Hi-Tech

Инженеры, которые устали от ритейла: почему основатели Ozon продали компанию и чем они занимаются сейчас

Александр Егоров и Дмитрий Рудаков вышли из бизнеса зимой 2002 года и с тех пор о них почти ничего не известно.

В закладки

Дмитрий Рудаков (крайний слева) и Александр Егоров (в центре) на выставке CEBIT Архив Reksoft

Их клиентами были зарубежные предприятия. В 1991 году Александр Егоров и Дмитрий Рудаков открыли компанию по разработке программного обеспечения Reksoft. В 1998 году они захотели сделать собственный продукт и запустили интернет-магазин Ozon.

По данным Forbes, спустя два года после запуска оборот магазина составил $1,3 млн. Первое время предприниматели торговали книгами и видеокассетами. Затем на стартап обратили внимание инвесторы.

Ещё два года спустя основатели Ozon вышли из бизнеса и пропали из публичного поля: только Александр Егоров пару раз давал интервью. В 2000 году фонд Baring Vostok приобрёл контрольный пакет Ozon за $3 млн.

Появление и развитие Ozon

Александр Егоров родился в 1969 году в Ленинграде, а Дмитрий Рудаков — в 1970 году в Искитиме, небольшом городе в Новосибирской области.

В книге «Ozon.ru: история успешного интернет-бизнеса в России» сообщается, что будущие предприниматели познакомились во время учёбы в Ленинградском институте авиационного приборостроения (сегодня СПбГУАП) на кафедре систем автоматизированного проектирования.

Название сложилось из первых букв фамилий основателей: Рудаков, Егоров, Козлов (третий партнёр Ozon не занимался). В 1991 году, ещё студентами, они открыли компанию Reksoft.

С 1996 по 2002 год они, помимо Ozon, запустили несколько сервисов: провайдера электронных платежей Assist (сегодня через него проходит треть платежей в рунете), ПО для автоматизации в телеком-сфере Barsum и программу для управления гостиницами «Эдельвейс».

Однако партнёры быстро нашли бизнес-модель, выяснив: в Европе за разработку ПО платят в пять раз больше, чем в России. В интервью «Газете.ru» Александр Егоров рассказал, что поначалу они с Рудаковым просто общались по учёбе и только потом начали заниматься коммерческими проектами — в первую очередь, чтобы заработать на жизнь.

При этом иностранные клиенты были готовы платить за разработку $2000 в месяц и не понимали, как может быть так дёшево: месяц их собственной разработки стоил более $10 тысяч. Зарплата в $150 тогда считалась в России феноменально высокой.

Нам удалось сыграть именно на сочетании очень высокого качества технологической подготовки и драматически большой разницы в оплате труда.

Александр Егоров

в интервью «Газете.ru» в 2013 году

Рудаков три месяца искал нишу для запуска проекта. В 1998 году основатели решили сделать первый собственный продукт — а не по техническому заданию заказчика.

Хотели сделать интернет-магазин автозапчастей или книг совместно с дружественным петербургским издательством. В первый рабочий день 1998 года, 8 января, мы собрались в офисе и стали обсуждать идеи. Денег у нас было только на что-то одно, поэтому решали долго.

Дима [Рудаков] тогда увлекался фэнтези. В итоге создали книжный магазин. Потом она стала прототипом Ozon, который мы благодаря этим наработкам сделали за три месяца. С единомышленниками он создал библиографическую базу данных по книгам этого жанра.

9 апреля запустили первую версию, а ночью пришёл первый клиент и что-то купил.

Александр Егоров

в интервью «Газете.ru» в 2013 году

Однако интернет-магазин оставался убыточным, и с весны 1999-го основатели искали инвестора для развития. К 2000 году ассортимент Ozon дополнился музыкальными дисками и DVD, а оборот площадки составил $1,3 млн.

Алекс Экслер в книге «Ozon.ru: история успешного интернет-бизнеса в России» указывает, что Егоров познакомился со специалистами инвестиционного банка Trigon Capital, и в мае 1999 года они подписали договор об оказании услуг по привлечению инвестора.

Зарубежные инвесторы считали рунет перспективным рынком, но без проводника вкладывать деньги не рисковали. До ноября 1999-го проектом интересовались 40 российских и зарубежный компаний.

Инвестировав «несколько миллионов долларов» в системного интегратора TopS и аутсорс-компанию VDI, он смог познакомиться с партнёрами Baring Vostok, UFG и Rex Capital. Таким проводником стал инвестор Леонид Богуславский.

В первую очередь партнёры решили вложить средства в «Яндекс» и Ozon. Вместе они создали фонд ru-Net Holdings объёмом $10 млн для инвестиций в российские интернет-компании.

Они выкупили контрольный пакет акций компании за $1,8 млн и пообещали инвестировать ещё $1,2 млн в 2000 году. 30 декабря 1999 года основатели Ozon подписали договор с инвесторами ru-Net Holdings. Всего контрольный пакет обошелся инвесторам в $3 млн.

По словам Леонида Богуславского, инициатором инвестиций в «Яндекс» и Ozon стала Елена Ивашенцева, партнёр Baring Vostok, а сам он долго не верил в бизнес-перспективы этих компаний, особенно «Яндекса».

Причины выхода основателей из бизнеса

В 2002 году Рудакову и Егорову стало всё тяжелее находить общий язык с инвесторами: совет директоров часто не считался с предложениями основателей.

Поэтому инвесторы хотели объединиться с PPE Group, которая занималась торговлей через каталоги, рассылая их клиентам по электронной почте. В ru-Net Holdings верили, что у Ozon не получится показать прибыль без изменения бизнес-модели. Ещё у Ozon существовала проблема с логистикой: товары приходили с задержками, а у потенциальных партнёров эти процессы были налажены.

В книге Экслер пишет: PPE Group была портфельной компанией фонда Baring Vostok, и менеджеры фонда предложили инвесторам ru-Net Holdings объединиться для решения проблемы с финансированием.

Рудаков и Егоров считали, что это уводит Ozon в неверную бизнес-модель. В Reksoft выступили против. Более того, Ozon изначально не был их основным проектом. Вместе с тем основатели поняли: совмещать работу над интернет-магазином и в Reksoft нельзя, следует сосредоточить внимание на одной фирме.

Оформили новые юрлица под системы платежей Assist, которую изначально разрабатывали под Ozon, и ПО для гостиниц «Эдельвейс» и стали их акционерами. Тогда они решили переключить Reksoft только на разработку под заказ. А новые проекты решили запускать только на свои деньги.

С тех пор в Reksoft они занимались только сопровождением технической базы Ozon. Зимой 2002 года Рудаков и Егоров продали свои пакеты ru-Net Holdings, чтобы устранить конфликт в совете директоров и дать компании развиваться.

Так и случилось в 2003 году. Ozon и PPE Group подписали договор с условием: по достижении определённой прибыли PPE Group получит контрольный пакет акций Ozon. Основатели прогадали, прибыль Ozon выросла, — отчасти благодаря качественной сегментации клиентов в PPE Group, позволяющей рассылать больше каталогов.

Оборот же компании, согласно книге Экслера, в 2003 году вырос до $12 млн.

Но пока ничего интереснее Reksoft не было. Если бы в одном из тех наших проектов просматривалась перспектива, чтобы всё бросить ради неё, то я, возможно, так и поступил бы.

Я не горел желанием заниматься ритейлом. Взять тот же Ozon: интересный бизнес, но как место приложения собственных сил он меня не особо интересовал. К тому же не хотелось переезжать в Москву, чего требовали инвесторы.

Хотелось выстроить процессы промышленного уровня и при этом не потерять способность быстро перестраиваться, эффективно прорабатывать новые идеи. В результате у Ozon, а позже и у других наших проектов появились свои гендиректоры, а я продолжил строительство Reksoft как профессиональной компании по производству ПО. Это очень сложный баланс.

Александр Егоров

в интервью «Газета.ru» в 2013 году

Это позволило открыть офис в Москве (раньше компания работала только с зарубежными заказчиками) и выйти на новые европейские рынки. Прибыль от продажи Ozon инвестировали в развитие Reksoft.

С 2003 года в Reksoft разработала интернет-магазин для сети гипермаркетов «О'кей», базу знаний для менеджеров продаж «Ростелекома», а также занималась проектами для «Газпрома», «Лукойла», Mazda, МТС, Philip Morris International, РЖД, S7 и Tele2.

К 2008 году выручка компании достигла $22 млн — в десять раз больше, чем в 2000 году.

Чем сегодня занимаются Александр Егоров и Дмитрий Рудаков

Александр Егоров по-прежнему руководит Reksoft, которая в сентябре 2008 года вошла в группу компаний «Техносерв» — разработчика ПО для Пенсионного фонда России, Банка России, «Сбербанка» и других средних и крупных заказчиков.

Одновременно Егоров стал членом совета директоров «Техносерв Консалтинг», части «Техносерва», которая занимается автоматизацией бизнес-процессов и создаёт ИТ-инфраструктуру предприятий, внедряя CRM, ERP и другие системы.

Ещё после продажи Ozon он заинтересовался фотопроектами. Дмитрий Рудаков же во время этой сделки решил покинуть компанию, продав свою долю.

Кроме того, Рудаков работал над сервисом для печати фото Pixart.ru, а затем руководил созданием фотосервиса Fishup.ru. В 2003 году предприниматель основал бесплатную образовательную платформу Digital Photoscape — для популяризации практических знаний о цифровой фотосъёмке.

В них он рассказал о базовых навыках фотографа: как работать с Photoshop, правильно настраивать фокус. Позже Рудаков напишет «Оранжевую книгу по цифровой фотографии» и «Алую книгу по цифровой фотографии». Продавались книги в том числе и на Ozon.

Поэтому открыл фотостудию. Наевшись интернетом досыта, решил вернуться к базовому увлечению — фотографии. Решил на этом не останавливаться и реализовать их все. Так сбылась одна моя детская мечта.

Чтобы не скучать на островах, научился плавать с аквалангом, и заболел морем в особо тяжёлой и предельно злокачественной форме. Следующим на очереди было посещение далёких островов.

Страсть, которая ведёт меня в самые удалённые уголки планеты, заставляет мерзнуть и мокнуть в поисках лучшего кадра, корпеть ночами над снятым материалом, читать книги на тему фотографии и снимать, снимать, снимать. Я занимался разными видами фотографии, но пейзаж — моя единственная и страсть.

Дмитрий Рудаков

в интервью журналу Digital Photo

Участвовал в фотоконкурсах и выставках. Также Рудаков вёл ежемесячную рубрику «Растворимый Фотошоп» в журнале «Фотомастерская». Победил на международном фестивале подводной фотографии в Куала-Лумпуре, получив золотую медаль имени Дэвида Дубиле — известного подводного фотографа National Geographic.

Для этого он собирал группу и отправлялся в путешествие, чтобы научить клиентов снимать в условиях дикой природы. Рудаков зарабатывал и на фотосафари — проводил мастер-классы для фотографов по всему миру.

Кроме того, они снимают ролики о вине «для поиска настоящего напитка, а не питья маркетинговых лозунгов». В 2017 год Рудаков вместе с московским сомелье Михаилом Волковым создал проект винных туров и блог True Wine.

И одновременно набирают клиентов в группы винных туров, чтобы путешествовать с ними по виноградникам, дегустируя напитки. Во время съёмок партнёры ездят на зарубежные винодельческие предприятия, записывают интервью с работниками и основателями.

Михаил Волков и Дмитрий Рудаков (справа) True Wine

Ozon сейчас

Аналитики прогнозировали выход ритейлера на точку безубыточности в 2018 году, но этого не случилось. В пресс-службе Ozon сообщили, что оборот интернет-магазина в 2018 году составил 42,5 млрд рублей.

В пресс-службе Ozon добавили, что компания могла стать прибыльной в 2018 году, но руководство решило инвестировать в логистику и инфраструктуру.

По данным на 13 декабря 2018 года, основные владельцы Ozon — АФК «Система» и её венчурный фонд, которому принадлежит 38,2% компании, и фонд Baring Vostok с долей в 39,16%.

#ozon

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть