Hi-Tech

«Арендодатель сказал, что коронавируса нет»: как российский малый и средний бизнес переживает пандемию и падение рубля

Материалы дорожают, помещения простаивают, а новых клиентов практически нет.

В закладки

Российский бизнес ощутил на себе последствия борьбы с коронавирусом Covid-19. По решению правительства по всей России закрываются кинотеатры, ночные клубы и другие развлекательные заведения. В Москве и Санкт-Петербурге закрыты фитнес-центры и бассейны, отменены все массовые мероприятия.

На фоне роста курса доллара карантин стал ещё одним испытанием для офлайн-бизнеса — клиенты не посещают заведения и отменяют заказы, выручка проседает, и платить зарплаты сотрудникам и аренду становится трудно.

Власти принимают меры для помощи малому и среднему бизнесу, но предприниматели не уверены, что это поможет пережить кризис. Так, трёхмесячная отсрочка арендной платы распространяется лишь на тех, кто снимал помещения у государственных или городских властей.

Спасение предпринимателей: какие меры помощи…

Коротко о главных инициативах поддержки малого и среднего бизнеса со стороны государств — от…

vc.ru

Предприниматели из разных городов рассказали vc.ru о том, как на них повлияли пандемия и падение рубля, что они собираются делать для сохранения бизнеса и рассчитывают ли на помощь государства.

Тахир Холикбердиев

Владелец ресторанов «Скотина», «Южане», Peqlo Asian Barbecue и других

Что собирается делать: урезать расходы, уменьшать количество смен сотрудников.

Как и практически все в нашей отрасли, за последнюю неделю мы ощутили резкое падение числа гостей и выручки. В моих проектах в Краснодаре она снизилась на 50%, хотя там эпидемия не началась и, я надеюсь, не начнётся.

В Москве падение — около 70%. В понедельник мы закрыли заведение Peqlo Asian Barbecue, пока на две недели. Конкретно в этом случае выгоднее было законсервировать проект, чем продолжать генерировать минус.

Мы максимально сократили текущие издержки и отказались от любых дополнительных расходов. Например, часть сотрудников отправили в отпуск, который у них давно накопился, части уменьшили количество смен, срезали расходы на маркетинг, закупки и так далее.

У нас сейчас стираются границы между шефом и простым поваром, менеджером и официантом — все работают за всех для снижения трат. При необходимости я сам готов выходить в поварскую смену.

Есть такое обывательское мнение, что наш бизнес спасёт доставка. Я уже устал от этого совета в последние дни и готов объяснить, почему он ошибочен.

Во-первых, не каждое ресторанное меню подойдёт для доставки — для неё хороши пицца, роллы, рис и лапша в коробочках. А мои проекты базируются на еде, которую сложно доставить без потери качества — например, на стейках.

Во-вторых, когда ты работаешь с агрегаторами вроде «Яндекс.Еды», то отдаёшь им около 30% комиссии. Ещё столько же составляет себестоимость еды, упаковка и прочее — от выручки остаётся не больше трети. Вряд ли такой расклад спасёт бизнес, правда? Если же создавать свою доставку, то для этого нужны и серьёзные вложения, и много времени. Мы говорим, конечно, об эффективной доставке, которая приносит по-настоящему серьёзный доход.

Я не думаю, что от государства будет хоть какая-то помощь. Более того, мы сейчас в странном положении — рестораны не закрывают, как фитнес-клубы или кинотеатры, но и не говорят, что у нас безопасно.

В результате мы работаем ради пустых залов. Давайте уже конкретно — или правительство официально говорит, что мы закрываемся, или мы работаем и ходить к нам можно, поскольку мы соблюдаем все требования безопасности.

Аня Григорян

Соосновательница производства мебели и предметов интерьера «Сканди Соул»

Что собирается делать: подавать заявку на субсидии, оптимизировать закупки, запускать и продвигать сайт и соцсети, выходить на маркетплейсы.

У нас уже около года работает столярная мастерская в Москве. Производим мебель, предметы интерьера и заготовки для DIY. Сооснователей трое, ещё четверо сотрудников.

Мы хотели запросить субсидии для МСП у правительства Москвы на продвижение сайта и сертификацию детской мебели. Я начала изучать документацию ещё в феврале. И как гром среди ясного неба, появились первые заразившиеся коронавирусом в Москве.

Стало понятно, что всё серьёзно. Особенно когда клиенты стали звонить и отменять заказы, а кто-то начал требовать возврат аванса, потому что форс-мажор. В общей сложности заказов отменилось на 300 тысяч рублей, а новых заказов или даже входящих звонков нет.

Обычно в это время начинается сезон ресторанов и кафе. Они начинают отстраивать летние веранды, открываются новые заведения. Но пока тишина. Видимо, у них тоже начались проблемы.

Добило падение рубля. У нас вся фурнитура из Италии или Китая, расходные материалы — частично иностранного производства.

По древесине цены ещё не поднялись — она отечественная. Однако нефть тоже добывают в России, и когда пять лет назад цена на неё упала, то на бензин цены подскочили почти на 80%. Конечно, было бы отлично, если бы сырьё для внутреннего рынка было на льготных условиях.

После шока мы пытаемся сориентироваться, предпринять меры. Понятное дело, что эпидемия рано или поздно пройдёт и всё потихоньку встанет на свои места. Главное, чтобы все остались живы: и люди, и бизнес.

А сейчас нужно предпринимать меры по спасению:

  • Прежде всего пытаемся договориться арендодателем, чтобы он дал нам арендные каникулы и в ближайшее время он не поднимал цены, так как об этом уже заговорили.
  • Будем подавать заявку на субсидии, но не факт, что получим.
  • За время отсутствия заказов добьём сайт и соцсети, попробуем всё-таки провести фотосессию и начать продвигаться. Это, кстати, недёшево стоит для нас.
  • Попробуем оптимизировать закупки.
  • Продумаем линейку мебели малой формы, где низкая цена никак не отразится на качестве.
  • Будем стараться не брать кредиты — проценты сожрут всю прибыль.
  • Если получится добиться субсидии, сразу же сертифицируем детскую мебель и начнём производство.
  • После всего этого кошмара направим усилия на маркетплейсы «Беру», Wildberries, Ozon и другие. Продвижение на них тоже затратно, поэтому было бы неплохо получить и здесь поддержку для МСП.

Будем стараться выжить, но помощь всё равно нужна.

Дарья Зарыковская

Владелица бренда авторской сувенирной продукции «Мам, купи!»

Что собирается делать: закрывать московский магазин, урезать расходы, продавать более бюджетную продукцию.

Мы занимаемся производством и продажей авторской сувенирной продукции и одежды, у нас есть розничный магазин в Москве и ещё один розничный магазин, офис и производство в Петербурге.

В офлайн-магазинах примерно в десять раз снизилось количество покупателей из-за того, что многие выполняют рекомендации по самоизоляции. К тому же соразмерно курсу повысилась себестоимость продукции, и я жду, что следом упадет покупательная способность из-за массовых неоплачиваемых отпусков, банкротств и сокращений.

Сейчас мы пытаемся закрыть московский магазин, но арендодатель совсем не идёт нам навстречу и отказывается нас отпустить. Договор у нас кабальный и не предполагает расторжение в одностороннем порядке, но мы ещё в стадии переговоров.

А обстоятельства непреодолимой силы не освобождают от обязательств по договору. Они освобождают только от ответственности, и то нужно будет доказать в суде, что мы просрочили оплату из-за пандемии, а потом всё равно уплатить аренду.

Также урезали все возможные расходы, переключились на более простые в производстве вещи, устроили распродажу и акцию в онлайне.

Сократили количество смен продавцам в розничных магазинах в два раза. Хоть это и было тяжело, вынужденно попрощались с сотрудниками, которых нанимали для расширения производства. Сократили уборщиц в офисе и магазинах, отказались от сладостей и безлактозного молока, заменили дорогую упаковку и расходники на более дешёвые.

Все эти меры дали нам грустных сотрудников офиса и не очень весёлых покупателей, но зато мы сохранили рабочие места большинству людей.

Пока, в общем, стараемся меньше тратить и больше зарабатывать, но кажется, что придётся менять вектор бизнеса в целом. Например, переходить на более бюджетные линейки.

Никаких льгот государство нам не предоставило. Они даже не ввели кредитные каникулы, о чём речь? Государству плевать на нас, мы предоставлены сами себе.

Евгений Пасечников

Совладелец производства фотокниг ручной работы SugarBook

Что собирается делать:

переходить на более дешёвые материалы, увеличивать варианты бюджетных товаров.

Мы находимся в Хабаровске, но отправляем фотокниги по всему миру.

Эко-кожу, переплётный картон и другие материалы для книг мы заказываем из других стран: Китай, Италия, Нидерланды и Индонезия. Из-за вируса закрыли границы, вырос курс доллара, материалы резко подорожали и стали дефицитными. Оценить убытки пока тяжело, но это примерно 500–800 тысяч рублей в месяц.

Нам приходится работать с остатками, звонить по разным поставщикам, чтобы узнать, у кого и что есть. Меняем цены, так как конкуренты подняли их минимум на 10%. Несмотря на то, что сейчас идёт сезон выпускных фотокниг, спрос падает.

Придётся искать материалы подешевле, что отразится на качестве и репутации. Возможно, придётся заморозить премиальные продукты и увеличить ассортимент дешёвых.

Про льготы и помощь мы, увы, не осведомлены. Хотелось бы этим воспользоваться — в первую очередь нужно закрывать вопросы заработной платы и аренды.

Одна из фотокниг sugarbook.ru​

Софья Казанцева

Владелица центра изучения иностранных языков Queen Academy

Что собирается делать: переводить обучение в онлайн.

Мой бизнес находится в Красногорске в Московской области. Сейчас все занятия в центре я веду сама — из-за вируса всех детишек перевели на домашний карантин. Некоторые взрослые тоже перестали заниматься — в условиях риска им не до учёбы.

Тем не менее работать мы не перестали: если люди отказываются приходить лично, то стараемся переводить занятия в онлайн. Благо, это тоже удобно и безопасно. Но в таком случае простаивает помещение.

Сложно подсчитать убытки именно из-за Covid-19. Думаю, ежемесячная выручка упала примерно на 60%.

Аренду за прошлый месяц мы закрыли с большим трудом. Арендодатель не пошёл ни на малейшие уступки. Наоборот, сообщил, что коронавируса нет и не надо строить иллюзий.

Получить какие-либо льготы от государства возможности у нас нет. Только при полном карантине, если его введут, как в странах ЕС, можно будет надеяться на официальную отсрочку уплаты налогов, кредитов и арендных плат.

Иван Никифоров

Соснователь бренда косметики ручной работы «Спектр Цвета»

Что собирается делать: уменьшать расходы и проводить акции.

У нас микробизнес, если не меньше. Делаем косметику ручной работы. Производство находится в Ростове-на-Дону.

Для закупки качественного сырья и техники мы взяли кредитов больше, чем на миллион рублей. Компания очень маленькая, всего пять человек.

Наша прибыль стала снижаться ещё в декабре. Уже тогда люди писали, что отказываются от заказов — например, потому что тяжёлая ситуация с деньгами. Многим почему-то стали задерживать зарплату. Мы думали, что виной всему Новый год, но это продолжилось и после него.

В марте ситуация достигла апогея: выручка упала на 50% и продолжает падать из-за вируса и курса рубля. Клиенты и сотрудники в тяжёлом нервном перенапряжении, из-за этого чаще стали возникать недопонимания и конфликтные ситуации.

Мы рассказываем людям о профилактике заболевания, делимся советами, общаемся, пытаемся поднять подписчикам в Instagram и «ВКонтакте» настроение.

Также решили каждый день делать акции, чтобы поддержать людей во время пандемии и чтобы не стать банкротами: делаем бесплатную доставку, общую скидку на весь заказ, чтобы люди докупили что-то ещё и так далее.

Мы работаем с утра до ночи, без выходных, стараемся отрегулировать все процессы, уменьшить траты, но пока находимся буквально на грани банкротства и не знаем, что нам делать дальше.

Никаких льгот от государства мы никогда не получали, и не думаю, что получим. Было бы здорово, если бы с нас сняли обязательства платить за кредиты, но такого не случится. Уповаем на случай. Пронесёт — выживем. Не пронесёт — такова судьба. В России нет помощи ни бизнесу, ни людям.

Оттеночный бальзам «Русалочка» от «Спектра Цвета»​

Мирро Пуазон

Создательница комиссионного магазина «Чешуя»

Что собирается делать: работать на доставке, снижать цены и устраивать акции.

У меня магазин комиссионной одежды, обуви, аксессуаров и изделий ручной работы в Краснодаре. Принимаю на реализацию б/у-вещи в хорошем состоянии, ориентируюсь на винтаж и уникальность.

Сейчас катастрофически снизились продажи. Люди лишний раз стараются не выходить на улицу — максимум за продуктами. А вот красивая одежда вовсе не предмет первой необходимости, особенно когда сидишь дома на карантине. Сейчас я не могу собрать даже 11 тысяч рублей за аренду в марте, а на носу уже счёт за апрель.

Сейчас ввожу доставку по городу: выезд на примерку — 200 рублей, при покупке — бесплатно. Придётся снижать цены, устраивать скидочные акции вроде «три по цене двух».

Ещё буду договариваться с поставщиками об отсрочке выплат. Параллельно буду брать шабашки на тексты (я журналист по образованию).

Закрывать магазин не планирую — я много сил в него вложила и намерена спасти его во что бы то ни стало. Возможности получить какие-либо льготы или помощь от государства у меня нет.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть