Хабрахабр

Интервью с Артуром Хачуяном: как вычислить миллиардера в социальных сетях?

Основатель Tazeros Global Systems Артур Хачуян рассказал о сборе данных в социальных сетях и как правильно составлять анкету в профиле, чтобы познакомиться в них с миллиардерами? Студия, где записывалось интервью, находится на высоте 332 метра. Вообще, в «Башне Федерация» находятся самые высокие апартаменты в Европе. Высота башни – 374 метра, 97 этажей.

Эта статья — расшифровка интервью Артура Хачуяна на канале Forbes. Disclaimer. Мы решили для всех них и вас расшифровать отличный контент. Есть люди, которые экономят время и любят текст, есть те, кто не может на работе или в дороге смотреть видео, но с радостью читает Хабр, есть слабослышащие, для которых звуковая дорожка недоступна или сложна для восприятия. Кто всё же предпочитает видео — ссылка в конце.

Интервьюер (далее – И): – Для того, чтобы разобраться в цифрах сайтов знакомств России, мы пригласили к нам одного из главных экспертов в России по «биг дате», основателя «Тазерос Глобал Системс» Артура Хачуяна.

О приложениях и сайтах для знакомств

Артур, привет! Расскажи, насколько у нас в стране востребованы «Тиндер» и «Баду».

Это приложения, в которые ежедневно заходят люди, общаются друг с другом. Артур Хачуян (далее – АХ): – На самом деле очень, потому что аудитория даже в России достаточно большая у этих приложений, и если делать некий рейтинг, то на первом месте у нас – «Баду», потом идёт «Мамба», потом идёт «Тиндер». Они всегда поддерживают там достаточно актуальную информацию, постят фотки… И вообще, это на самом деле один из источников получения сведений о гражданах.

У него количество пользователей в разы больше, чем у «Тиндера», кажется. И: – А за счёт чего «Баду» так стрельнул?

За счёт этого быстро набрали свою аудиторию. АХ: – Ну, они очень хорошо пошли в сторону СНГ, Турции, Греции… Не знаю, можно ли это называть странами третьего мира. У них огромный набор фильтров, параметров знакомств. Плюс, они были относительно первыми в тот момент, когда других приложений было мало. Бытует мнение, что в этом приложении все ищут только секс одноразовый, но на самом деле там реально процентов 20–30 пытаются там любовь всей своей жизни найти.

Что можно и нужно знать о людях, которые хотят познакомиться

И: – Вы, как собиратели информации, собиратели данных со всех социальных сетей, что вы можете узнать о людях с сайтов знакомств?

Да, профили очень часто приукрашены, но реально оттуда много чего можно почерпнуть. АХ: – Окей, смотри: во-первых, там всегда есть реальные интересы людей – это очень показательная информация, потому что если человек постит фотки, пишет – «Люблю сёрфинг», или ещё что-то, – то скорее всего это всегда так. Плюс, есть всевозможные теги, описания, опять же, те же фильтры, которые могут рассказать о человеке какую-то дополнительную информацию, ну и связи с другими людьми. Это такая выжимка из всей реальной жизни человека: «Да, я вот такой-сякой и люблю это».

Но я знаю, что у вас раньше был сервис именно о любви. И: – Ты сказал, что многие воспринимают сайты знакомств как разовую историю. Там кто-то нашёл вообще свою настоящую любовь?

Поэтому всю эту историю на тот момент приостановили, ещё решали юридические вопросы. АХ: – История следующая: мы запустили его в тест, набрали 100 тысяч пользователей, и проблема оказалась как раз в том, что там 60% – «женатики», которые непонятно что ищут в сервисе, который вроде как должен найти им идеального партнёра.

И создатели всегда пытаются сервис свой противопоставить всей этой истории, но по факту это так оно и есть. Но, действительно, приложения типа «Тиндера» – они в основном решают потребность одноразовых связей. По факту это листание влево-вправо – это самый продвинутый интерфейс, который они могли только придумать для отсеивания людей. То есть мы, когда делали сервис, его позиционировали не как «магазин мяса», где у тебя нет фильтров, тебе алгоритм вроде как подбирает идеального партнёра, но по факту «Тиндер»… У него тоже какая-то такая концепция: у него вроде фильтров нет, где ты там можешь выбрать блондинку с большой грудью на какой-то крутой тачке.

И: – А вы там какую информацию берёте для своего бизнеса?

АХ: – Не могу сказать, что мы что-то берём из «Тиндера», но из приложений для знакомств – это фотографии, анализ заднего плана, анализ взаимосвязей…

И: – Что такое «задний план»?

Машина, квартира, яхта, достопримечательности. АХ: – Ну, что на заднем плане?

И: – Ты про фон фотографий – то, что там его окружает?

АХ: – Чтоб понять, куда человек путешествовал, как часто, сколько, где, зачем, куда, с кем он фотографируется – с белыми девушками, с азиатами… Из этого можно получить дополнительные сведения.

Как составить успешную анкету

И: – А есть какой-то рецепт?.. Вот мы в редакции провели опрос, и девушки нас попросили, чтобы мы спросили у тебя, есть ли рецепт, как правильно составить анкету, чтобы она была успешной на сайтах знакомств именно с целью создания серьёзных отношений?

Там все либо ищут строго секс, либо ищут строго «свадьбу» (мужа, жену и так далее). АХ: – Окей, могу конкретно про «Тиндер» рассказать, потому что я буквально последние месяца два-три снова там зарегистрировался и провожу такое микроскопическое исследование: значит, всё делится… «Тиндер» – это очень сильно… назовём его так – полярное приложение! Реально это – самая крутая аудитория, которая по факту и туда и сюда – они создают реальную активность. Людей, которые находятся и там, и там – их очень мало. В общем, что нужно…

Потому что, если анализировать профили, – это человек, у которого либо в среднем 12–15 фотографий с дорогими машинами, квартирами, намекающими на их успешность и так далее. Не нужно быть слишком идеальным человеком. С такими людьми очень редко кто-то взаимодействует – это раз.

Тренды соцсетей – реальные люди и позитив

И: – Почему? Они же успешные, богатые?

Потому что люди не постят ничего плохого о своих событиях жизненных и создаётся впечатление, что у человека всё хорошо, и это угнетает аудиторию, которая на него смотрит. АХ: – Ну почему «Инстаграм» считается самой суицидальной социальной сетью? На самом деле есть такие исследования.

И: – А самая пацифистская социальная сеть?

Я знаю, что самая суицидальная социальная сеть – это «Инстаграм», на втором месте «Фейсбук». АХ: – Не знаю. Это коррелирует, конечно же, с объёмом аудитории.

И: – Потому что «Инстаграм» на зависти, наверное, построен, да?

Но реально сейчас людей привлекают люди, которые выглядят настоящими. АХ: – Да-да-да. Я тебе скажу так: значит, давным-давно, ещё 2–3 года назад, когда «Тиндер» зарождался, мы делали исследование по московскому «Тиндеру». Я не знаю, как это правильно объяснить. Мы сделали 60 ботов, которые представляют собой разную категорию разных аудиторий (ну, то есть там умный ботаник, успешный качок), и ими лайкали всех подряд, смотрели, кто залайкает нас в ответ, и анализировали профили этих людей, для того чтобы составить кто с кем взаимодействует.

И уже тогда было понятно, что тренд – это живые люди, которые взаимодействуют с живыми людьми.

Такой – средний класс, средний пользователь… И: – То есть это не какой-то суперкачок, не какой-то супербогатый?..

Люди не лайкают таких людей, потому что у них заниженная самооценка (а это, к сожалению, для России… большой порок, или счастье… не могу сказать). АХ: – Да. Если у тебя 15 фотографий с путешествий, но ты запостишь что-нибудь – как ты с лестницы упал, борщ варишь в каком-то смешном домашнем халатике… Должно быть что-то среднее.

И: – И что, это будет лучше?

Не с живыми в плане активности, а выглядящими такими. АХ: – Исследования, статистика показывает, что живые люди лучше общаются с живыми людьми.

Нас, как «Форбс», интересуют более обеспеченные, богатые пользователи (может быть, члены списка «Форбс», может быть, и нет). И: – Но это вы брали выборку по простым пользователям. Расскажи, что они лайкают, и вообще, есть ли они на сайтах знакомств, таких как «Тиндер» и «Баду». Я знаю, что вы проводили такие исследования по чиновникам, наверное, и бизнесменов тоже касались.

Кто-то мне (близкий к этой теме) сказал, что, мол, есть какие-то специализированные приложения для таких товарищей, но я ни одного не знаю, и думаю, что мы с тобой были бы в курсе. АХ: – Мы в том историческом исследовании три года назад смотрели конкретно, сколько аккаунтов «Тиндера» находится на территории госучреждений – МВД, Госдума… Но больше всего, понятно, в Госдуме аккаунтов, но по фотографиям никого определить не удалось, поэтому я думаю, что они все прячутся за какими-то несуществующими активностями.

И: – Это какие-то закрытые имеются в виду?

Скорее всего, речь идёт о каких-то старых кабинетных товарищах, которым девушек ищет специализированное какое-то управление. АХ: – Думаю, что нет – это какая-то ерунда.

Людей с «реальным» баблом в соцсетях нет!

И: – Есть известный кейс с Олегом Дерипаской и Настей Рыбкой, когда карьера миллиардера пострадала очень сильно от социальных сетей юной такой девицы. Я думаю, что это проблема не только Олега Дерипаски – многие бизнесмены подвержены вот этому… то, что какие-то их дети, их друзья.

Это понятно, что ни для кого не секрет. АХ: – Люди с реальным баблом – их в соцсетях нет. Их практически вообще нигде нет.

Есть только на нашем «ютуб»-канале, кстати. И: – Но они смотрят «Форбс Дайджест» тем не менее.

О каждом конкретном человеке его аккаунт даёт только 30–40% знаний. АХ: – Главная проблема в детях, в каких-то ближайших коммуникациях, потому что я всегда говорил не только про супербогатых людей, а вообще, в принципе. Здесь работает примерно такая же фишка. Остальные знания получаются из его окружения – от подтверждения его возраста согласно среднему возрасту друзей до каких-то реальных связей, мест работы, машин, квартир и всего прочего. Сервисов, которые сейчас из открытого эфира собирают данные о перемещении самолётов, яхт, судов и всего прочего, огромное множество; и ими все пользуются – от Навального до каких-то разведывательных организаций. То есть он может сам никакой активности не производить, но рано или поздно его жена в «Инстаграмчик» с яхты-то фотку запостит.

И мы сами понимаем, где мы хотим это сделать, но мы хотим воспользоваться твоими услугами, и ты как специалист нам скажешь: где, куда нам надо идти, может, какое-то нетривиальное место. И: – Давай представим ситуацию, что мы выключили камеры, и нам, как съёмочной группе «Форбс», дали задание придумать локацию, какое-то место, чтобы найти самую большую аудиторию и продать её, например, рекламодателю.

Массы побеждают миллиардеров

АХ: – Я вам как специалист скажу, что мы не занимаемся высокодоходной аудиторией, но если мы всё-таки решим это сделать…

Почему вы этим не занимаетесь? И: – Там же много денег!

С точки зрения экономики найти одного миллиардера или найти миллион человек, которые купят «Кока-Колу» – это дороже. АХ: – А потому что в массовом сегменте всё равно больше денег. Например, высокопоставленного госслужащего. Возвращаясь к этой штуке: гипотетически подумать, что анализировались некие географические перемещения… Это гольф-клубы, московские все эти элитные (не знаю, правильно ли их так называть) санатории, сауны и всё прочее – вот это реально места, где ты можешь случайно кого-то встретить. Но зачастую надо, конечно, не в Россию смотреть.

И: – А на каких-то конкретных бизнесменах не проводили исследования?

Занимались только госчиновниками – это относительно живая история. АХ: – Нет, никогда подобным не занимались.

И: – Более платёжеспособная аудитория, готовая тратить деньги публично, или почему?

У меня была история с поиском аудитории для интернет-магазина элитных шуб – вот тогда анализировались женщины, которые на фотках находятся где-то рядом с госчиновниками. АХ: – Они и их, например, какие-то ближайшие коммуникации. Вот это реальная была история.

И: – Какого ранга люди?

Это аудитория, которую реально ещё хоть как-то найти. АХ: – Назовём это так: замминистра и его ближайшие три колена. А по факту, всё, что выше – эти люди достаточно хорошо скрываются, и наверное, это хорошо.

Давай дадим практическую заметку: если у нас большое состояние, мы не хотим его показывать (сейчас это некоторым образом может быть опасно). И: – Но, может быть, не все хорошо скрываются. Что нам делать, чтобы нас не нашёл Артур Хачуян и «Форбс»?

АХ: – Я думал, наоборот, инструкции, как найти.

Чтобы нас не нашли! И: – Нет, чтобы нас не нашли!

Первым делом самая действенная история – это провести воспитательную беседу с женой, мужем, ребёнком и так далее. АХ: – Я тебя понял. Первое, что объяснить: задний фон; понимаем, что не ставим никаких геотегов, понимаем, с кем и как взаимодействуем – все эти стандартные практики, о которых, мне кажется, мы уже миллион раз общались.

На них можно вообще собрать данные, на этих людей, из социальных сетей? И: – А что ты можешь сказать вообще о списке «Форбс».

Это будут источники, связанные с финансами, компаниями, взаимосвязями. АХ: – Можно, но это скорее всего будут не социальные сети. А здесь, когда у тебя есть практически неограниченные ресурсы и люди, ты можешь вообще подчистить всё что угодно. Ну, вот смотри: у нас обычные люди боятся, что за ними следят (государство или ещё что-то); я всегда им объясняю, что с развитием технологий обработки данных точно так же развиваются алгоритмы ухода от этих технологий обработки данных.

Как продать Павлу Дурову и как его найти?

И: – А если мы говорим, например, о каком-то конкретном человеке (достаточно публичный, он выставляет свои фотографии – Павел Дуров, например). Мы хотим что-то продать Павлу Дурову. Мы можем как-то сделать с помощью его… невозможно?

Концепция интернет-рекламы всё-таки всегда направлена на массового пользователя, но – что можно сделать, когда Павел Дуров публикует свой голый торс – можно по фону этих фотографий понять, в какой гостинице это было сделано. АХ: – Нет, вряд ли. А потом попытаться туда заселиться и ждать, пока таки он там всё-таки появится… Но это, конечно, из пушки по воробьям.

В конце концов, кто-нибудь из них окажется женой кого-нибудь, и ты таки сможешь подобраться к этому человеку. Реальный алгоритм поиска данных о каких-то относительно состоятельных людях для всех практически одинаковый: берёшь дорогие, элитные локации (топ-100 лучших отелей на Мальдивах, хотя сотни отелей, наверное, и не наберётся), собираешь оттуда все фотографии всех людей и пытаешься как-то проанализировать связь между этими людьми. Но с точки коммуникации, мне кажется, это неправильный вариант, потому что, с одной стороны, это неточно, а с другой, это, наверное, оттолкнуло бы человека.

Кто и как сидит на сайтах и в приложениях для знакомства?

И: – А если брать сайты знакомств, которые на территории России действуют, какая всё-таки номер один у нас в стране?

То есть люди ждут полчаса и опять туда заходят, опять-опять-опять. АХ: – По какой метрике: по аудитории – это понятно, что «Баду» (второй – «Мамба», третий – «Тиндер»); по активности ежедневных перезаходов в приложение – наверное, всё-таки это «Тиндер», за счёт этого гениального интерфейса и, по слухам неких аналитических компаний, что после того как «Тиндер» ограничил время, которое ты можешь провести в приложении, это увеличило количество взаимодействий с ним. Помню, на момент нашего исследования мы считали, что среднестатистический москвич 8 раз в день туда заходит, как-то опять кого-то перелистывает, коммуницирует.

А всего их сколько там? И: – Среднестатистический.

АХ: – Москвичей?
И: – Да.

АХ: – Если не ошибаюсь, 2,7 миллионов – что-то такое, около трёх.

И: – Во всех сайтах знакомств?

Это такая аудитория… Большая проблема, что там у большого количества людей двойные аккаунты, их сложновато отфильтровать, но тем не менее… АХ: – Нет, в «Тиндере», в «Тиндере».

«Вконтакте» продолжит доминировать

И: – А по какой социальной сети вообще можно собрать больше всего данных о россиянах?

АХ: – Ну, понятно, что это «Вконтакте».

И: – «Вконтакте» – номер один до сих пор, да?

АХ: – Ну, понятно – это же самая массовая… Но она не просто до сих пор – я думаю, что вряд ли «Фейсбук» когда-либо «перепрыгнет» «ВК».

И: – «Инстаграм», нет?

Месячно активных аккаунтов там реально миллионов 60–70, и вряд ли кто-то эту планку перепрыгнет – это космическая цифра. АХ: – Ну, «Инстаграм» – да… Но всё равно «ВК» – 150 миллионов аккаунтов (если просто в поиск зайти и посмотреть), из них реально живых – миллионов 90 россиян, и это прям супервысокая планка, если считать активность за полгода.

И: – Лично ты, как считаешь, сайты знакомств – «Тиндер», «Баду» – они не развращают вообще общество?

Настоящая угроза порно-сайтов – отход от жизненной активности

АХ: – Нет. Вот насчёт развращения думаю, что вряд ли: здесь скорее наоборот – не развращение, а отсутствие реальных каких-то контактов, потому что… Было такое исследование с «Порнхабом» очень интересное. Все же люди последние 5–10 лет… Периодически поднимается волна, что порно развращает людей, что они начинают сексом в подворотнях заниматься. А по факту реальная опасность, которую несёт «Порнохаб» – это отсутствие реальных контактов между людьми.

И: – Одиночество?

Приложения для знакомств делают примерно то же самое: люди отучились разговаривать, люди отучились вести реальную коммуникацию, им нравится, что они залайкали какого-то человека, и они сидят и ждут. АХ: – Они зашли в «Порнохаб», сделали свои дела и потом с реальными людьми не хотят общаться. Я не знаю, часто ли тебе в «Тиндере» пишут твои пары или нет (хотя мальчикам принято первыми писать), но если среднестатистически – пишет один из двадцати пяти, как-то так. Во-первых, минус приложений – там же очень низкая активность (по факту реальных коммуникаций). И это на самом деле очень печально.

Ты сказал, что «Инстаграм» «убивает». И: – А «Тиндер» или «Баду» – это вообще «позитивные» социальные сети? Там же тебе не отказывают: ты видишь пару только ту, которая тебя лайкнула. А это, говорят, очень «позитивные» сети – ты там только позитивные эмоции испытываешь.

Но это двойственная концепция, граничащая с философией: кто-то считает, что это правильно, что ты видишь только людей, которые проявили к тебе интерес, а в «Баду» ты видишь всех остальных и понимаешь, что они с тобой никак не «провзаимодействовали»; с другой стороны, у тебя создаётся всё-таки впечатление, что никто тебя не лайкает… Как-то сложно на самом деле на этот вопрос ответить. АХ: – Есть такое да.

На Западе это сейчас очень актуальная проблема (в США, в Европе), у нас в меньшей степени – проблема «харассмента», сексизма. И: – А нет такого ощущения?.. У меня много товарищей в Америке, в Европе, которые говорят, что им порой страшно подойти к девушке, сказать элементарно какой-то комплимент, дверь открыть, кофе купить… Все это обсуждают.

А с другой стороны, в приложении ты видишь человека и по факту лайк в «Тиндере» может считаться согласием, чуть ли не юридическим. АХ: – С одной стороны! Нет? Да?

У нас недавно интервью было с членом списка «Форбс» (Давид Ян, я думаю, ты знаешь его) – он сказал, что в скором будущем роботы дойдут до того, что заменят вообще людей. И: – Наверное, так.

Секс с небиологическими существами возьмёт верх

И: – Вы смотрели последнюю версию фильма «Бегущий по лезвию»? Проблема современного мира – одиночество: и он не нашёл себе девушку, и у него эта голограмма – она с ним живёт, когда она ему нужна (по нажатии кнопки).

Более того, даже считается, что количество сексуальных контактов с небиологическими существами превысит число контактов с биологическими партнёрами буквально уже через 20 лет, и может быть, даже раньше. Давид Ян: – Да, это будет.

Ожидания людей не соответствуют их настоящим потребностям

И: – Соответственно, даже «Тиндер» не нужен будет. Ты как считаешь?

То есть ты не видишь остальных людей – ты видишь только людей, которых алгоритм подобрал тебе на основании трёх параметров: ваша совместимость по цифровому следу (это интересы, сериалы, лайки и так далее), ваша сексуальная совместимость и психометрия. АХ: – Вот наше приложение как раз несло концепцию того, что алгоритм тебе подбирает тебе знакомство. И в принципе это окей, но люди всё равно хотят… Проблема в том, что у человека его ожидания не всегда сходятся с его реальными потребностями.

И мы предлагали людям 50 на 50, – значит, пять кандидатов из десяти похожих на эти фотографии, пять не похожих, – и они реально с похожими людьми никогда не взаимодействовали… ну, активно. У нас была там такая фишка: ты загружаешь фотографию для того, чтобы найти людей, которые визуально на тебя похожи. Как дела?» – этой идеальной блондинке с большой грудью, а по факту реальной активности они идут на свидание с совершенно другими людьми. То есть они пишут – «Привет. Но реально ещё очень далеко до того момента, когда алгоритмы будут понимать реальные потребности людей. Поэтому, конечно, не буду говорить, что алгоритмы всех заменят – я всё-таки надеюсь, что у нас появится много свободного времени, потому что алгоритмы возьмут на себя только рутину.

Сайты знакомств как бизнес-ниша продолжит развиваться

И: – Последний вопрос, завершающий с точки зрения бизнеса. У тебя было приложение для знакомств – ты его закрыл. Тем не мене в список «Форбс» входит, например, Андрей Андреев – у него «Бамбл» и как раз «Баду»: гиперденьги, большое состояние (более двух миллиардов долларов). У «Тиндера» тоже бешеная капитализация (более 16 миллиардов долларов, по-моему). Как ты считаешь, этот рынок ещё свободен для новых игроков, возможно ли создать какую-то новую социальную сеть со своей «фишкой»?

У него есть основное правило: тебе нужно вбухать кучу денег на раскрутку своего приложения, гнать туда трафик. АХ: – Рынок «дейтинга» всегда будет, он вряд ли умрёт. Не все могут просто взять запрыгнуть туда и так далее.
Наше приложение, ни для кого не секрет, носило концепцию изучения людей, получения новых знаний. Приложение начнёт тебе реально приносить какие-то деньги, когда там появятся первые 500–700 тысяч пользователей – тогда в этом есть смысл. Ну, возможно, в ближайший год мы вернёмся к этой идее, потому что есть партнёры, которые хотят реанимировать эту историю. Мы вообще не продумывали монетизацию. Но, опять же, как ты сказал, «Тиндер» всем показывает, что можно. Я, честно говоря, на «дейтинг» не очень ставлю, потому что я этот рынок плохо знаю. Ему, мне кажется, каждый год пророчат смерть: говорят, что, вот, в этом году «Тиндер» загнётся», но он всё не загибается.

И: – Как российскому рублю.

АХ: – Есть такое, да.

Немного рекламы 🙂

Спасибо, что остаётесь с нами. Вам нравятся наши статьи? Хотите видеть больше интересных материалов? Поддержите нас, оформив заказ или порекомендовав знакомым, облачные VPS для разработчиков от $4.99, 30% скидка для пользователей Хабра на уникальный аналог entry-level серверов, который был придуман нами для Вас: Вся правда о VPS (KVM) E5-2650 v4 (6 Cores) 10GB DDR4 240GB SSD 1Gbps от $20 или как правильно делить сервер? (доступны варианты с RAID1 и RAID10, до 24 ядер и до 40GB DDR4).

6GHz 14C 64GB DDR4 4x960GB SSD 1Gbps 100 ТВ от $199 в Нидерландах! Dell R730xd в 2 раза дешевле? Только у нас 2 х Intel TetraDeca-Core Xeon 2x E5-2697v3 2. 2Ghz 6C 128GB DDR3 2x960GB SSD 1Gbps 100TB — от $99! Читайте о том Как построить инфраструктуру корп. Dell R420 — 2x E5-2430 2. класса c применением серверов Dell R730xd Е5-2650 v4 стоимостью 9000 евро за копейки?

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть