Хабрахабр

Государственный интернет: рассказ удалёнщика о VPN в Китае

Цензура тесно связана с политикой. Ежегодный мировой рейтинг свободы в интернете наглядно иллюстрирует эту зависимость: государства, в которых нарушаются права человека, блокируют «неугодные» ресурсы или перекрывают доступ к глобальной сети.
   

Большинство остальных пользователей мирового интернета может получить доступ к заблокированным ресурсам только с помощью VPN-сервисов. Только 13 из 65 стран, анализ которых исследователи из Freedom House провели в 2017 году, не препятствует информационной свободе своих граждан. В том числе и жители Китая, где в последнее время ужесточилась охота за нелицензионными VPN.

Публикуем здесь его рассказ.
Фронтенд-разработчик Арарат Мартиросян, который живет в Китае и работает удалённо, рассказал нам о том, что происходит с местными VPN-сервисами и где, по его мнению, самый свободный интернет.

Хронология ограничений

Еще в 2008-м в Китае заблокировали Youtube. Годом позже пришло время Twitter, Facebook и сервисов Google — были заблокированы Google Docs, Google Calendar, Google Drive и сам Google.com. В 2014 году убили доступ к Instagram. Официальная версия властей заключается в том, что все эти ресурсы распространяют нежелательную для граждан Китая информацию, но есть и другая версия.

Западные социальные сети не были включены в этот список. Проект «Золотой щит» (или Великий китайский файрвол), который фильтрует «опасный» контент по ключевым словам и ограничивает доступ к сайтам из местного черного списка, работает в Китае с 2003 года. Я считаю так же: в 2009 году волнения подавляли силой, а информацию об этом всячески скрывали — ни СМИ, ни правозащитники не могли адекватно следить за ситуацией. Поэтому многие считают, что массовые блокировки 2008-2009 годов просто-напросто помогли государству бороться с волнениями среди уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе на западе страны. Доподлинно известно, что Instagram заблокировали из-за протестов в Гонконге.


Проверить, позволяет ли «Золотой щит» пройти по нужной вам ссылке, можно через WebSitePulse

Из-за блокировки серверов и IP-адресов перестали работать сайты, которые взаимодействовали с Google — не грузились, например, гугловские шрифты (то же самое случалось и в России). Вместе с «распространителями нежелательного контента» заблокированными оказались и другие полезные ресурсы. Интересный факт: с китайской 4G сим-картой даже из другой страны нельзя будет зайти на запрещённые ресурсы. Также досталось онлайн-колледжам и просто развлекательному контенту «с Запада».

Сначала были прокси, с помощью которых пользователи могли общаться с внешним миром. Именно тогда люди поняли, что блокировку нужно и можно обходить. Тогда в стране начался бум VPN; сервисы, которые давно работают в Китае, сегодня могут выдержать даже съезд Коммунистической партии, хотя во время этого знаменательного события по всей стране блокируется иностранный трафик, а жизнь повсюду останавливается. Но к 2012 году правительство добралось и до них.

Протекционизм и VPN-экспансия

Представьте, что все ресурсы, которыми вы сейчас пользуетесь, заблокированы. Вам остаётся пользоваться только теми, что не запрещены. Китайские IT-компании начали бешено расти, придумывая местные аналоги западных сервисов: Youku вместо Youtube, Weibo вместо Twitter, Baidu вместо Google, WeChat вместо мессенджеров (и вместо других платежных систем). Блокировки помогли Китаю начать успешную протекционистскую политику.

Это были небольшие и нелегальные сервисы, которые постоянно блокировались. Несмотря на изобилие китайских сервисов и приложений, множество технически подкованных пользователей стали выходить в интернет через VPN. Правительство обязало их получать специальную лицензию или уходить из страны. Всё изменилось, когда в 2014-2015 годах в Китай пришли западные VPN-провайдеры.

Физические лица — то есть простые граждане, — тоже могут использовать такой VPN, но в образовательных или научных целях. Здесь легальны только государственные VPN: такие локальные сервисы получают лицензию от властей и могут использоваться юридическими лицами.

Так и получилось. Естественно, Китай сделал всё возможное для того, чтобы локальный VPN был доступнее, чем иностранный. Слабо похоже на принципы VPN, к которым все мы привыкли, правда? Здесь есть определённый пакет VPN, которым можно пользоваться, но для доступа к нему пользователю придётся пройти официальную регистрацию, то есть обосновать государству своё желание обойти запрет и предоставить ему свои персональные данные.

Кстати, об этом писали на Хабре. Широко известен смешной случай: создателю Золотого щита, выступающему перед студентами, пришлось воспользоваться VPN, чтобы получить доступ к южнокорейскому сайту. Тут нужно понимать, что пользоваться любым (!) VPN в Китае, в общем-то, не запрещают, а вот сами нелицензионные провайдеры могут получить до 6 лет тюрьмы.

Фишка китайской модели

Фишка китайской модели контроля в том, что здесь всё блокируют в открытую. Новый сайт попал в черный список? Об этом, скорее всего, заявят официально. Тут всё регулируется законодательно, поэтому о блокировках заранее сообщают в СМИ.

Они не испытывают тоски по Facebook или Twitter. По моему опыту, китайцам нет никакого дела до блокировок. К тому же, китайский дизайн и вся логика построения сайтов сильно отличаются от того, к чему привыкли европейцы. Большинство из них не знают никакого языка, кроме китайского: зачем им англоязычный YouTube, если можно смотреть китайские видео на Youku?

Когда в России начали повально блокировать Telegram, никто не предложил взамен какой-нибудь другой мессенджер. Главная особенность Китая заключается в том, что пользователям всегда предлагают альтернативу заблокированным ресурсам. Глупые предложения пользоваться ICQ или TamTam от Mail.ru — не в счет. Никто не сказал: «Ребята, мы тут сделали свой Telegram, специально адаптированный под россиян».

Государство обеспечивает их различными льготами и всячески поддерживает. Я не поддерживаю блокировки, но если что-то и блокируют, это должно идти на пользу гражданам: в Китае за 3-4 года IT-компании, которые раньше никак не могли соперничать с иностранными сервисами, теперь выходят на крупный рынок. Многие китайские аналоги зарубежных хостингов гораздо круче заблокированных. Китай создал настолько узкий круг экономики с помощью легальных VPN и контроля за веб-пространством, что у местных компаний просто не оставалось выбора: у них появились все условия для роста.

Например, чтобы запустить свой онлайн-проект, ты должен получить специальную ICP-лицензию. Но есть и минусы. Её выдает Министерство промышленности и информатизации КНР. Она должна быть у каждого сайта, зарегистрированного на территории Китая. Это долгая и бюрократически сложная процедура. Такая лицензия позволяет вам зарегистрировать домен, подключиться к серверу, вывести свой сайт в провайдерские сети.

Номер лицензии должен быть указан в футере каждого китайского сайта Скрин главной страницы китайского Гугла — Baidu.

Свободный интернет?

Я в Китае с 2013 года и могу работать удалённо только благодаря VPN. Раньше перед началом работы я включал кучу разных клиентов с разными протоколами, настраивал их по 2-3 часа в день, а потом раскошелился на платный сервис и почти не испытываю проблем.

На самом деле у каждой страны и каждого региона есть собственный файрвол: практически везде сеть так или иначе контролируется. В Китае я быстро понял, что свободный интернет — это миф. Если захожу с тайваньского сервера, то большинство онлайн-кинотеатров и торренты не будут работать, как и в Китае. Если я выхожу в интернет с российского сервера, то получаю множество заблокированных ресурсов, которые в соседнем Казахстане будут открыты. Чтобы чувствовать себя свободнее, нужно знать определенный набор серверов и понимать, какие ресурсы доступны в той или иной стране.

Не только Китай, но и Южная Корея, и даже какая-нибудь Австралия контролируют своё веб-пространство. Закрытый интернет уже стал частью нашего мира. Самая свободная сеть, как мне кажется, сейчас в Японии, Эстонии, Латвии, Германии и Скандинавии. В Южной Корее, правда, все немного иначе: там блокируются не ресурсы, а сам материал.

Артем Козлюк, руководитель проекта РосКомСвобода, о возможности китайского опыта в России:

Инфраструктурно и исторически интернет в этих странах развивался абсолютно по-разному. Повторение китайской ограничительной модели в России невозможно. В России же до 2012 года интернет развивался в условиях свободного рынка, по принципу саморегуляции. Китайцы стали строить «Золотой щит» еще в 90-х, с момента проникновения интернета в эту страну. Да, с 2012 года все стало смещаться в сторону жесткого контроля интернет-отрасли: хостеров и операторов связи, инфопосредников, сервисов. Благодаря этому у нас тысячи провайдеров, быстрый и дешевый интернет. Возьмем хотя бы китайскую многомиллионную армию проправительственных блогеров, «Партию 5 мао» (5 мао = 50 копеек: говорят, столько же платят блогерам за один комментарий в Weibo), которая вручную мониторит всё интернет-пространство. Но полное ограничение невозможно из-за глубоких структурных причин. А их сейчас нет. Чтобы оказывать на рунет влияние такого же масштаба и построить эффективную машину цензуры, России придется вложить миллиарды рублей.

Не обязательно экстраполировать, но прийти к похожим взглядам. Конечно, отдельные китайские элементы Россия может перетянуть к себе. В Китае тоже есть дыры, и если человек хочет получить доступ к каким-то интернет-площадкам, он его получает. Она делает это уже сейчас, но обойти ограничения помогает VPN. При этом почти все российские попытки создать аналогичные западным сервисы были провальными. Но там государство даёт гражданам релевантную замену иностранным ресурсам.

Особенно сейчас, когда закон «о суверенном интернете» принят в первом чтении. Что думает аудитория Хабра про возможное повторение китайского сценария в России? Так ли много у нас различий?

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть