, и тоже хочу этому научиться. А теперь я вижу работу сценаристов, их усилия по наполнению сюжета дополнительными линиями, которые иногда перевешивают основную.

Если раньше текст о новом сервисе я писал, допустим, несколько дней, то теперь хватает нескольких часов. Ну и так, по мелочи, на работе отражается. Просто освоенная техника, или развитая компетенция, которая постоянно пригождается. Это вообще перестало быть проблемой. Ну и скорость печати русских букв сильно выросла.

Издание книг

Меня часто спрашивали, будут ли какие-то тексты издаваться в бумажном варианте. Поначалу меня эта цель прельщала, и я пару раз кидался писать письма в издательства. Ответов было два: «не видим коммерческого потенциала» и «не дотягивает, надо доработать».

Коммерческого потенциала, бесспорно, нет – я такой цели перед собой не ставил.

Это ж надо брать текст, укладывать его в какие-то рамки, чтобы он соответствовал чьим-то критериям, и т.д. А «надо доработать» противоречит моего принципу – я на заказ не пишу. Нафига оно мне?

Цели «стать человеком, издавшим бумажную книгу» у меня нет, поэтому, пару часов поразмыслив, я решил, что мне это не нужно. Денег там много не заработаешь, а возни – на полгода. Тут у нас с книгоиздателями полная гармония: я не нужен им, они не нужны мне.

Вроде, это не дорого. Если когда-нибудь вожжа под хвост попадет, и решу-таки что-нибудь издать, сделаю это за свой счет.

Качество текстов

Качество моих текстов – довольно низкое, многие это заметили. Я часто допускаю ошибки, и орфографические, и пунктуационные, и какие там они еще бывают.

Я их даже не читаю. Причина проста: я не редактирую тексты. Вот что мне ворд подчеркнул красным или синим, то и исправляю. Пишу, пишу, пишу, а когда допишу – выкладываю.

Думал, надо редактировать, надо проверять, ну что это за балаган. Сначала я переживал по этому поводу. А потом сделал одно потрясающее открытие, и перестал переживать.

Я буквально не помню, о чем была статья, написанная полгода назад. Фишка в том, что, не читая своих текстов, я их очень быстро забываю. Так, примерно только, в общих чертах.

И она мне понравилась! А потом, однажды, случайно, от нечего делать, я прочитал какую-то из своих старых статей. Что, в общем, логично – если я пишу так, как нравится мне, то мне и читать понравится.

Примерно раз в месяц перечитываю какую-нибудь одну свою старую статью. Я, конечно, не увлекаюсь – это ж самолюбование какое-то получается.

Смотришь, и удивляешься – блин, как классно написано! Такие же ощущения я испытываю, когда случайно сталкиваюсь с какой-нибудь программой, написанной мной несколько лет назад. Вот, было время, работала голова, не то, что сейчас!

Чтобы его не потерять, я два правила себе оформил. Мне нравится это ощущение – удивляться самому себе. Второе – не перечитывать слишком часто, иначе перестану удивляться. Первое – не редактировать статьи.

Смогли сами себя удивить? Попробуйте сами свои старые статьи перечитать.

Резюме по скорости

Итак, начал писать этот текст в 8-10, заканчиваю в 12-50. Это 4 ч. 40 мин. Объем текста – 27 000 знаков. Получается, 5 800 знаков в час. Много это, или мало, не знаю.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

Ложные срабатывания в PVS-Studio: как глубока кроличья нора

Наша команда оказывает быструю и эффективную поддержку клиентов. В поддержке принимают участие только программисты, так как вопросы нам тоже задают программисты и над многими из них приходится подумать. Хочется описать одно из недавних обращений в поддержку на тему ложного срабатывания, ...

Онлайн контест по решению задачи из теории игр

Привет, Хабр! На факультативе по теории игр мы решаем различные интересные задачи, и я хотел бы поделиться с вами одной из таких. Меня зовут Миша, и я студент. Описание игры «Я люблю вархаммер, поэтому решил адаптировать условие» Играют двое. 1. ...