Хабрахабр

Интересные факты об истории Китайской лунной программы и космической миссии «Чанъэ-4»

Многое скрыто за заборами полигонов и стенами лабораторий Китайской академии космических технологий при реализации лунных научно-исследовательских космических программ, но часть информации потом все равно любезно предоставляется в открытый доступ.
В продолжении этой публикации.

Ранее опубликованные материалы о «Чанъэ-4»:

Краткая Китайская история освоения Луны:

1991 год: специалисты Китайской космической отрасли предложили запустить свою собственную (в том числе, независимую от других стран) программу исследования Луны.

1998 год: Китайские ученые начинают планирование Лунной программы, обсуждение деталей исследований и подтверждают осуществимость космической миссии своими силами, преодолевают первые научно-технические проблемы, возникшие на начальной стадии.

Первый автоматический спутник, который планируется вывести на орбиту Луны, получил название «Чанъэ-1». Январь 2004 года: официально запущена Китайская программа исследования Луны, названная «Чанъэ» (в честь Китайской богини Луны). Амбициозный лунный проект страны включает три этапа: беспилотные исследования Луны, отправка людей на Луну и создание базы на Луне.

24 октября 2007 года: Ракета-носитель «Чанчжэн-3A» со спутником «Чанъэ-1» успешно запущена с Китайского космодрома «Сичан».

7 ноября 2007 года: спутник «Чанъэ-1» успешно вышел на 127-ми минутную Лунную орбиту на высоте 200 км.

Октябрь 2008: старт второго этапа программы «Чанъэ-2» официально одобрен в Госсовете КНР.

12 ноября 2008 года: Китай выпускает свою первую полную карту Лунной поверхности, созданную на основе данных, полученных с «Чанъэ-1».

1 марта 2009 года: пионер Китайской лунной миссии, спутник «Чанъэ-1», который в течении 16 месяцев совершал свой орбитальный полет, завершил свою работу контролируемым падением на лунную поверхность.

1 октября 2010 года: Ракета-носитель «Чанчжэн-3С» со спутником «Чанъэ-2» успешно запущена с Китайского космодрома «Сичан», далее спутник «Чанъэ-2» вышел на 118-ти минутную Лунную орбиту на высоте 100 км.

9 июля 2011 года: спутник «Чанъэ-2» ушел с лунной орбиты к точке Лагранжа L2 системы «Солнце-Земля» (в 1,5 миллионах километрах от Земли) для проведения научных экспериментов.

25 августа 2011 года: после 77-дневного путешествия, спутник «Чанъэ-2» вышел на орбиту вокруг точки L2.

6 февраля 2012 года: Китай выпустил обновленную более детализированную лунную карту, созданную по данным со спутника «Чанъэ-2».

14 июля 2013 года: спутник «Чанъэ-2», став искусственным астероидом Солнечной системы, отдалился на 50 миллионов километров от Земли.

3 декабря 2013 года: Ракета-носитель «Чанчжэн-3В» со станцией «Чанъэ-3» успешно запущена с Китайского космодрома «Сичан».

В составе посадочного аппарата «Чанъэ-3» находится первый Китайский лунный ровер «Юйту». 14 декабря 2013 года: спускаемый аппарат «Чанъэ-3» совершает посадку в кратере «Залив Радуги» на видимой стороне Луны.

25 января 2014 года: ровер «Юйту» был технически обездвижен (поломка элементов в результате столкновения) после преодоления 114,8 метра по сложной лунной поверхности.

Цель проекта — испытания возвращения на Землю спускаемого аппарата для дальнейшего использования данной технологии в миссии «Чанъэ-5». 23 октября 2014 года: запущена автоматическая лунная станция «Чанъэ-5Т1» с помощью ракеты-носителя «Чанчжэн-3C» с космодрома «Сичан».

31 октября 2014 года: спускаемый аппарат проекта «Чанъэ-5Т1» отделился от служебного модуля, вошёл в атмосферу Земли и совершил мягкую посадку в хошуне Сыцзыван автономного района Внутренняя Монголия.

18 февраля 2016 года: посадочный модуль «Чанъэ-3» продолжает работать в штатном режиме спустя 28 лунных дней, превысив расчетное и проектное аппаратное время жизни.

14 декабря 2016 года: посадочный модуль «Чанъэ-3» отработал на поверхности Луны три года, что является рекордным периодом для работы спускаемого аппарата на поверхности Луны.

21 мая 2018 года: с Китайского космодрома Сичан запущен Cпутник-ретранслятор «Цэюцяо» (сорочий мост), он необходим для организации связи между Землей и обратной стороной Луны.

14 июня 2018 года: Cпутник-ретранслятор «Цэюцяо» вышел на гало орбиту вокруг точки Лагранжа L2 системы «Земля-Луна», примерно в 65000 км от Луны, став первым в мире спутником связи, работающим на этой орбите.

8 декабря 2018 года: Ракета-носитель «Чанчжэн-3B» со станцией «Чанъэ-4» успешно запущена с Китайского космодрома «Сичан».

В составе посадочного аппарата «Чанъэ-4» находится второй Китайский лунный ровер «Юйту-2», модернизированный аналог ровера «Юйту». 3 января 2019 года: спускаемый аппарат «Чанъэ-4» совершает посадку в кратере «Карман» на обратной стороне Луны. Аппараты миссии «Чанъэ-4» продолжают сейчас работать в штатном режиме.

2019-2020 год: Ожидается реализация миссии «Чанъэ-5», апофеозом которой является доставка на Землю не менее двух килограммов лунных образцов.

Спускаемый аппарат миссии «Чанъэ-5Т1» 1 ноября 2014 года после посадки в автономном районе Внутренняя Монголия:

Китайская автоматическая межпланетная станция для изучения Луны и космического пространства «Чанъэ-4» была успешно запущена с Земли 7 декабря 2018 года (в 21:00 по московскому времени, 8 декабря примерно в 02:00 по местному времени) ракетой-носителем «Чанчжэн-3B» с космодрома «Сичан».

Фото запуска «Чанъэ-4»:

Таким образом, прошло более 60 лет с момента первого запуска на Луну космического аппарата — советской станции «Луна-1» в 1959 году.

Точки либрации системы «Земля-Луна»:

Вот некоторые интересные факты о космической лунной истории и миссии «Чанъэ-4» из уст участников проекта «Чанъэ» и создателей его модулей, собранные из трех бесед журналистов издания «China Pictorial» с учеными и инженерами, занятыми в Китайской программе исследования Луны.

Е Пэйцзянь — руководитель исследовательских работ Китайской академии космических технологий, консультант главного конструктора и руководителя проектов «Чанъэ».

Но сейчас я очень взволнован и горд. Е Пэйцзянь: «Прожив более 70 лет, я видел много взлетов и падений. Мне очень повезло. Люди наконец-то посадили космический корабль на обратной стороне Луны. Возможность попасть в нее одна из десяти миллионов. Среди 7,5 миллиардов человек на Земле основная команда проекта «Чанъэ-4» состоит всего из нескольких сотен человек. И мы (мои коллеги и я) получили ее».

Что стало основанием для обсуждения и реализации данной программы? Вопрос: Были ли какие-либо препятствия в реализации трехлетнего плана с 2001 по 2004 годы, выполняемого согласно технико-экономическим обоснованиям Китайской программы лунных исследований?

Е Пэйцзянь: Это был довольно сложный процесс. Из-за ограниченного финансирования нам приходилось достигать научных целей и прогресса в области разработки элементов программы лунных космических исследований с минимальным количеством запусков. Таким образом, мы спланировали разделить проект беспилотного исследования Луны на три этапа — выход на орбиту, приземление на поверхность и возвращение на Землю. При разработке этого трехэтапного плана не возникло никаких препятствий, но были определенные разногласия относительно того, как стоит начать выполнение его первой части.

Было представлено и проанализировано несколько вариантов, но программа исследований, предложенная специалистами Китайской академии космических технологий, была в конечном итоге выбрана по двум основным причинам.

Во-первых, мы не могли позаимствовать и использовать в наших разработках слишком много новых технологий, что было бы очень рискованно, поэтому мы в основном унаследовали технологии двух предыдущих космических программ и платформ – «Dongfanghong-3» («Дунфан Хун-3») и «China Earth Resource Satellite-2».

В целом, в данном проекте мы достигли достаточно хорошего баланса между унаследованными технологиями и инновациями. Во-вторых, Китай опоздал в освоении Луны, поэтому нам потребовалось использовать передовые методы для ускорения реализации проекта и обеспечения его непрерывного продолжения после завершения каждого этапа.

На протяжении всех трех этапов наших лунных исследований мы будем придерживаться плана и поддерживать сплоченность нашей команды. Важный урок, который Китай извлек из пилотируемых космических полетов и программы исследования Луны — это необходимость значительно продумывать каждый элемент проекта на высшем уровне.

Это гарантирует, что мы продолжим двигаться вперед, как бы тяжело это ни было.
Мы все приняли эту философию: работая над одним этапом, мы учитываем, как использовать технологию, использованную на предыдущем этапе, а также как использовать текущий наработанный опыт в следующем этапе.

Вопрос: После того, как в 2004 году был дан старт проекту «Чанъэ», вашей команде потребовалось три года, чтобы завершить создание первого спутника «Чанъэ-1», какие задачи были самыми сложными за эти три года?

Е Пэйцзянь: Когда я принял роль главного конструктора «Чанъэ-1», то я взял на себя огромную ответственность, потому что я также был главным конструктором и разработчиком другого спутника — China Earth Resources Satellite-2, первого Китайского спутника для наблюдения Земной поверхности. Как известно, «Чанъэ-1» был первым Китайским спутником, исследующим Луну, и мы впервые столкнулись со многими беспрецедентными техническими проблемами, решение которых было очень трудным и тяжелым испытанием для нас.

Мы не могли экспериментировать на Земле, чтобы ответить на этот вопрос. Например, как спутнику совершить сближение с Луной, не притянувшись к ее поверхности под действием силы тяжести?

И как мы должны обеспечить связь со спутником на Луной орбите на расстоянии почти 400000 километров от Земли?

Для организации позиционирования на Луне требуются датчики ультрафиолетового излучения, но в то время в Китае такой технологии не было, поэтому нам пришлось начать их разработку самостоятельно.

Как мы могли бы реализовать это? Спутнику на орбите Земли требуется для своего позиционирования данные о координатах двух тел, в то время как спутнику Луны требуется для своего позиционирования уже данные о координатах трех тел, включая Землю, Солнце и Луну, поэтому его антенна должна вращаться.

Перепад температур на орбите Луны может превышать 300 градусов по Цельсию, так как же оборудование спутника может пережить такой градиент температур при вращении по орбите Луны?

В итоге мы суммировали семь ключевых технических проблем и решили их одну за другой.
Было еще много вопросов.

Вопрос: Какой был у Вас самый напряженный момент в процессе реализации лунной исследовательской программы?

Е Пэйцзянь: Я продолжаю думать, что все мы заслужили этого успеха после всех наших усилий. Если бы мы не преуспели, возможно, мы что-то упустили. Наша работа над проектом «Чанъэ» была очень скрупулёзной.

Мы приняли во внимание все проблемные моменты, какие только смогли вообразить, и у нас есть специальные процедуры для определенных действий для тех сотрудников, кто находится на посту мониторинга и принимает решения, когда возникают технические проблемы. Мы проработали и учли сотни планов действий в чрезвычайных ситуациях, которые могут возникнуть для миссии «Чанъэ-4». Тем не менее, нет никаких стопроцентных гарантий успеха в любом научном эксперименте.

Как ключевой участник проекта, я всегда стараюсь сохранять спокойствие, поэтому никто вокруг и не паникует. Я был свидетелем запуска каждого космического корабля миссии «Чанъэ» лично. В такой момент я предпочитаю способ времяпровождения, как у специалистов в центре управления полетами, когда они пьют кофе и спокойно общаются, а ведь больше ничего не остается.
Если я буду выглядеть взволнованным, то люди могут ожидать от такой ситуации неприятностей.

Вопрос: Как Вы контролируете ход программы лунных исследований и предотвращаете потенциальные риски?

Е Пэйцзянь: Несмотря на успех миссии «Чанъэ-1», начало реализации второго этапа программы (запуск миссии «Чанъэ-2») встретило серьезное сопротивление. Но должен ли спутник «Чанъэ-1» быть единственной удачной попыткой Китая достичь Луны?

Спутник «Чанъэ-2» успешно достиг точки Лагранжа L2 системы «Земля-Солнце», которая находится на расстоянии 1,5 миллиона километров от Земли, а также совершил облет астероида 4179 Таутатис и прислал это фото: Разработка второго спутника уже была завершена, и было мало причин не запускать его, чтобы накопить больше опыта в будущем.

Пока продолжается Китайская программа лунных исследований, обратная сторона Луны всегда будет оставаться ключом к инновациям. Перед четвертой лунной миссией некоторые возражали против идеи посадки «Чанъэ-4» на обратную сторону Луны.

Если шанс появляется, зачем его упускать и тратить больше времени и денег в будущем, чтобы сделать то же самое?

Самой серьезной проблемой стала организация связи. В процессе реализации миссии «Чанъэ-4» мы столкнулись со многими проблемами, возникшими из-за технических ограничений, которые появляются на обратной стороне Луны. Поэтому, мы заранее запустили спутник-ретранслятор.

Поверхность обратной стороны Луны изобилует камнями и кратерами, поэтому для посадки потребовалось использовать массив специальных датчиков, чтобы анализировать рельеф и выбрать безопасное место для посадки, что мы также успешно выполнили.

Каково Ваше мнение о таком сотрудничестве? Вопрос: Одной из целей миссии «Чанъэ-4» является международное сотрудничество в области научных исследований, которое в итоге было предоставлено четырьмя международными партнерами.

Е Пэйцзянь: Луна все еще далека и на нее было совершено лишь ограниченное количество посадок, и ученые всего мира пользуются любой возможностью провести там исследования.

Международное сотрудничество способствует развитию человечества, демонстрируя открытость Китая для исследований.

Все страны могут принять участие в строительстве нашей лунной космической станции и в проведении лунных исследованиях. К сожалению, некоторые международные проекты по исследованию Луны исключают участие Китая, но мы не стремимся никого исключать.

Они надеются использовать этот спутник, и мы также приветствуем это.
Американские ученые предложили увеличить время работы Китайского лунного спутника-ретранслятора «Цэюцяо» до пяти лет.

Вопрос: Каковы цели изучения Луны?

Е Пэйцзянь: Была ли Луна частью Земли? Или она возникла одновременно с Землей? Подсказки для ответа на этот вопрос еще не найдены.

Луна также богата ресурсами. Исследование Луны может улучшить наше понимание формирования вселенной. Например, реголитные месторождения гелия-3 на Луне могут быть использованы для выработки энергии.

Сложность в том, как использовать его запасы на Луне или переправить на Землю. По расчетам, запаса гелия-3 на Луне может хватить человечеству на 10000 лет. Это не доступно сейчас, но это не обязательно будет недоступно в будущем.
На данный момент, это может показаться технически сложным, но как насчет века или двух?

Вопрос: Расскажите о динамике программ освоения глубокого космоса Китаем по сравнению с другими странами?

Е Пэйцзянь: Исследование Луны восстановило популярность космических программ в 21 веке. Но мы не ожидаем, что Китай достигнет новых замечательных результатов в короткое время. Наши усилия окупились, но в целом мы все еще отстаем от других стран в этой области.

Наша цель доставить образцы с Луны обратно на Землю в этом году или начале следующего.

В обозримом будущем мы будем лидировать в освоении Луны. Мы также разрабатываем проект по отправке наших тайконавтов на Луну, планируем посетить Южный и Северный лунные полюса.

Ее целью будет не только выход на орбиту Марса, но еще и высадка 240-килограмового марсохода. Согласно нашему плану, станция «Марс-1» будет запущена в 2020 году. В сентябре 2018 года китайские инженеры осуществили успешные статосферные тесты парашюта, который будет использован для гашения посадочной скорости марсианского спускаемого аппарата.

Мы также планируем исследовать астероиды и достичь Юпитера к 100-летию основания Китайской Народной Республики. Если план удастся, то Китай будет на шаг впереди в изучении Марса. Только после того, как эти шаги будут выполнены, Китай займет лидирующие позиции в освоении дальнего космоса.

Температурные испытания спускаемого аппарата «Чанъэ-4»:

Самая ответственная работы – установка элемента «национальный флаг»:

Чжан Хэ — исполнительный директор проекта «Чанъэ-4»:

Интересна вот эта часть картинки и иконки на мониторах:

Снимки, отправленные спускаемым аппаратом «Чанъэ-4» и ровером «Юйту-2», представляют собой совершенно другую картину обратной стороны Луны, чем мы ее представляли. Чжан Хэ: «Исследование обратной стороны Луны всегда было мечтой для ученых всего мира. Кроме того, анализ результатов лунных исследований видимой и обратной сторон Луны может привести к новым научным открытиям, которые будут иметь огромное значение для ученых и инженеров по всему миру.

Как вы думаете, что являлось самым важным фактором успеха миссии «Чанъэ-4»? Вопрос: От взлета до посадки, когда Вы больше всего нервничали?

Чжан Хэ: Три момента заставили мое сердце замереть. Первый момент – это был старт ракеты, выход аппарата на правильную орбиту и развертывание солнечных панелей для обеспечения энергией.

Если бы «Чанъэ-4» не замедлился при приближении к Луне, то он бы пролетел мимо нее и унесся в космос. Вторым моментом была фаза космического торможения. В противном случае он бы даже не смог вращаться вокруг Луны по необходимой орбите. Таким образом, его скорость и положение должны были точно контролироваться.

В отличие от управления модулями «Чанъэ-3», телеметрия с «Чанъэ-4» поступает от спутника-ретранслятора «Цэюцяо», что приводит к задержке получения данных в две-три минуты. Последним, но самым нервным моментом был медленный процесс спуска и процедура приземления. Таким образом, весь процесс посадки был автоматизирован и не было возможности дистанционно управлять этой процедурой. Это исключает любую возможность быстро изменить направление движения с Земли.

Когда мы увидели, что все четыре датчика отработали касание, а также получили первое изображение с камеры спускаемого модуля, то мы поняли, что «Чанъэ-4», наконец-то, приземлился на Луну. Каждая посадочная опора спускаемого модуля «Чанъэ-4» имеет датчик касания поверхности. После ее завершения мы поняли, что избежали самых опасных проблем на этой стадии миссии, и почувствовали облегчение. Последующей задачей было автоматическое раскрытие солнечных панелей.

Поэтому, в отличие от «Чанъэ-3», мы скорректировали процедуру посадки и внесли много изменений в программное обеспечение посадочного аппарата «Чанъэ-4» для автоматического управления. Очень изрытая по сравнению с видимой стороной, обратная сторона Луны полна кратеров. Посадочный модуль «Чанъэ-4» сначала двигался горизонтально, при этом замедляясь, а затем, достигнув высоты шесть километров над запланированной посадочной площадкой, спустился к месту приземления почти вертикально, чтобы избежать возможных препятствий. Спускаемый модуль «Чанъэ-3» снижался по дуге при посадке на Луну.

Связь с посадочным модулем «Чанъэ-4» требовала гораздо больше времени, поэтому мы не могли оперативно реагировать на возможные сбои при посадке в режиме реального времени. Операторы на Земле могли следить за посадкой «Чанъэ-3» с очень короткой задержкой по времени. Таким образом, посадочный модуль «Чанъэ-4» работал в автоматическом режиме, управляя режимами двигателей и получая данные от бортовых датчиков.

Какие самые большие открытия могут быть ими сделаны? Вопрос: Расскажите о возможных проблемах и препятствиях во время научных исследований, с которыми могут столкнуться спускаемый аппарат «Чанъэ-4» и ровер «Юйту-2» на обратной стороне Луны?

Чжан Хэ: Поскольку эволюция обратной и видимой сторон Луны весьма различна, мы надеемся, что проект «Чанъэ-4» поможет сделать новые открытия по результатам анализа поверхностного материала (грунта) на обратной стороне Луны, который проводится с помощью инфракрасного спектрометра, установленного на ровере «Юйту-2».

Этого радар посылает электромагнитные импульсы, которые проходят через лунную почву и отражаются от образований под поверхностью Луны, позволяя собрать информацию о слоистой структуре лунной коры. Так же ровер «Юйту-2» оборудован электромагнитным радаром. Мы надеемся, что ровер «Юйту-2» будет двигаться дальше, сканируя как можно больше пространства.

Эти наблюдения осложняются тем фактом, что модули «Чанъэ-4» также излучают много низкочастотных электромагнитных сигналов. Самая сложная часть проекта на этой стадии — это проведение низкочастотных радиоастрономических наблюдений Вселенной, Солнца и других небесных тел.

Согласно данным, которые мы уже получили, предстоит дополнительно проделать большую работу по удалению из них помех и выделению низкочастотных радиосигналов от Вселенной, особенно от Солнца.

Вопрос: Какая самая большая разница между модулями проектов «Чанъэ-3» и «Чанъэ-4»?

Чжан Хэ: Два спускаемых аппарата Чанъэ-3» и «Чанъэ-4» выглядят одинаково, но по начинке они совершенно разные.

Во-первых, поскольку навигационная стратегия управляемой посадки «Чанъэ-4» отличается от стратегии процедуры посадки «Чанъэ-3», то все навигационные датчики, дальномерные датчики и датчики скорости специально модифицированы для использования при посадке на обратной стороне Луны.

Второе отличие — это сбор данных о температуре поверхности и грунта во время лунной ночи, чего не удалось реализовать в проекте «Чанъэ-3».

В проекте «Чанъэ-4» используются современные технологические достижения для решения проблемы непрерывного питания устройства для измерения температуры во время лунной ночи, когда основные компоненты модулей находятся в «спящем режиме».

Спускаемый модуль «Чанъэ-4» способен проводить измерения температуры грунта под собой в нескольких точках, а также получать и другие данные.

Вопрос: Какое у Вас самое яркое воспоминание о работе над проектом «Чанъэ-4»?

Чжан Хэ: Участие в лунной исследовательской программе дало мне больше смелости для решения сложных проблем, я стала более компетентной во многих технических вопросах.

В какое-то мгновение звук скрипа элементов двигателя стал очень громким, эта ситуация вывела меня из равновесия, и я начала сильно нервничать. Когда я только начинала работать в проекте «Чанъэ», то однажды участвовала в тестировании двигателя. Время прошло, и теперь я ко многому привыкла. Мои коллеги успокоили меня, сказав: «Пройдет некоторое время, и вы привыкнете к нему».

Когда этот огромный шум окружил меня, я перестала нервничать и волноваться, что с проектом что-то пошло не так.
Это было тяжелое упражнение на мою психическую выносливость. В другой раз во время механического эксперимента я снова столкнулась с усиливающимся звуком, как будто весь спутник начал резонировал в разной полосе частот. Выполняя больше подобных упражнений, я склонна полагать, что любая проблема может быть решена независимо от того, насколько она трудна.

Я мечтаю развиваться дальше и увидеть больше внеземных небесных тел. Я была одержима любовью к звездам с самого детства и сделала много фотографий небесных тел. Поэтому мне очень повезло, что моя работа напрямую связана с комическими исследованиями и я являюсь членом китайской команды исследователей Луны.

Цзя Ян, заместитель главного конструктора спускаемого аппарата «Чанъэ-4» и конструктор китайского лунного ровера «Юйту».

Почему же тогда «Чанъэ-4» направили в опасную одиночную миссию на обратную сторону Луны, а не «объединили» со своим предшественником по уже отработанному сценарию? Вопрос: Правда, что миссия «Чанъэ-4» изначально планировалась как дублер миссии «Чанъэ-3».

Цзя Ян: Для миссии «Чанъэ-4» было намечено несколько возможных маршрутов, включая и посадку около места прилунения «Чанъэ-3». Но мы в конечном итоге все же решили посадить «Чанъэ-4» на обратной стороне Луны. Причина, по которой было принято такое решение, была простая: хотя человечество много раз исследовало Луну, автоматическая посадка на обратной стороне Луны представляла бы собой беспрецедентный подвиг.

Вопрос: Если нет никаких свидетельств инопланетян или инопланетных космических кораблей на обратной стороне Луны, что же тогда там находится, что так притягивает ученых?

Цзя Ян: Луна — это древнее небесное тело. Она была активна три миллиарда лет назад, но сейчас там спокойно. Посадка на обратной стороне Луны дает нам подсказки о ее эволюции, что в значительной степени способствует изучению ранней истории Луны и Земли.

Вопрос: Лунная ночь длится две недели, как в этот период функционируют в полной темноте спускаемый аппарат «Чанъэ-4» и лунный ровер «Юйту-2»?

Цзя Ян: Без солнечной энергии в холодную лунную ночь посадочный аппарат и ровер теряют энергию и переходят в спящий режим. В это холодное время специальные внутренние элементы модулей излучают тепло, которое помогает им пережить ночь.

Если ровер «Юйту-2» опрокинется, может ли он восстановить свое положение? Вопрос: Почему ровер «Юйту-2» был спроектирован как шестиколесный вездеход, а в нем не использовались гусеничные ленты?

Цзя Ян: Колесные элементы ровера «Юйту-2» действительно являются его сложной конструктивной особенностью, которую еще на стадии проектирования пришлось долго дорабатывать. Мы отказались от использования гусениц, потому что они на тестах оказались менее ремонтопригодными и уязвимыми.

В отличие от колесной реализации, которая более надежна и имеет увеличенный ресурс, а также может безопасно переезжать камни высотой до 20 сантиметров. Например, если маленький камень попадет внутрь механизма гусеницы, то ровер может застрять и потерять ход.

Солнечные панели на бортах лунного ровера очень хрупкие, они могут треснуть или покрыться пылью после падения, что приведет их в негодность. Однако, если ровер «Юйту-2» перевернется, то он не сможет снова вернуться в рабочее положение.

Таким образом, мы сосредоточились на том, чтобы максимально удерживать положение ровера «Юйту-2» в стабильном состоянии и не допускать его падения при движении по поверхности.

Вопрос: Можно ли с помощью ретранслятора спутника «Цэюцяо» вести прямую трансляцию с поверхности обратной стороны Луны?

Цзя Ян: Теоретически это возможно, но текущие каналы связи не могут соответствовать требованиям для потоковой передачи видео в реальном времени.

Как далеко он сможет проехать? Вопрос: Как долго ровер «Юйту-2» будет работать на Луне?

Цзя Ян: Его расчетная продолжительность жизни составляет около трех месяцев, дальность хода до 10 км. Он уже проехал больше, чем его предшественник ровер «Юйту».

Но мы надеемся, что его ресурса хватит еще на несколько месяцев.
Сколько он еще проедет за два месяца сложно сказать, но за лунный день сейчас он проезжает не более 50-80 метров, нет смысла его гонять по поверхности, так как поверхность Луны не трасса, а место для научных исследований.

Вопрос: Следы ровера «Юйту-2» останутся на Луне навсегда?

Цзя Ян: Это зависит, что подразумевать под словом «навсегда». Например, отметки на поверхности Луны от его колес останутся, как минимум, на сотни тысяч лет.

Вопрос: Какие данные ровер «Юйту-2» может отправить обратно на Землю с обратной стороны Луны?

Цзя Ян: ровер «Юйту-2» оснащен научными инструментами для геофизического изучения поверхности Луны, включая стратификацию грунта, температуру грунта, анализ минеральных элементов и так далее.

Возможно ли им встретиться? Вопрос: Как далеко друг от друга находятся два Китайских лунных ровера? Будут ли отправлены новые роверы «Юйту» на Луну?

Цзя Ян: Два лунных ровера «Юйту» и «Юйту-2» находятся соответственно на видимой и обратной сторонах Луны, на очень большом расстоянии друг от друга. Им не суждено никоим образом встретится. Я очень надеюсь, что в будущем на Луне и на других небесных телах будет больше роверов «Юйту».

Сборка элементов ровера «Юйту-2» в Китайской академии космических технологий:

Ровер «Юйту-2» на тестировании в Китайской академии космических технологий:

Рабочие проверяют элементы ровера «Юйту-2» в сборочном цеху:

Фото лунной поверхности около ровера:

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть