Hi-Tech

«Идея загрузить весь интернет пришла ко мне во сне»: основатели Google и их близкие вспоминают о первых шагах компании

Сергей Брин и Ларри Пейдж

В отличие от остальных жителей Кремниевой долины, интернетом они пользовались не для покупки и продажи вещей или чтения, а для получения докторских степеней. В 1996 году, когда всемирная паутина только-только начала окутывать мир, Ларри Пейдж и Сергей Брин наблюдали за ней со стороны. Веб тогда оставался почти неизученным компьютерными науками.

Их скорее интересовала его форма. Пейджа и Брина едва ли интересовал контент в интернете.

Vanity Fair

Компания появилась на фестивале Burning Man. Google появилась благодаря случайной ошибке, став побочным продуктом фантазий пары студентов.

Но заработок был первым шагом на их пути. Брин, Пейдж и Скотт Хассан, «третий основатель», про которого редко вспоминают, создали систему, превращающую время в интернете в деньги.

Пейдж и Брин же изменились вместе с компанией — стали богатыми и научились вести себя соответствующе. Хассан, рано ушедший из Google, до сих пор пытается победить смерть и колонизировать Солнечную систему.

Об атмосфере в кампусе

Дэвид Черитон

Дэвид Черитон, профессор Стэнфорда, один из первых инвесторов Google: В 1994 или 1995 году Сергей катался на роликах по зданию факультета информатики с несколькими моими учениками.

Нам по зубам был любой замок. Скотт Хассан, программист: Мы с Сергеем были хорошими друзьями и болтались по кампусу, взламывая дверные замки.

Работы были никудышными, скажем, чёрная клякса на коричневом фоне. Хезер Кэрнс, работница Стэнфорда, ставшая четвёртым сотрудником Google: Сергей заходил в мой кабинет и показывал свои картины, поскольку знал, что в прошлом я занималась искусством. Я посоветовала ему не бросать основную работу, но вы бы его видели. Может, он и пытался кого имитировать, не знаю. Сергей жаждал внимания, он определённо был экстравертом.

Скотт Хассан: А потом в университете появился Ларри, и он был совершенно другим, более замкнутым.

О случайностях

Работая над докторской, Ларри начал загружать данные сети, и они оказались самыми интересными из всех. Сергей Брин, основатель Google: Мне по душе было анализировать данные, находить закономерности.

Ларри Пейдж, основатель Google: Идея загрузить весь интернет и просто сохранить все ссылки пришла ко мне во сне.

Скотт Хассан

Поясню: Ларри хотел выяснить, какие веб-страницы ссылаются на какие. Скотт Хассан: Использование сети наоборот. Принцип довольно простой — вы даёте ему стартовую страницу, он её загружает, обрабатывает, находит на ней все гиперссылки и загружает их. Поэтому он взялся за написание поискового робота. И так по кругу.

Терри Виноград, научный руководитель Пейджа: Загрузка десятков тысяч страниц разом — задача не из лёгких.

В то время он пытался загрузить сотню страниц разом. Скотт Хассан: Осенью 1995 года я начал зависать с Ларри в его кабинете. Продолжалось это очень долго. Я помогал ему исправлять баги в программе, которые то и дело выскакивали из-за Java.

Поэтому я взял весь код, над которым он трудился столько времени, избавился от него и целиком переписал робота за выходные. В один момент я подумал: бред какой, я столько времени трачу на исправление ошибок. В итоге новая программа обрабатывала одновременно 32 тысячи страниц. Я был уверен, что у меня получится, если я использую хорошо знакомый мне язык Python.

Он посмотрел на него и указал на несколько ошибок. В понедельник я показал Ларри код.

О начале работы

Даже мыслей не было. Ларри Пейдж: Удивительно, но я и не думал создавать поисковик.

Поэтому он не стал прорывом Google. Джон Маркофф, корреспондент газеты The New York Times в Кремниевой долине: Тогда на рынке было много поисковых движков, даже слишком. Им стал PageRank.

Вот вы, скажем, заходите на определённую страницу, на ней несколько ссылок, и вы случайно выбираете одну и переходите по ней. Терри Виноград: Ларри как-то рассказывал о пользовании интернетом наугад. А если так сделают все, где вы в итоге окажетесь? Затем вы повторяете это действие снова и снова, используя миллиарды ботов.

Я привлекаю много внимания, поэтому и трафика у меня больше. Смысл в том, что если много людей переходят на мою страницу, вы будете попадать на неё чаще. Подумайте об этом потоке данных, проходящих через поисковик. А если я укажу на вас, пусть даже одной ссылкой, вы тоже получите много трафика, поскольку его у меня много. У кого трафика будет больше?

А Сергей сказал: «Похоже на вычисление собственного вектора матрицы». Скотт Хассан: Ларри пришла в голову эта идея «выборки наугад», но как поместить её в компьютер, он не знал.

И решить это уравнение нам было по силам. Сергей Брин: Мы превращаем весь интернет в огромное уравнение с несколькими миллионами переменных, которые представляют собой оценки всех веб-страниц, и миллиарды свободных членов, то есть ссылок.

Система ранжирует данные в том порядке, которого от неё ждут. Ларри Пейдж: Мы подумали: надо же, как здорово.

Программа была откровенно примитивной, индексировала она только названия веб-страниц, но уже работала лучше любого другого поисковика в плане выдачи подходящих результатов. Сергей Брин: Так появился BackRub.

А я такой: «Нет-нет, не так и много, я точно знаю, как это провернуть». Скотт Хассан: Я усадил всех за стол и предложил: «А давайте сделаем полноценную поисковую систему?» Сергей и Ларри думали, что работы будет слишком много.

Работали мы с Сергеем по большей части с двух до шести утра. И буквально за шесть недель мы целиком написали структуру Google. В определённый момент подоспел Ларри со своим интерфейсом. Днём работать не получалось — на меня орал бы начальник, ведь создание поисковой системы в плановые исследования не входило.

Рядом Ларри разместил выпадающее меню, где пользователь выбирал поисковую систему. На странице располагалось небольшое окно вроде того, что сейчас на стартовой странице Google. Последнюю разрабатывали в Университете Беркли. А их тогда было немало: Excite, Lycos, AltaVista, Infoseek, Inktomi.

Результаты выводились в двух колонках: слева выборка выбранного поисковика, а справа — наша, сравнивать их было легко. Выбрав одну из позиций, пользователь вводил запрос и нажимал «Поиск». Ларри поэтому организовал множество встреч с представителями поисковых систем, предлагая им лицензию на использование PageRank.

Выбирает он, значит, свою разработку, печатает «интернет», а подборка результатов в большинстве своём на китайском. Я присутствовал на встрече с Джорджем Беллом, главой Excite. S. На страничке Google же была информация о N. A. C. Белл очень расстроился и встал в позу: «Нам ваш алгоритм не нужен, мы не хотим облегчить поиск, а хотим удержать пользователей на своём сайте». Mosaic и ещё несколько полезных ссылок.

Для поиска. На обратном пути Ларри рассуждал: «Пользователи пользуются твоим сайтом для чего? Гиблая компания, да?». А ты не хочешь стать лучшей поисковой системой?

Имея их в распоряжении, они рассчитывали, что будут в сто раз успешнее. Сергей Брин: Тогда поиск был лишь одним из сотни сервисов.

Об уходе из Стэнфорда и первых инвестициях

Сергей Брин: Летом 1998 года мы тащили оборудование, откуда могли, но никакого порядка не было: то SUN, то IBM A/X, парочка ПК.

Как-то раз мы даже положили всю университетскую сеть. Ларри Пейдж: Серверы работали на пределе.

Хезер Кэрнс

Хезер Кэрнс: Поэтому их, собственно, и попросили уйти.

Ларри Пейдж: Нам сказали: «Если не добьётесь успеха, возвращайтесь и заканчивайте докторские».

Поэтому я обратился к Энди Бехтольшайму, основателю SUN Microsystems, выпускнику Стэнфорда. Дэвид Черитон: Ребята думали, что найти деньги будет сложно, но я был уверен в обратном.

Ага, прикинул я, миллион кликов в день, выходит $50 тысяч — по крайней мере, не разорятся. Энди Бехтольшайм: Услышав предложение, я спросил: «А на чём вы будете зарабатывать?» Последовал такой ответ: «Ну, у нас будут спонсорские ссылки, за один переход по которым мы будем получать по пять центов».

Но была большая проблема: в чеке получателем значилась Google, а компании на тот момент даже не существовало. Сергей Брин: Он выписал нам чек на $100 тысяч.

Брэд Темплтон, предприниматель, разработчик: А затем ребята уехали на Burning Man.

Это был первый дудл. Рэй Сидни, пятый сотрудник Google: Сергей поместил логотип фестиваля на главную страницу.

Марисса Мейер, двадцатая сотрудница Google, бывший генеральный директор Yahoo: Это было что-то очень неформальное вроде «Ищите нас на Burning Man».

Он просто пошёл в магазин военной экипировки и купил несколько сухих пайков в пакетах. Скотт Хассан: На фестивале я отвечал за ночлег, а Сергей за еду. Нам даже плита была не нужна. Стоило добавить воды, как он нагревался, разогревая и блюдо внутри. Взяв машину Сергея, мы поехали по лагерям.

Ребята неделями сидели на заднем сидении моей машины, поскольку я была так занята на работе, что даже на открытие счёта в банке времени не хватало. Хезер Кэрнс: Они протянули мне стопку чеков на $100, $200 тысяч от Дэвида Черитона, Джеффа Безоса, Энди Бехтольшайма.

Было сложно: уже в первую неделю я два раза ночевал на работе. Рэй Сидни: До этого я никогда не работал в только появившемся стартапе. Мы мечтали о славе. Однако мы видели перспективы и работали на износ, чтобы всё получилось.

В голове крутилась мысль: делайте что хотите, но не забудьте выписать мне чек с зарплатой, а после провала я пойду своей дорогой. Хезер Кэрнс: Бизнес-плана у нас не было, а в ответ на вопрос, чего они хотят добиться, ребята заявляли: «Захватить Землю».

Не понимаю, куда вы вообще движетесь». Кевин Келли, основатель журнала Wired: Я встретился с Пейджем и спросил: «Ларри, а в чём будущее бесплатного поиска? Наша цель — создать искусственный интеллект». А Ларри ответил: «Нас поиск интересует не в первую очередь. Таким образом, Google с самого основания стремилась не улучшить поиск за счёт ИИ, а создать ИИ за счёт поиска.

О первых офисах и атмосфере в компании

Рэй Сидни: Первым пристанищем Google стала половина дома Сьюзан Войжицки (генерального директора YouTube), включая гараж.

Закатывали вечеринки на сотню гостей. Хезер Кэрнс: Сьюзан разрешила нам пользоваться стиральной машиной в гараже, но там мы не жили, а работали мы по комнатам. У нас даже джакузи было.

Но и там царила неформальная атмосфера. Дэвид Черитон: Поэтому офис на Юниверсити-авеню в центре Пало-Альто стал шагом в правильном направлении.

И хотя я привык к чудачествам, время от времени готовя для Grateful Dead, мой первый поход в Google оказался слишком уж странным. Чарли Айерс, первый шеф-повар Google: Как сейчас помню: я пришёл на собеседование, а Ларри прискакал ко мне на большом гимнастическом мяче, что было чересчур несерьёзно. Уходя, я думал: да они сумасшедшие, не нужен им повар.

Даже больше: людей в костюмах разворачивали со словами «переоденься и приходи завтра, будь собой». В офисе никого не заставляли носить униформу, одинаково пахнуть и вести себя похоже.

Кого только офис не повидал: и кошек, и собак, и ящериц. Хезер Кэрнс: Раз в неделю можно было приносить с собой животных. Но с щенком на работе ты трудишься в разы меньше.

Со временем такие вылазки стали особенностью компании. Дуглас Эдварс, 59 сотрудник Google: В 1999 году мы впервые съездили на горнолыжный курорт Скво-Вэлли.

Чарли Айерс

В итоге компания сдалась: дадим Чарли то, чего он хочет. Чарли Айерс: В горах я закатывал запрещённые вечеринки. Я приглашал туда группы, диджеев, мы покупали уйму алкоголя и курили марихуану. Так появилась «Берлога Чарли».

Все они теперь возглавляют разные отделы компании (представитель Google не стал комментировать это изданию Vanity Fair). Вокруг Сергея и Ларри постоянно тёрлись крутые девчонки, настоящий гарем. Сергей вообще был главным плейбоем.

Людей в костюмах и впрямь стали брать на работу. Однако с приходом Шерил Сэндберг, нынешнего операционного директора Facebook, я почувствовал изменения.

О взрослении

Он настоящий профессионал. Хезер Кэрнс: С появлением Эрика Шмидта я подумала: «Вот, теперь у нас есть шанс. Он, конечно, должен был быть компьютерщиком, иначе Ларри и Сергей не дали бы ему шанса.

Чарли Айерс: Многие с радостью встретили назначение Эрика, потому что в компании теперь появился официальный взрослый — прежде в штаб-квартире их по пальцам можно было пересчитать.

Эрик Шмидт

Это Microsoft». Хезер Кэрнс: В первый день на новой должности Шмидт обратился к сотрудникам с речью: «Я хочу, чтобы вы знали, кто ваш главный соперник. А все такие: «Что?»

Для них у нас даже было кодовое слово — Канада — ведь они большие и на севере, так? Терри Виноград: На одном собрании топ-менеджеров мы обсуждали, как не попасть на радары Microsoft. Поэтому мы не хотели давать им повод. У нас сложилось ощущение: реши Microsoft, что Google представляет угрозу, нам несдобровать.

Как тогда нам бороться? Эв Уильямс, основатель Blogger, Twitter и Medium: Мы и впрямь опасались за будущее компании: а что, если в следующей ОС Microsoft будет встроенный поисковик?

Хезер Кэрнс: Эрик убедил меня, что наша компания весомее, чем кажется.

О рекламе

Они резко выступали против рекламы в Google. Дуглас Эдвардс: Обратившись к диссертации Ларри и Сергея, можно заметить, что в части о создании поисковой системы они подчёркивают: реклама — это неправильно, плохо, её продажа неизбежно ухудшит поиск.

Тогда мы решили, что попросту отдаём деньги соперникам. Рэй Сидни: Затем пошёл слух о том, сколько за контекстную рекламу платят другим компаниям.

Дуглас Эдвардс: Нам пора было бы уже зарабатывать, поэтому Ларри и Сергей условились: реклама необязательно зло, в действительности она может оказаться полезной и нужной.

О ценностях

Просто группа людей, работавших в компании какое-то время. Пол Бакхейт, изобретатель Gmail: В начале 2000 года состоялась встреча, где обсудили корпоративные ценности. Кроме того, я хотел выдать такую фразу, от которой будет сложно избавиться, начни мы её употреблять. Я пытался придумать что-то особенное, а не просто «вперёд к превосходству». Не быть злом. И тут меня словно молнией ударило.

А люди и не знали, что перед ними реклама. Эта фраза прекрасно описывала наши цели и служила своеобразным уколом в сторону конкурентов, которые, по нашему мнению, эксплуатировали пользователей, продавая результаты поисков.

Сергей Брин: Да, это скользкая дорожка.

Об очередном переезде

Их компания быстро шла ко дну, но тогда в здании ещё работало человек 50. Хезер Кэрнс: Новой штаб-квартирой стал офис Silicon Graphics.

А ребята из S. Мы радовались, новый офис просто конфетка. I. G. смотрели на нас, играющих в волейбол, и сердились.

Работали там взрослые, но офис больше напоминал детскую площадку. Биз Стоун, основатель Twitter: Google была чудным местом. У Эрика Шмидта, например, была горка, по которой он мог спускаться из кабинета.

Об экспериментах и безумных идеях

Как-то раз они сделали колесо и принялись водить им по бумаге. Хезер Кэрнс: Ларри и Сергей частенько возились с LEGO, LEGO Mindstorms — в таких наборах есть всякие сенсоры и датчики. «Мы хотим отсканировать каждую книгу и публикацию на свете и опубликовать всё в сети». «Что вы делаете?» — поинтересовалась я. — «Да вы спятили!» — «Единственное, что нас сдерживает, — переворачивание страниц».

Один из первых серверов Google основатели сделали из LEGO

Хезер Кэрнс: Сергей и Ларри были и остаются в первую очередь изобретателями.

На одной из встреч мы обсуждали идею создания космической лебёдки из углеродных нанотрубок. Марисса Мейер: Каждую неделю я собирала команду на мозговой штурм, желая, чтобы наши сотрудники мыслили шире. Сможем ли мы на ней доставлять пиццу на Луну?

Он хотел спроецировать наш логотип на Луну, отдать весь рекламный бюджет чеченским беженцам или сделать презервативы с нашим логотипом и раздавать их в школах. Дуглас Эдвардс: Из Сергея ключом били маркетинговые идеи. Большая часть его замыслов, правда, так и осталась нереализованной, но любую безумную мысль Ларри и Сергея стоило принимать за чистую монету.

С ними мы справились. Марисса Мейер: Но кое-что мы всё же воплотили в жизнь, например беспилотные машины.

Беспилотный автомобиль Waymo, разработанный в Google

О внутренних изменениях и выходе на биржу

То и дело говорили о выходе на биржу. Хезер Кэрнс: Я бы сказала, что к 2003 году многое изменилось, и Google уже не была тем местом, где мы начинали работать.

Очень многие. Чарли Айерс: К тому моменту многие не работали, а просто весело проводили время.

Продуктивность упала, и я подумал, почему бы не смыться на месяцок-другой, отдохнуть, тогда задор вернётся. Рэй Сидни: Я перегорел.

Я уволился в марте 2003 года. Но ничего не вышло.

С приближением IPO они всё меньше и меньше внимания уделяли работе. Чарли Айерс: Многие, кто работал с самого основания Google, то и дело отвлекались, скажем, раздумывая о покупке острова.

В конце 1990-х интернет взбудоражил всех, но на деле им пользовались очень немногие. Джон Баттел, основатель Wired, предприниматель: Выпуск акций Google по важности можно сравнить с выходом на биржу Netscape в 1995 году. Google стала публичной компанией после краха доткомов и восстановила статус веба как носителя информации.

Но дух, к которому я так привык и который мне так полюбился, исчез. Дуглас Эдвардс: После IPO компания стала более строгой, стала больше внимания уделять метрикам, что, в общем, неплохо.

Всё больше и больше сотрудников отправляли на курсы по Дейлу Карнеги. Чарли Айерс: 2004 год стал для Google не лучшим годом, если говорить о прежней корпоративной культуре.

Это было невыносимо, нужно было отучить их от этой привычки. Хезер Кэрнс: Сергей и Ларри привыкли есть, соскребая еду себе в рот с края тарелки. Все сотрудники вели себя покладисто. Со временем, впрочем, это случилось. На тренингах их индивидуальность словно вытравили.

#google

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть