Hi-Tech

Безликие портреты, выдуманный джентельмен 18 века, «новый Рембрандт» — что делает ИИ в искусстве и где выставляют работы

Картины и скульптуры от ИИ уже продают на аукционах и выставляют в галереях, но кому принадлежат авторские права на них — машине или её создателю-человеку — до сих пор неясно.

В закладки

Чем занимается ИИ в искусстве

Среди экспонатов — цифровые пейзажи от итальянского художника Давиде Квайолы и установка, генерирующая образы и формы, от Егора Крафта из России. В июне 2019 года в Эрмитаже прошла выставка «Искусственный интеллект и диалог культур», в ней участвовало 14 художников из 10 стран.

Экспонаты выставки — не первый пример использования ИИ для создания чего-то художественного: камерный оркестр, например, сыграл написанные нейросетью «Яндекса» мелодии, суперкомпьютер Iamus создал мелодию в духе классической музыки.

Разработчик из Массачусетского технологического института обучил программу делать объёмные фигуры из двухмерного видео, а разработанное творческим дуэтом Descriptiv приложение моделирует цифровые формы для 3D-печати.

СМИ между тем рассуждают, можно ли считать искусство роботов искусством, а аукционные дома организуют продажу произведений ИИ.

Собрали несколько таких работ и узнали, кому принадлежат права на них и есть ли по этому поводу общая точка зрения.

Оснащённый графическими процессорами сервер на базе Linux, генерирующий изображения лиц скульптур Егор Крафт

Как организована работа ИИ

В таком принципе организации скрывается присущее биологическим системам свойство — обучаемость. Один из способов реализации искусственного интеллекта — нейросеть.

Вместе они способны выполнять сложные задачи, например, обеспечивать работу голосовых помощников и поиск по картинкам. Состоит нейронная сеть, аналогично мозгу, из соединённых между собой «нейронов»: обрабатывающих данные матриц и электрических сигналов между ними.

В основном художники используют два типа нейронных сетей: генеративно-состязательную (Generative Adversarial Network, GAN) и креативно-состязательную (Creative Adversarial Network, CAN).

Цель в том, чтобы заставить сеть думать, что новые изображения — реальные портреты. GAN представляет собой комбинацию двух нейросетей, «художника» и «критика»: первая постоянно создаёт новые образы на основе загруженной информации, а вторая находит различия между созданным и загруженным изображениями.

В этом случае получаются не просто работы, непохожие на загруженные, — ИИ вырабатывает собственный «стиль». CAN отличается только особенностями работы «критика», который соотносит сгенерированные изображения с имеющимися в базе характерными чертами отдельных направлений и художников.

Принцип работы GAN

Портрет несуществующего джентльмена

Герой — член выдуманной авторами семьи. На аукционе Christie’s 25 октября 2018 года арт-группа Obvious — трое парижских студентов Уго Касель-Дюпре, Пьер Лотре и Готье Вернье — представила портрет Эдмона де Белами, джентльмена 18 века.

Как пишут студенты на своём сайте, их объединение — «коллектив художников, друзей и исследователей ИИ». О происхождении работы говорит подпись в правом нижнем углу работы — формула, по которой работает алгоритм. Лозунг творческого объединения — "Creativity is not only for humans" («Искусство не только для людей»).

Сеть обучалась на 15 тысячах портретов, написанных в промежутке от 14 до 20 века. Для полотна использовали открытый лицензионный код Робби Баррата, другого художника. Работа продана за $432 тысячи при ожидаемой оценке в $10 тысяч.

Портрет Эдмона де Белами Obvious

Безликие портреты от CAN

Её автор — профессор Ратгерского университета Ахмед Эльгаммал, руководитель лаборатории искусства и искусственного интеллекта. В феврале 2019 года в галерее HG Contemporary в Челси состоялась выставка Faceless Portraits Transcending Time («Безликие портреты, выходящие за пределы времени»).

Программа AICAN изучила почти 500 лет мирового искусства и воссоздаёт полученные знания в новых образах. Работы Эльгаммала — попытка придать вычислениям антропоморфный вид. Алгоритмы Эльгаммала в целом аналогичны алгоритмам, «написавшим» портрет Эдмона де Белами, только работал профессор не с GAN, с CAN.

Алгоритм заставляет AICAN бороться: с одной стороны, система пытается изучить эстетику существующих произведений искусства, с другой — будет наказана, если при создании собственного произведения станет сильно подражать устоявшемуся стилю.

Ахмед Эльгаммал

автор проекта «Безликие портреты»

Профессор и его коллеги презентуют свои разработки на сайте Artrendex, например, адаптированный для арт-рынка программный интерфейс ArtPI, который используется для анализа публикаций в Instagram.

Среди них — арт-консультант Джессика Дэвидсон, владелец галереи HG Contemporary Филипп Герле-Гуггенхайм, уже купивший экспозицию «Безликие портреты за пределами времени», и работавшие с AICAN художники Девин Гараханян и Тим Бенгель. AICAN тоже заинтересовала специалистов как коммерческий инструмент для художников.

Пятый безликий портрет AICAN

Компьютер сделал скульптуру из собственных деталей

Название статуэтки — сокращение от имени Диониса, греческого бога, умершего и возродившегося в младенчестве. В апреле 2019 года на онлайн-аукционе Unbound компании Phillips художник Бен Снелл представил работу своего искусственного интеллекта — скульптуру Dio.

Скульптура продана за $6875. Работа не только спроектирована машиной (она разработала дизайн), но и сделана из её частей: художник измельчил в пыль детали компьютера, смешал их с прозрачной смолой и затем отлил статуэтку.

Dio Бен Снелл

Воспоминания прохожих

6 марта 2019 года на аукционе Contemporary Art Day от Sotheby’s в Париже немецкий художник Марио Клингеманн представил арт-объект под названием «Воспоминания прохожих I» (Memories of Passerby I).

Установка использует нейронные сети для генерации потока портретов несуществующих людей. Внутри тумбы из каштанового дерева спрятана консоль, к которой подключены два экрана.

Клингеманн обучал ИИ на тысячах портретов 17–19 веков, ориентируясь на собственные эстетические предпочтения. Каждый портрет уникален и создаётся в режиме реального времени — на экранах сменяют друг друга сгенерированные изображения мужских и женских лиц. Порой нейросеть генерирует изображения так быстро, что они наслаиваются.

Работа продана за 40 тысяч фунтов стерлингов.

Марио Клингеманн рассказывает о своём проекте для Sotheby’s

Параллельная Вселенная

Установка размером 5,1 на 6 метров состоит из наполненной твёрдой пеной светодиодной панели, управляемой специально написанной для этого программой. 7 февраля 2018 года стамбульская галерея Pilevneli представила проект медиахудожника Рефика Анадола Melting Memories («Тающие воспоминания»).

Для этого автор проводил эксперименты в научной лаборатории Neuroscape Калифорнийского университета в Сан-Франциско, изучал электроэнцефалограммы (ЭЭГ) человеческого мозга. Идея проекта — показать, какие образы могут возникнуть в сознании, когда человек погружается в воспоминания.

«Тающие воспоминания»

«Новый Рембрандт»

Над ней около двух лет трудилась группа программистов под руководством Баса Корстена, главы креативного отдела амстердамского подразделения рекламной компании J. Портрет мужчины в чёрной шляпе и с белым воротником представили на выставке в Looiersgracht 60 в Амстердаме в апреле 2016 года. Walter Thompson.

К работе привлекли искусствоведов и инженеров из музея Mauritshuis в Гааге, Microsoft, Делфтского технического университета и Дома-музея Рембрандта в Амстердаме. Картина состоит из 148 миллионов пикселей и создана на базе 168 263 фрагментов живописи Рембрандта.

Создавшая портрет команда искала ответ на вопрос, можно ли с помощью компьютерных технологий «возродить» мастеров разных эпох

Полотно распечатано на 3D-принтере для сохранения ощущения мазка и материала: ультрафиолетовыми чернилами разработчики нанесли 13 слоёв для передачи рельефа. Команда использовала алгоритмы распознавания основных структур лиц и фигур, анализировала состав красок, лаков и технику художника.

На сайте проекта можно детально рассмотреть сгенерированные алгоритмом портреты. Для этого им пришлось задействовать два дополнительных алгоритма: первый анализировал текстуру холстов художника, а второй — слои красок на полотнах.

ИИ в руках художника

Непонятно и то, можно ли считать сгенерированные образы вообще искусством, ведь в конечном счёте ИИ просто «преобразует один тип сигнала в другой». Искусствоведы и художники спорят о статусе произведений ИИ — для кого-то их художественная сторона заключается в «сотрудничестве человека и машины», а для кого-то сам алгоритм — произведение искусства.

Если смотреть только на форму и игнорировать то, что представляет собой искусство, алгоритм просто генерирует визуальные формы и следует уже выработанным эстетическим принципам.

Есть задающий вопрос человек и отвечающая на него машина. Но если вы рассмотрите весь процесс, то поймёте, что это больше похоже на концептуальное искусство, чем на традиционную живопись. Можно сказать, что это сотрудничество двух художников: человека и искусственного интеллекта. Всё это искусство, а не только полученная на выходе картина.

Ахмед Эльгаммал

автор проекта «Безликие портреты» в беседе с Christie’s

Сам алгоритм, по её мнению, уже произведение искусства. Куратор Laboratoria Art&Science Foundation Дарья Пархоменко считает иначе: для неё нейросеть и созданные ею арт-объекты — разные вещи. Продажа холстов, созданных им, а не они сами, — «перфоманс».

Заведующий научным отделом и куратор ММОМА Андрей Егоров уверен, что всё это лишь преобразование одного типа сигнала в другой, и совершенно иного искусственный интеллект создать не сможет, поскольку конструируют и обучают его люди.

Художник, автор проекта «Изучая природу», исследователь ИИ и машинного обучения Дэвид Янг придерживается мнения, схожего с позицией профессора Эльгаммала.

«Художник» должен с трепетом подобрать образы, загружаемые в «машину», чтобы сформировать её понимание природы. Обучая машину, я понял, что это действительно совместная работа.

Он обязан отбирать работы, созданные машиной (подобно тому, как фотограф использует контактный лист), чтобы помочь стать им откровеннее и уникальнее.

Наверное, толкование — часть работы. Ни одна из картин не отличается чёткостью, но работа не требует точности — от машины ждут своего уникального видения природы. Как утверждают теоретики, вся история культуры была переосмыслением и искажённой интерпретацией предшествовавших ей культурных движений.

Дэвид Янг

художник

Кто автор созданного машиной искусства

Такая практика могла бы решить проблему. Весной 2016 года в Европейском союзе высказали предложение наделить роботов и ИИ дееспособностью и ввести понятие «техническое лицо». Но ИИ не имеет собственной мотивации и потому не смог бы распоряжаться правами самостоятельно.

Даже если юридически воспринимать ИИ как вещь, то возникнет вопрос: кто собственник произведения искусства — создатель алгоритма или пользователь.

Это может быть разработчик, определивший, на основе какой информации и как нейросеть будет творить. В Великобритании права на произведения ИИ принадлежат лицу, которое осуществило все необходимые подготовки. А в США, например, произведения ИИ, созданные без творческого вклада или вмешательства человека, не охраняются.

Елена Янина

специалист по ИТ-праву юридического партнёрства «Курсив»

Позицию Великобритании разделяют Гонконг, Индия, Ирландия и Новая Зеландия. Верховный суд Австрии 2 марта 2012 года постановил, что, как и в США, произведения, созданные ИИ, не облагаются авторскими правами, потому что не были созданы человеком. Наконец, в Японии вопрос об обладателе прав вовсе решается индивидуально в каждом отдельном случае.

Согласно Гражданскому кодексу РФ, объекты авторского права должны носить творческий характер — это произведения науки, литературы и искусства, в том числе программы для ЭВМ.

Но одно из свойств ИИ — умение выполнять творческие функции. В том же кодексе написано, что автором произведения искусства считается только человек, и юридически без него облагать правами нечего. Такое определение дал автор термина «искусственный интеллект» Джон Маккарти на конференции в Дартмутском университете в 1956 году.

Первый: автором можно считать некое техническое устройство с установленной на него программой. В теории есть несколько подходов.

Второй: ИИ — лишь инструмент, а авторские права — за человеком, задающим параметры.

Третий: автор произведения — сам разработчик ИИ.

Четвёртый: создать специальный режим охраны авторских прав на произведения ИИ.

Кстати, опыт Японии, с нашей точки зрения, наиболее оправдан, потому что рассматриваемые права заточены под автора — физическое лицо и не применимы к ИИ.

Ольга Голикова

юридический консультант «Центра правового обслуживания»

Чтобы прояснить дело, в конце 2017 года Исследовательский центр проблем регулирования робототехники и искусственного интеллекта «Робоправо» составил специальную конвенцию.

В первой половине 2018 года её собирались рассмотреть в Госдуме, но инициатива перешла к программе «Цифровая экономика».

Основные положения конвенции

  • Под термином «робот» понимаются все категории роботизированных механизмов, киберфизических систем, в том числе с искусственным интеллектом.
  • Разумные роботы не должны причинять вред человеку и человечеству своим действием или бездействием. Вся информация о потенциальной опасности должна быть открыта, бесплатна и доступна.
  • Роботы должны иметь систему защиты от несанкционированного физического или электронного доступа к их системам; человек должен в максимально оправданной степени управлять роботом.
  • Обязательно наличие «чёрного ящика» и «красной кнопки».
  • Создатели роботов и финансирующие исследования лица должны ответственно относиться к тем социальным и экономическим явлениям, которые могут возникнуть при внедрении роботов.
  • Независимо от наличия или отсутствия правового регулирования робот должен соблюдать фундаментальные права человека и нормы морали и нравственности.
  • Каждый, кто взаимодействует с роботом (в том числе другие роботы), должен быть проинформирован о том, что это робот.
  • Действия робота должны быть предсказуемы для создателя и пользователей, быть безопасными и контролируемыми.
  • Роботы могут выступать в гражданском обороте как самостоятельные лица, в том числе как собственники других роботов.
  • Любое взаимодействие человека с искусственным интеллектом не должно осуществляться без информирования и согласия человека.
  • Военные роботы не должны использоваться для причинения вреда мирному населению; необходимо исключить либо минимизировать причинение роботами вреда жизни и здоровью живой силе противника.
  • Ответственность за военные преступления, совершённые роботом, лежат на пользователе. Государства должны стремиться к тому, чтобы использование робота при совершении военного преступления стало отягчающим обстоятельством.

Таким образом, вопрос об авторских правах ИИ до сих пор остаётся открытым не только в нашей стране, но и по всему миру.

#искусственныйинтеллект #искусство

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть