Hi-Tech

Чем занимается сейчас создатель FBReader — одного из самых популярных приложений в России

Интервью с Николаем Пульциным: о работе учителем математики в 1990-е, разработке мобильных приложений в эпоху GPRS-интернета и причинах известности FBReader.

В закладки

Николай Пульцин

Как вы отреагировали на новость о том, что FBReader попал в список Forbes с самыми популярными у россиян приложениями?

Мне кто-то сообщил, и я по этому поводу написал в Facebook комментарий: «Попал под лошадь».

Они же по достаточно специфическим критериям оценивали (суточное время, проведённое в приложении, и активная аудитория — vc.ru), поэтому сказать, что это «список самых популярных приложений» было бы некоторым преувеличением.

Да, это приятно, но не то чтобы я очень сильно отреагировал.

Хорошо, а как вы увлеклись программированием?

Причём начинал учиться тогда, когда компьютеров почти не было, в 1989 году. Я по образованию математик, закончил матмех СПбГУ.

Что сказать — был школьником. И в то время я относился к ним достаточно по-снобистски, говоря: «Человеческий мозг — это да, а компьютер — туфта».

На матмехе я учился чистой математике, у нас за всё время был один курс программирования, и довольно странный.

Рассчитывать на то, что на отделении чистой математики будет какое-то серьёзное программирование, не приходилось. Надо понимать, что в то время никто ничего об этом толком не знал. Помню, нам что-то рассказывали про Turbo Pascal.

Это было примерно в 1995 году. Но после вуза я математиком не стал, а пошёл учить детей в школе.

Тогда же было время, когда «технари», люди из НИИ и науки становились предпринимателями или финансистами и зарабатывали головокружительное состояние. Но почему? Вспомнить того же Березовского, например.

Да, такие люди были, несомненно, но они не составляли большинство. На мой взгляд, представление о том, что люди из науки становились предпринимателями, немного утрировано.

Большинство моих одногруппников уехали именно тогда или чуть позже. Мне кажется, что гораздо больше людей уезжали учиться за границу. Некоторые — учиться, некоторые — работать.

Я как-то смотрел на список нашей группы, и в России осталось явно меньше половины.

Я тоже думал о том, чтобы заняться наукой, но не сложилось.

Как искать работу, я не знал. После университета мне нужно было найти работу, как-то связанную с моими знаниями — с математикой. Не было для поиска работы того, что есть сейчас.

Правильно ли я понимаю, что в то время работу после вуза находили по распределению?

Уже нет — эта система разрушилась, а новая ещё не появилась.

Пришёл туда и спросил, не нужен ли им учитель, и меня взяли. С другой стороны, я до вуза учился в хорошей школе.

Началось это ещё на последних курсах университета, но скорее с TeX, а не с настоящего программирования. Ну а поскольку куда-то хотелось прикладывать свои околоматематические интересы, я что-то такое начал пытаться программировать.

Что это?

Это такая система для красивого набора текста с математическими символами.

Пользователь набирал текст в обычном текстовом редакторе, вставляя в него специальные команды (теперь сказали бы «тегами», но выглядели они несколько иначе, без угловых скобок), а потом запускал компилятор и получал красиво набранную статью.

Да и теперь это так, насколько я себе представляю. Тогда для человека, который занимается математикой, TeX был обязательным знанием. И его можно с натяжкой назвать моим первым опытом в программировании.

Это было году в 1997. Потом я переквалифицировался из преподавателя математики в преподавателя информатики.

А потом компьютер появился у моего отца, и он делился со мной. В то время у меня ещё не было своего компьютера, но была возможность пользоваться им у знакомых.

Мне хотелось написать программу для визуализации трёхмерных узлов и натянутых на них (что бы это ни значило) поверхностей, и я написал для этого программу, с интерфейсом на Qt. Когда было свободное время, я учился программировать — сперва на C++.

Ту программу почти никто не видел, и думаю, что не увидит — все исходные коды давно потеряны. Это был такой хобби-проект — я интересовался математикой и вот таким способом этот интерес реализовывал.

А фрилансом не занимались?

Нет, но я параллельно с преподаванием устроился работать программистом.

Тогда с деньгами было совсем туго. Это было примерно в апреле 1999 года. И мой одноклассник, который с самого начала учился программированию, тогда работал в филиале Motorola.

А я так лениво отвечал: «Ну-у, я подумаю». Он сказал: «Всё, хватит, пошли к нам». В итоге в один из вечеров он пришёл ко мне и принёс с собой анкету для трудоустройства: «Я понял, что ты ничего делать не будешь, давай я буду читать вопросы, а ты диктуй ответы».

А я был немного потрясён такой постановкой вопроса и стал сам прилагать усилия — я не хотел идти туда, куда меня ведут за руку. Мой друг всё записал и отнёс её в HR-департамент. И в итоге пошёл работать не в Motorola, а в компанию, которая называлась TogetherSoft.

Это был первый в мире десктопный Java-проект, потому что до того считалось, что Java — для маленьких приложений. Она разрабатывала IDE на Java.

Компанию в 2003 году продали американскому разработчику ПО Borland. Потом из Together Soft получилось как минимум два больших проекта. А три человека, которые в 1999 составляли ядро разработчиков, ещё раньше ушли и основали другую компанию, которая сейчас называется JetBrains.

А как вы услышали про Together Soft?

У меня там работал приятель, как раз один из тех трёх будущих основателей JetBrains, — Валентин Кипятков.

Как вы прошли собеседование?

Во-вторых, меня знал человек, который там играл существенную роль. Во-первых, я что-то там поотвечал на вопросы — наверное, странно поотвечал, но не хуже других. И мне кажется, что собеседование играло меньшую роль, чем мнение Валентина обо мне.

Это, конечно, было серьёзное изменение — если до этого у меня денег не было от слова «совсем», то после мне казалось, что я прилично зарабатываю.

Сколько тогда получал учитель, а сколько — программист?

Помню, что у меня была одна неловкая ситуация. Сколько получал учитель, не помню. Когда мы где-то в школе пили чай, я пролил его себе на штаны, осталось пятно.

И это были мои последние штаны, а в тот день нам как раз выдали то ли зарплату, то ли аванс — и я знал, что этих денег на новые не хватит.

Там я начал с зарплаты в $300, но она быстро выросла. Возможно, эта история послужила катализатором для того, чтобы я пошёл работать программистом. На эти деньги можно было купить себе штаны, и даже не одни.

Зарплата в $300 была эквивалентна зарплате в 7,4 тысяч рублей. В апреле 1999 года доллар стоил в среднем 24,7 рублей.

Товары, которые можно было приобрести в то время за 7,4 тысяч рублей, сейчас стоят 56,5 тысяч рублей. С апреля 1998 по август 2019 года инфляция составила около 665%.

справка vc.ru

Что вы почувствовали, получив первую зарплату в качестве программиста?

А на вторую или третью зарплату я купил себе хороший велосипед. Что теперь могу раздать долги.

Зарплата в TogetherSoft выросла, на самом деле довольно сильно: $300 я получал, наверное, первый месяц, при этом считалось, что я работаю на полставки.

И в 2001 году я оставил работу программистом и некоторое время работал только в школе. А дальше зарплата стала существенно больше, и я почувствовал, что мои основные потребности удовлетворены, денег достаточно, а преподавать мне нравится. А в 2003 году снова пошёл программировать, но уже в JetBrains.

Как возникла идея продукта и какую проблему хотели решить? Вернёмся к FBReader.

Всё началось, когда я купил себе Zaurus — карманный компьютер от Sharp.

Это была по большей части игрушка, но с очень хорошим экраном — 600 на 800 пикселей: для миниатюрных компьютеров начала 2000-х годов это было какое-то безумие.

И я купил карточку, которая вставлялась в один из разъёмов, и она позволяла через Bluetooth подсоединяться к моему телефону, так с Zaurus можно было проверять почту. У него не было никакого выхода в интернет.

Не помню уже, чем именно, — возможно, слова неправильно переносили. И на нём были какие-то программы для чтения документов и книг (например, Just Reader), но они мне не очень нравились.

Sharp Zaurus SL C860

Я вернулся на автобусе в Осло и три–четыре дня ждал, когда все остальные закончат путешествие. А потом мы поехали с друзьями на велосипедах по Норвегии, и в какой-то момент у меня заболела спина.

А на исходе четвёртого дня меня это достало — слишком неудобно. Гулять по городу из-за спины я не очень мог, и большую часть времени я как раз читал книги.

На нём был Linux, вернее — Qtopia, и через несколько месяцев я написал программу. И тогда я решил написать программу, в которой было бы удобно читать на Zaurus.

В декабре 2004 года я опубликовал первую версию программы. Уже существовал интернет, я умел туда что-то выкладывать.

Где именно?

Её скачивали раза три в день. Сперва на свой сайт. Потом на форум HPC, который был посвящён Zaurus и другим КПК.

Тем не менее свой форум был, там собралось достаточно активное сообщество — в то время форумы были естественным местом для группового общения. Стоит отметить, что Zaurus был достаточно экзотическим устройством, и во всей России их было две–три сотни, наверное.

Сообщество было довольно профессиональным — отчасти это объяснялось тем, что Sharp был малопопулярен, его покупали в основном гики.

В это же время я предложил добавить ссылку на FBReader в каталог программ для Zaurus, который поддерживал какой-то немец. И в какой-то момент я решился и опубликовал улучшенную версию FBReader на этом форуме.

Но случилось чудо, немец проснулся и добавил в каталог всё, что ему прислали, включая FBReader. И тут меня ждало разочарование: я увидел, что этот список обновлялся последний раз полтора года назад.

Шесть скачиваний казались победой. Каждое утро я смотрел на статистику загрузок FBreader: в один день было три скачивания, в другой — четыре.

А однажды я проснулся — и там было 500 скачиваний.

И вот так у меня появилось два канала распространения — в России через форум HPC, а на Западе — через список того немца (программа сразу шла с локализацией на английском). В те времена это было очень круто.

Это меня порадовало, и я продолжил улучшать программу, в свободное время и для своего удовольствия.

Меня-то устраивала моя программа, а что ещё нужно? Если бы ребята с форума меня не поддержали или тот немец не обновил список, то я, возможно, плюнул бы на это дело.

А как портировали на другие платформы? Если я правильно понимаю, то тогда приложение работало только на Zaurus.

Тогда ещё существовала Nokia, которая делала много-много телефонов и была лидером рынка. Сперва на экзотические устройства. И у неё был проект по новой платформе, которая называлась Maemo.

Над этим проектом работали, в частности, мои однокурсники, и они уговорили меня портировать туда FBReader. Это была платформа на основе Linux, они пытались сделать маленькие планшеты.

Числа уже не помню, но устройств было явно больше. Она была популярнее Zaurus, там было больше пользователей.

Платформа так и осталась маргинальной, пользовались ею в основном гики. Тогда можно было думать, что это будущее телефоностроения, но так не вышло.

Я перенёс её на Linux-десктоп, но никогда не рассматривал эту версию в качестве основной. Там и там был Linux, программа работала уже на двух платформах.

Это привело к двум интересным проектам, один из них — с Intel. Потом мне на почту написали люди, которые были готовы заплатить за программу.

В их устройстве было две операционные системы — Windows и Linux, им нужна была читалка, и они попросили нас разработать её за деньги. Intel тогда делала какое-то своё устройство — не помню, было ли тогда слово «нетбук», но они делали что-то похожее. Так появилась версия для Windows.

А как вы распространяли FBReader на мобильных устройствах до появления магазинов приложений? Я помню время, когда процветал бизнес на закачке разных программ на мобильные, ещё можно было их скачать самому по WAP, отправив SMS на номер 4242, но это стоило дороже.

Программы распространялись через интернет, в тот момент это уже было совершенно нормально.

Но выглядело чуть иначе — пользователи качали программу не напрямую с мобильного устройства, а сперва скачивали её себе на компьютер, потом через провод подключали устройство, сбрасывали файлы и нажимали на кнопку «установить».

Это несколько сложнее, чем сейчас, но никакими распространениями через «отправьте SMS на номер» у FBReader никогда не было.

К какому времени вы вышли на первые 10 тысяч установок?

Устройств там было точно больше, чем 10 тысяч штук, а поскольку программ было «раз два и обчёлся», то FBReader устанавливал каждый второй владелец. Наверное, как раз когда появилась версия для платформы от Nokia.

И всё это время вы не монетизировали приложение?

Когда нам заплатили люди из Intel и другие, это было очень круто и неожиданно. Нет, у меня даже не было идеи, что его нужно как-то монетизировать.

Само пришло — и круто. И скажу больше: я никаким образом к этому не стремился.

А о каких суммах примерно идёт речь?

Но я уже работал программистом и зарабатывал достаточно хорошо. О нескольких десятках тысяч долларов.

Получить такую сумму было приятно, но не так классно, как те первые $300.

Как вам кажется, почему смог выжить ваш? Есть очень много примеров сервисов, которые появились в середине 2000-х годов, но до наших дней не дожили.

Я просто развлекался для удовольствия. Думаю, что причина как раз в том, что мне не приходило в голову его монетизировать. Были периоды, когда мне надоедало, и я бросал это занятие.

Опять же — пользователи письма пишут, что-то там хотят. Но потом вспоминал, возвращался.

Я до сих пор помню имя первого пользователя, который написал мне письмо с просьбой добавить какую-то функцию в версию FBReader для Zaurus.

Но по ошибке нажал не на ту кнопку и стёр письмо. Его звали Коран Фишер, и я хотел ему ответить что-то вроде «Я подумаю». И никакого способа ответить у меня не было.

Единственный, который я придумал, — это добавил фичу в следующей версии программы, после чего получил от него второе письмо с благодарностями, и мы некоторое время переписывались.

Если бы у меня с самого начала стояла цель его монетизировать, то его бы давно уже не существовало, потому что у меня не получилось бы. FBReader долгое время был хобби-проектом.

Почему?

Во-первых, потому что прямая монетизация через пользователей была невозможной, поскольку в то время рынок мобильных устройств был маленьким, многие пользователи не умели устанавливать программы. По двум причинам.

Большинство пользовались предустановленными. Например, была такая статистика, что только один из пяти (или даже десяти) пользователей КПК устанавливал дополнительные программы — это было сложно.

Но в самом начале я такого не понимал и не умел — делал бы глупости: не смог бы договориться с заказчиками, соблюсти сроки и так далее. Во-вторых, можно было бы монетизировать сервис благодаря заказной разработке, как с Intel.

А я относился к нему как к хобби, а хобби может тянуться долго. То есть если бы у меня стояла цель монетизировать проект, то он не смог бы выжить.

А сколько сейчас у вас пользователей?

Сколько на других платформах не знаю, но на Android речь идёт о десятке миллионов.

Версию для неё мы выпустили позже. Наверное, я бы ещё мог знать ответ про iOS, но я его не знаю, потому что там пользователей существенно меньше. Ещё она пока слабее, чем на Android.

Сколько пользователей на Linux, я не знаю, но FBReader более-менее входит во все стандартные дистрибутивы, но как там узнать, сколько человек его установили, — я понятия не имею.

Но в общем, поскольку я думаю, что Android-платформа самая популярная для FBReader, — речь идёт о 10–20 млн суммарно.

Версия FBReader для Android

Этот проект по-прежнему для вас больше хобби?

Нет, он с 2015 года для меня — основной бизнес, я ничем другим не занимаюсь.

И поскольку в то время появилась реклама на сайте FBReader, я зарегистрировал компанию — чтобы получать эти доходы. В 2009–2010 годах я переехал в Великобританию и работал в одном биоинформатическом стартапе.

А потом заметил, что когда занимаюсь FBReader, это приносит мне больше удовольствия. Но я занимался по большей части основной работой. А ещё — если поделить доходы, которые я получаю, на время, которое трачу, то доходы от FBReader заметно превосходят доходы от основной работы.

Тогда у меня были идеи, как можно монетизировать FBReader, но они в итоге не сработали. В итоге это привело к тому, что я решил уйти с основного места работы.

А что за гипотезы у вас были?

Когда я уходил и начинал заниматься FBReader как основным бизнесом, главным регулярным источником дохода была реклама на сайте.

Каким был трафик?

На пике доход был примерно $1500 в месяц. Не буду врать — не помню.

То есть это были люди, которые заходили на сайт и кликали «Скачать»?

Да, но основное скачивание при этом происходит в Google Play и в репозиториях, если речь идёт о Linux.

Но на основании этого у меня была гипотеза: если сделать сайт, который имеет смысл посещать регулярно, реклама на нём может приносить немножко больше денег. Каким образом сайт приносил такие деньги, я объяснить не могу.

Чтобы они могли скачать книгу на телефон, а вечером продолжить читать её с планшета, например. И у меня была идея, какой сайт можно сделать — что нужно добавить синхронизацию книг на устройствах пользователей с сетью.

И я эту идею реализовал: на сайте можно посмотреть библиотеку, можно загрузить свои книги или скачать их.

Этот сайт — всего лишь «морда» к «Google Диску», то есть книги на самом деле лежат в хранилище пользователя, а через сайт ими можно управлять.

Я планировал сделать гораздо больше, но доход от сайта оказался намного ниже, чем я рассчитывал, и он почти не развивается сейчас.

Как вы думаете, почему он не пользовался спросом?

Ну и есть ощущение, что реклама на сайтах постепенно отходит в прошлое. У меня есть гипотеза, что для пользователей это было слишком сложно. И сейчас на таком же трафике, какой был у сайта FBReader, $1500 не заработаешь.

Сейчас я рекламу с сайта убрал.

Продажа подписок? А какая гипотеза «выстрелила»?

Одна из них — это продажа премиальной версии приложения. Несколько вещей.

Поэтому подписок у FBReader нет. О подписках: до сих пор убеждён, что подписка — это обман, а обманом мне неприятно заниматься.

Никаких повторных платежей у него не будет. То есть пользователь может купить премиум-версию — один раз заплатить и дальше пользоваться ей пожизненно.

Хотя у нас даже имплементирован код для подписок, но я так и не решился его никуда выложить.

Почему вам кажется, что подписка — это обман?

Насколько я себе представляю логику подписок, основной смысл такой: про приложение пользователь уже забыл, а денюжка продолжает капать.

Действительно, большинство подписок именно так и работают. Согласен и не согласен с вами. Я лекции слушаю там раз в два–три месяца, но плачу регулярно, потому что мне хочется поддержать создателей. Но с другой стороны — вот есть классное приложение «Арзамаса». Особенно тем, кто с вами чуть ли не с первых дней? Вы не думаете, что пользователям тоже хотелось бы вас поддержать?

Я понимаю аргументы «за», и понимаю, что благодаря подписке у меня могло бы быть в пять раз меньше пользователей, но они платили бы в два раза больше, говоря утрированно. Наверное, да.

Но я, наверное, из какого-то замшелого советского прошлого, мне кажется, что подписка — это обман, и я не готов делать что-то против своего внутреннего чувства.

Раз в год мне приходит сообщение от какого-нибудь сервиса: «Николай, мы взяли с вас ещё $10». Я сам был в похожей ситуации не раз. Да и $10 не великая сумма. Но чтобы отписаться, нужно перейти в приложение, которым я не пользуюсь уже несколько лет, авторизоваться, найти кнопку отписки — мне лень.

Несимпатична мне такая модель. И у меня к таким сервисам неприятное отношение.

А в случае с программой всё не так очевидно. Ну и в случае с аудиолекциями я понимаю, за что платят пользователи: создатели регулярно производят новый контент. Да, в FBReader появляются новые функции, но ими же не все пользуются.

Поэтому мне кажется, что подписки — это такое узаконенное жульничество, хотя мне все вокруг говорят: «Нужно внедрять подписки, нужно внедрять подписки».

Я вполне доволен тем, как я живу, и не хочу портить себе настроение и карму.

Кроме того, мы зарабатываем на продаже исходного кода FBReader. Источник дохода от продажи премиальной версии не такой большой, но зато постоянный. Они случаются не так регулярно, но приносят больше денег.

В России сотрудничаем, например, с «Литрес». И есть ещё дружба с книжными магазинами, которые через нас предлагают свои книги, и когда их кто-то покупает, мы получаем с этого не очень большой процент.

А кто покупает исходный код?

Они в основном находятся в странах вроде Китая и Индии. Во-первых, есть маленькие компании, которые хотят сделать свой собственный ридер.

Один знакомый, который занимается производством книжных читалок, рассказывал мне, что в Китае много своих читалок на «электронных чернилах», а они все — на FBReader.

Оно заключается в том, что наша программа гораздо менее требовательна к ресурсам. Там у FBReader есть конкурентное преимущество по сравнению с другими возможными программами и библиотеками для чтения.

А FBReader гораздо меньше тратит и электричества, и памяти, и всего остального. Если запустить браузер на читалке с «электронными чернилами», то он довольно быстро сожрёт весь заряд батареи. Поэтому он или его производные часто установлены на устройствах с электронными чернилами.

Для европейцев это нормально, для китайцев/индийцев — дороговато. Но с компаниями, которые покупают исходный код, есть проблема: мы хотим за исходники довольно много денег — 7000 фунтов стерлингов ($8500).

Поэтому мы сейчас делаем бинарную версию библиотеки для Android — клиенты смогут приобрести лицензию, встроить в своё приложение наш отрисовщик, и программа готова.

Впервые публично мы о нём сообщили несколько дней назад в Facebook, но с другой стороны, у нас уже есть два покупателя, один из которых уже заплатил деньги. Я пока не знаю, взлетит этот проект или нет.

Я стараюсь за такие проекты не браться (за последние три года был один проект, месяца на три-четыре), но иногда из них может получиться что-то более долговременное. Бывают случаи, когда мы портируем ПО для специфических платформ по заказу разных компаний.

Какая выручка от всех каналов монетизации FBReader сейчас, если не секрет?

Секрет.

Сильно больше $1500 в месяц?

Сейчас я могу платить тем, кто делает что-то для FBReader, ну и самому на это жить так, как мне нравится, и не сильно беспокоиться о завтрашнем дне. Больше.

Почему вы отказались от рекламы?

На общем фоне это сравнительно небольшие деньги. Доходы стали проседать, как мы уже обсуждали. Ну и потом, мне кажется, что сайт без рекламы выглядит солиднее, чем с рекламой.

Внешний вид FBReader — это сознательное решение? Я заметил, что у большинства читалок очень «ламповый» интерфейс, который будто не сильно изменился с середины 2000-х годов. Или у вас руки не дошли до отрисовки «материального» дизайна?

Желание изменить интерфейс есть, но с одной стороны — да, не доходят руки.

Пока я размышляю, уже появляется следующий. А с другой — когда появляется новый стиль в дизайне, я думаю: «О, интересно, может попробовать».

И странно для человека «из прошлого века». Каждые полгода переделывать программу, потому что появился новый модный дизайн, несколько затратно.

Я занимаюсь им по мере желания и сил, и не пытаюсь успевать за всеми тенденциями. Что касается времени: да, FBReader это мой основной бизнес, но я не хочу тратить на него всю жизнь.

Хотя боюсь, что он тоже покажется вам «ламповым»: к моменту запуска дизайн, который сейчас считается верхом правильности и современности, снова станет устаревшим, что поделаешь. Что-то с внешним видом происходит — сейчас вот готовим большое обновление для Android, в нём дизайн существенно поменяется.

Почему вы переехали и почему в Великобританию?

Из России я уехал в 2009 или 2010 году.

Мне нравилось, но внутри было ощущение, что пора завязывать, потому что это выматывало и не очень-то приносило денег. Я к тому времени всё продолжал преподавать — только уже для студентов.

Хотя последнее место преподавания было не таким бесплатным, как первое, и пролитый на штаны чай меня больше не расстраивал, тем не менее. Было очевидно, что программированием я зарабатывал существенно больше.

А пошли к нам?» Я заметил, что мне тяжело бросить преподавать — я несколько раз уходил, потом встречал кого-то из преподавательского мира, а он мне говорил: «О, какая новость!

В какой-то момент я понял, что если не уеду из России, то так и не брошу. И мне было тяжело сопротивляться, поскольку мне всегда хотелось преподавать.

На каникулах я приехал к приятелю в Великобританию и за пивом сказал: «Если знаешь какой-нибудь способ здесь остаться, посоветуй». Это несколько забавно звучит, но такой был основной побудительный мотив. Он познакомил меня со своим начальником, и через полгода я уехал из России.

Как выглядит ваш день?

Я просыпаюсь и думаю: «Что бы такого сегодня поделать?» Боюсь, что он выглядит как день типичного молодого пенсионера.

Иногда бывают дни, когда работаю, я заранее знаю, что буду работать: отвечать на письма, смотреть на код, немножко писать код. Шучу, конечно.

Могу поехать в Лондон, или куда-нибудь ещё, чтобы увидеться с друзьями — не все живут в Кембридже. В иные дни просыпаюсь и понимаю, что не хочу работать — быстро отвечаю на важные письма и ухожу гулять.

Не могу сказать, что у меня тяжёлый рабочий день.

Это она мне должна отдавать всё, что может. Я не воспринимаю FBReader как работу, которой нужно отдавать всего себя.

Для меня это способ обеспечить себя, а иногда — получить удовольствие, но не более того. Я не отношусь к бизнесу как к самой важной части жизни.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть