Хабрахабр

Эволюция интеллекта: зачем роботам эмоции

Сколько уже времени длится противопоставление этих категорий? Эмоции и интеллект, физики и лирики.

С другой стороны, отсутствие эмоций тоже нам не очень-то по душе. Казалось бы, всем известно, что эмоции мешают интеллекту и мы ценим в людях хладнокровие, восхищаемся их умением не поддаться эмоциям и поступить рационально. Вполне возможно, что, не всем нравятся педанты и сухари и когда они проявляют эмоции нам бывает кажется, что это и есть сама человечность.

Эксклюзивное ли это качество человека или ими обладают еще и животные? Что же такое эмоции? И, наконец, нужны ли эмоции роботам и могут ли они у них быть вообще?

Всех, кто интересуются такими вопросами и любит пофилософствовать, добро пожаловать под кат.

Введение

В ней излагается довольно простая идея, что если мы предположим, что интеллект не появился единомоментно, а прошел эволюционный путь от крайне простых форм к своей современной модели последнего поколения (интеллекта человека), то традиционное определение интеллекта, заточенное под человека, явно потребует пересмотра в сторону большей универсальности. Эта статья является продолжением, опубликованной ранее под названием
Эволюция интеллекта: начало. Кроме этого, в статье для удобства рассуждений введена классификация эволюционных уровней интеллекта, как неких аналогов поколений техники.

Новое определение

Попробуем более широко определить интеллект.

Интеллект — это наблюдаемая способность к решению задач, поставленных перед его носителем

В силу своей универсальности такое определение позволяет оторваться от привычного представления об интеллекте, как об эксклюзивной способности человека и посмотреть на окружающий мир с менее антропоцентричных позиций.

Мы пока не умеем измерять потенциал интеллекта. Кроме этого, в определении делается акцент на необходимости наблюдения за этой способностью. Однако, в реальном мире, чтобы измерить какой-то аспект интеллекта мы используем экзамены и тесты, состоящие, собственно, из отдельных задач и в ходе теста наблюдаем и измеряем баллами оценки эту самую способность к их решению. В фантастических произведениях зачастую существует некий прибор, который выдает сразу цифру интеллектуального потенциала.

Индивидуализация

Судя по комментариям к первой части статьи этот выбор вызвал недоумение. Главной характеристикой эволюционного уровня интеллекта (как аналога поколения в технике) была выбрана индивидуализация.

Когда мы выбираем одежду, такую, не как у всех, украшаем фенечками себя или свой автомобиль, вносим уютное своеобразие в убранство своего стандартизованного жилища — все это проявление нашей индивидуальности, проявления свободы нашего внутреннего мира. А ведь все мы хорошо знакомы с индивидуализацией.

Богатство мнений, идей, решений, точек зрения, самовыражений и, в итоге, интеллектуальное богатство нас, как народа и в целом биологического вида. В сумме множество индивидуальностей дают богатство. И, наоборот, процессы унификации людей, стремление «стричь под одну гребенку», «мерить одной меркой» — современные синонимы оболванивания, малоинтеллектуальности.

По крайней мере, мы не ограничены в этом конструктивно и наш интеллект, интеллект человека, в своем потенциале предлагает нам бесконечное индивидуальное разнообразие. Но быть ли уникальной личностью или унифицировать себя, быть собой или быть как все в наше время пока еще наш личный выбор.

Разные компьютеры с одной и той же программой будут действовать всегда одинаковым образом. Технически, на другом конце шкалы индивидуализации находятся алгоритмы. И, именно в силу своего конструктива, интеллект такого класса обладает нулевым индивидуальным разнообразием или нулевым уровнем индивидуализации.

Интеллект на пути к разуму

Попробуем разобраться, какие же эволюционные вехи находятся между нулевой и бесконечной индивидуализацией?

Если добавить сюда наследование и отбор, то получится вполне ясный механизм эволюции, когда неудачные и неэффективные пути решений будут отсеиваться, а удачные и эффективные — закрепляться. Первый шаг — когда каждый индивид, носитель интеллекта решает задачи каким-то различным путем, но пути этих решений [технически] неизменны в течение жизни индивида. Назовем это интеллектом I уровня индивидуализации. В природе это реализуется через безусловные рефлексы.

Теперь уже сам индивид в ходе своей жизни может выбирать более удачные пути решений и отметать неэффективные. Второй шаг — это когда индивидуальный носитель интеллекта имеет [техническую] способность изменять пути решения задач. Это будет интеллект II уровня индивидуализации. В природе это реализуется через условные рефлексы.

Согласование действий требует выработки конвенциональной коммуникации. Третий шаг — когда индивидуальный носитель интеллекта имеет [техническую] способность к согласованным коллективным действиям. Принципиальной характеристикой здесь является конвенциональность, то есть значения сигналов не предопределено жестко алгоритмами, а является результатом соглашения, локального для группы индивидов. При этом канал коммуникации может быть весьма различен: это и жесты, и звуки, и запахи, и визуальные сигналы. Это уже интеллект III уровня индивидуализации. Важной бонус этого уровня — потенциальная способность к межвидовой коммуникации.

Как известно, мышление базируется на способности к коммуникации, так как абстрактно-логически мы думаем словами, то есть коммуникативными единицами, которые становятся смысловыми. Четвертый шаг — это появление абстрактно-логического мышления. Этот уровень интеллекта традиционно называют разумом, а самого человека как вид — разумным. Это интеллект IV уровня индивидуализации или интеллект человека.

Как мы видим, каждый шаг принципиально расширяет степень индивидуализации, постепенно изменяя потенциальную способность значения этой характеристики варьироваться от нуля до бесконечности.

Робопсихология как она есть

Благодаря предложенной выше классификации уровня интеллекта мы можем более четко представить как пути усовершенствования роботов, так и их последствия.

Если эволюция интеллекта — это путь от меньшей к большей индивидуализации, то это означает неизбежность появления роботов с индивидуальным поведением, а значит неизбежно возникнет вопрос, как это поведение контролировать и регулировать.

(с) «3 закона робототехники», А. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред. Азимов, 1942

В данном случае признанный классик фантастики пошел по традиционному пути юриспруденции и сам же в своих произведениях показал бесперспективность этого варианта ввиду легкости изменения его трактовок. Как мы видим из даты рождения цитируемого произведения, вопрос контроля поведения роботов интересен человечеству уже не первое десятилетие.

Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло (с) Народная мудрость

Давайте посмотрим, как с этой задачей справилась природа. Но если вариант ограничений с помощью юридических формулировок бесперспективен, то как же решить задачу контроля и регулирования поведения робота? А как быть в таком случае с интересами собственной безопасности, выживанием и процветанием своего вида? Ведь начиная с II уровня индивидуализации живые существа получили техническую возможность некоторой свободы своего поведения.

Жестко запрограммированными остались стратегические задачи индивида, а тактические были переданы на откуп изменчивому индивидуальному поведению. Природа решила эту задачу весьма интересным способом. Каждый живой индивид начиная со II уровня индивидуализации получил способность испытывать положительные эмоции, когда его поведение соответствовало стратегическим задачам и негативные, когда противоречило. Посредником между тактикой и стратегией стали эмоции. Причем эмоции могут как появляться постфактум, после принятого решения, например, как радость и ликование от удачного спасения в минуту опасности, так и предварять и побуждать к решению, например, беспокойство в период гона.

Бык мычит от страсти. Любовь сушит человека. Предводитель дворянства теряет аппетит. Петух не находит себе места. Ильф и Петров.
(с) 12 Стульев.

Наверно да. Можно перенести это решение в область робототехники и аналогичным образом контролировать поведение роботов через побуждение эмоциями к действию и эмоциональной наградой за правильное действие и наказанием за неправильное? Об этом пойдет речь в продолжении. Как именно?

Вполне возможно, что если робот будет испытывать эмоции, его поведение будет нам куда ближе и понятнее и мы сможем более легко включить роботов в сообщество людей.

Благодарности и приглашения

Хамитова за неоценимую помощь, оказанную в ходе разработки данной теории.
Автор благодарит профессора Н.В.

Автор приглашает всех желающих, а в особенности эволюционных биологов поучаствовать в обсуждении, а может, увлекшись, и присоединиться к работе над теорией.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть