Главная » Hi-Tech » «Алиса, открой багажник»: интервью с директором по развитию бизнеса «Яндекс.Авто» Андреем Василевским

«Алиса, открой багажник»: интервью с директором по развитию бизнеса «Яндекс.Авто» Андреем Василевским

Разговор о разработке собственного бортового компьютера, интеграции с CarPlay и трансформации автомобильной индустрии.

В закладки

Аудио

Зачем «Яндексу» автомобильный бизнес?

У нас есть «Алиса», «Навигатор», «Заправки», привязанная банковская карта. Представь, как наши сервисы смогут упростить жизнь водителей, даже если мы будем знать лишь только уровень топлива в автомобиле.

И всё это с помощью нескольких голосовых команд. Соединяем всё вместе и получаем бесшовный сценарий: «Яндекс.Авто» видит, что в машине заканчивается топливо, «Алиса» предлагает водителю построить маршрут в «Навигаторе» к заправке, сообщает через сервис «Заправки» количество и тип топлива, а затем самостоятельно проводит оплату с привязанной карты.

Подходишь к машине с сумками из магазина, говоришь часам «Алиса, открой багажник», и «Яндекс.Авто» открывает багажник. Таких кейсов можно представить много, и часть идей лежит на поверхности.

В каршеринге можно бы было подстраивать кресло под водителя ещё до того, как он сел в машину.

Мы думали над тем, что надо не просто запоминать настройки водительского кресла для конкретного автомобиля, а вычислять расстояния до руля, педалей и так далее — чтобы с этими данными можно было адаптировать под пользователя кресло в любом автомобиле. Всё именно к этому и идёт.

Например, Automatic, Mojio, Zubie. На западном рынке есть целый пласт устройств, которые подключаются к универсальному разъёму автомобиля и превращают его в «умный»: анализируют стиль вождения, дают рекомендации. Кажется, они тоже двигаются в этом направлении.

Есть большой пласт данных, который сейчас никак не используется. Мы смотрели на них, но хотим пойти ещё дальше.

Мы сможем дать анализ: «Смотри, с твоей манерой езды ты тратишь больше денег на бензин и обслуживание автомобиля, при этом приезжаешь к точке назначения всего на две минуты раньше. Мы сможем не просто сказать водителю, что он проезжает такое-то расстояние с такой-то скоростью. А ещё получишь скидку на страховку». Если будешь ездить спокойнее, сможешь снизить расходы на машину.

Записаться на сервис?». Данные позволят не только следить за состоянием автомобиля, но и давать рекомендации — прямо на экране машины: «Вы проехали 15 тысяч километров, пора заменить масло и колодки.

Тем не менее это сложный и долгоиграющий бизнес.

Мы занялись автомобильным направлением одновременно с мобильным, когда в 2007 году появились «Яндекс.Карты» для смартфонов. Сложный бизнес — это то, что притягивает сильнее всего. В какой-то момент в них появилась информация о пробках — это и было начало нашей истории общения с автомобилистами.

Было бы здорово, чтобы эти сервисы сразу были интегрированы в автомобиль, однако довольно долго экосистемы были абсолютно разными, не было точек соприкосновения: был офлайновый автомобиль и мы — интернет-сервис.

Что изменилось сейчас?

Сейчас мы уверены на 100%, что машины являются важной частью экосистемы «Яндекса», и в ближайшее время все они будут подключены к облаку. Автомобили постепенно становятся онлайновыми, появилась возможность интегрироваться с ними.

Для «Яндекса» это такое же важное направление, как интернет-сервисы или «Яндекс.Станция». Мы участвуем в трансформации индустрии.

В центре офиса «Яндекс.Авто» стоит половина автомобиля Lada X-Ray — в нём и проходило интервью

Насколько сложно выходить на этот рынок с бесконечным количеством машин, комплектаций, стандартов и прочего?

Для нас важнее всего было научиться работать с автопроизводителями. Разные форматы — наименьшая из проблем. Например, другой жизненный цикл устройств в автомобиле. Здесь очень много нюансов.

Это нормальный подход для офлайн-рынка, когда функционально ничего не меняется. Дело в том, что автокомпании живут в девятилетнем цикле: три года проектируют автомобиль, в течение трёх лет его продают, затем в течение трёх лет его поддерживают. Нужно лишь поставлять продукт и обеспечить его правильное функционирование в течение шести лет.

«Яндекс.Навигатор», который обновлялся бесконечное количество раз, запустился «всего» семь лет назад — а по автомобильным меркам он бы даже не прошёл ещё первый производственный цикл. У интернет-компаний другой цикл — продукт может сильно измениться всего за один год.

Потому что никто этого не знает — продукт постоянно эволюционирует и изменяется. Поэтому и на вопрос, каким будет «Яндекс.Навигатор» через девять лет, мы не сможем дать ответ. Можно привести любые примеры. Не получится установить в автомобиль компьютер, который будет работать девять лет и обновляться всё это время.

Это были прекрасные устройства для своего времени. Помнишь компьютеры с процессором Pentium? Или старый iPhone, на котором нужно запустить какое-то новое приложение. Сейчас, вероятно, на них даже можно установить Windows 10, но я не уверен, что она будет работать так же хорошо.

В последней iOS, кстати, оптимизировали код и смогли расширить поддержку старых устройств.

В какой-то момент пользователю приходится выбирать: либо он больше не получает обновления и новые фичи, либо обновляет железо. Наш опыт показывает, что одной оптимизацией программного обеспечения здесь не обойтись, нужно ещё что-то делать с железом.

У водителя всё должно быть быстро, гладко, плавно и понятно — вне зависимости от того, едет он в пробке или на трассе со скоростью 100 км/ч. Ещё нужно учитывать, что в автомобильной системе вовсе нельзя допускать задержек в интерфейсе, так как это вопрос безопасности дорожного движения.

Как всё же работать с индустрией, у которой такие растянутые жизненные циклы?

Есть несколько сценариев, которые зависят от типа встраивания и автопроизводителя.

Первый сценарий — автопроизводитель говорит, что у него есть определённое оборудование, устанавливаемое в машины, и предлагает нам посмотреть, как можно интегрировать в него программное обеспечение «Яндекса».

Второй сценарий — когда автопроизводитель говорит, что в его оборудование интегрироваться нельзя, но можно выпустить отдельную комплектацию с нашей головной системой.

Собственное устройство «Яндекс.Авто», которое мы анонсировали в январе, — это третий сценарий, при котором пользователь может установить на уже приобретённый автомобиль наше оборудование.

Это устройство, полностью разработанное вами?

Мы же выбрали оптимальное решение по цене и качеству и внесли ряд изменений: доработали микрофоны, улучшили некоторые компоненты — например, драйвера модема — и работали над совместимостью с разными моделями автомобилей. Разработкой и сборкой устройств занимаются наши поставщики.

Создание собственной бортовой системы для машины даже сложнее, чем, например, смартфона: пока нет готовых платформ, которые уже зарекомендовали себя, пользователи только начинают формировать запрос к функциональности.

У нас было много различных пробных запусков — можно найти видеоролики, на которых пользователи обескуражены нормальной идеей, но слабым железом. На рынке автомобильных устройств существует большая фрагментация и не очень хорошее качество решений.

Иногда встречаю такие устройства в «Яндекс.Драйве».

Мы предполагали, что достаточно взять железо, которое удовлетворяет нас по характеристикам, и написать для него программное обеспечение. Да, их можно там встретить. В итоге мы пришли к выводу, что у нас не получится игнорировать «железную» составляющую. Однако в процессе выяснилось, что есть специфические особенности функционирования устройств, которые в итоге приводят к проблемам с программным обеспечением.

Мы познакомились с большим количеством производителей: как корейских, китайских, так и европейских. Это был хороший период. Посетили много фабрик, разобрались, в чём же принципиальное отличие планшетов от головного устройства автомобиля.

В чём их отличие?

Вибрации, перепады температуры, скачки напряжения. Основная задача автомобильного устройства — готовность работать в «автомобильных» условиях. Проблема любых планшетов в том, что они разрабатываются для других условий эксплуатации.

Зимой они не будут реагировать...

Но мы же не будем ехать в автомобиле с минусовой температурой в салоне, и автомобильные решения довольно быстро оживают с прогревом автомобиля. Проблема даже не в том, что они не будут реагировать — автомобильные системы при сильных отрицательных температурах тоже вялые. А обычный планшет после двух-трёх подобных циклов может и не ожить.

Планшет не может общаться с ними на уровне железа. Второе отличие — интеграция с самим автомобилем, например, на уровне управления радио- и аудиосистемами.

Производитель, который делает классные смартфоны, вам не подойдёт?

Мы проделали большую работу, разобрались, как устроен рынок, посетили множество производств. Вообще не подойдёт, потому что у нас своя специфика. Мы стали искать компромисс, потому что лучшее железо стоило очень дорого. Я бы очень хотел сказать здесь, что «и вот, после всего этого мы выбрали лучшие решения и…», но это не так.

Поэтому мы пока работаем со скромными 1024 на 600 пикселей и только в этом году перейдём на разрешение 1280 на 720. К примеру, экраном с разрешением FullHD в смартфонах никого не удивишь, а для автомобильных решений это всё еще дорогое оборудование. Это не потому, что мы где-то решили сэкономить, а потому, что сложно найти на рынке оптимальное решение по цене и качеству — производители пока не выпускают комплектующих в нужных объёмах.

Удивительная вещь, но опция «встроенный модем» сразу добавляет к стоимости устройства около 5000-6000 рублей. Другой пример: модем, который может быть встроенным либо внешним USB-устройством. Опять же, потому что на рынке нет больших объёмов производства для подобных вещей. При этом внешний модем стоит 2000 рублей.

Кто в итоге занимается выпуском «Яндекс.Авто»?

Для нас это очень важно как минимум до тех пор, пока мы не научились сами контролировать качество производства. Мы работаем с фабриками, которые поставляют свои решения на сборочные конвейеры — то есть они проходят контроль качества, устанавливаемый производителями автомобилей.

Это усложняет задачу? Я обратил внимание, что у всех устройств в вашем офисе разный дизайн, отличаются даже элементы управления.

Наша команда очень боялась фрагментации, потому что, несмотря на то, что все наши системы похожи по своей функциональности, каждая интеграция с автопроизводителем — это отдельный проект со своей спецификой и возможностями железа. Мы нашли способ для решения этой проблемы. Это действительно отнимает очень много ресурсов.

Стенд с разными устройствами «Яндекс.Авто» в офисе компании

Есть лицевая панель, которая состоит из экрана и рамки вокруг него — для каждого автомобиля она своя. Но есть способ оптимизировать задачу. Его мы как раз и сделали одинаковым для того, чтобы повысить качество производства и прийти к единому стандарту: один компьютер — одно программное обеспечение. За лицевой панелью находится блок — тот самый компьютер, в котором находятся системные платы, процессор, память.

Здесь вместятся десять компьютеров. Почему он такой объёмный?

Это старый-старый автомобильный стандарт, обусловленный тем, что в этом месте должен находиться CD-ROM.

«Яндекс.Авто» для Volkswagen Polo

То есть нужно было сохранить форму корпуса?

Но перед интервью я показывал тебе плоский блок. Да. Остаётся лишь адаптировать заднюю часть с разъёмами для каждого автомобиля. Сейчас мы постепенно переходим на такие решения.

Чтобы подключиться в машине?

Мы хотим, чтобы эта система в будущем обрастала своими аксессуарами. Не только. Причём нужна лишь маленькая камера, без дисплеев и кнопок — всё управление будет происходить на экране «Яндекс.Авто». Например, захотел видеорегистратор — легко подключил его к системе. А с учётом быстрого интернета в будущем мы сможем ещё и автоматически загружать видео в облако.

Точно так же могут работать камеры заднего вида, датчики и так далее.

Почему так? В Renault у «Яндекс.Авто» вообще нет кнопок — только экран, в Kia рядом с экраном есть сенсорные кнопки, в Volkswagen есть физические кнопки.

В Kia большая рамка вокруг экрана, но, несмотря на это, за ней нет свободного места. В Volkswagen конструкция посадочного места такая, что между воздуховодом и «Яндекс.Авто» есть свободное пространство, поэтому мы можем добавить физические кнопки. Поэтому можно либо уменьшать размер экрана, либо делать кнопки сенсорными.

Я не большой фанат сенсорных интерфейсов в автомобиле. Я понял для себя, что мне физические кнопки и крутилки гораздо больше нравятся.

Как обновляется программное обеспечение в «Яндекс.Авто»?

Сейчас это работает так (показывает на примере интерфейса в тестовом автомобиле, стоящем прямо в офисе): здесь загорается индикатор «Есть обновления», нажимаешь его, система скачивает данные и устанавливает их.

И пока устанавливает, я не могу пользоваться системой?

Поэтому мы разрабатываем решение, чтобы можно было обновить программное обеспечение в тот момент, когда система не нужна пользователю. Да, и нам это не нравится.

Когда машина выключена?

К сожалению, сейчас мы не можем быстро реализовать эту функциональность. Да. Система в считанные минуты засыпает. Как только водитель выключает зажигание, запускается механизм отключения всех приборов.

Нужен встроенный аккумулятор?

Мы хотим сделать интеллектуальную систему. Или своя схема питания от автомобильного аккумулятора. Здесь как раз особенно важна обратная связь с автомобилем — для реализации автоматических обновлений нам нужно научиться измерять ток в машине и выключать те компоненты в устройстве, которые сейчас не нужны.

Но если затем откроется водительская дверь, система отключится — потому что можно сделать вывод, что водитель уходит. Например, при выключении зажигания бортовая система не отключается, так как человек ещё не покинул салон — он может продолжить слушать музыку или изучать что-то на экране.

При коротких поездках аккумулятор не успевает заряжаться, поэтому нужно оценить его состояние, чтобы не оставить машину без заряда после обновления. Дальше нужно проверить состояние аккумулятора. При этом нужно постоянно контролировать процесс, потому что для передачи данных нужно много энергии. Если все проверки пройдены, можно начать установку.

Звучит как очень сложная задача.

Она не очень сложная, а комплексная.

Если даже обновление — такой многоступенчатый процесс.

Когда ты хочешь обновить приложение в смартфоне, то тебе ничего не нужно делать — это отлаженный процесс. Потому что он новый. А здесь нужно всё заново продумывать.

Сколько человек этим занимается?

Я считаю, что они тоже работают над «Авто». В целом около тысячи человек: потому что подключаются ещё команды «Навигатора», «Алисы», «Музыки», «Такси» и так далее, которые также вовлечены в продукт.

Apple и Google пока ограничились глубокой интеграцией автомобильных систем со смартфонами — Apple CarPlay, Google Auto.

В этом году наверняка увидим что-то интересное, тогда и можно будет сравнить, в каких областях кто продвинулся дальше. Я боюсь, что мы очень мало знаем из того, что делают Google и Apple в этом направлении.

Но вы всё же решили выпускать отдельное устройство.

Не поверишь, но у нас есть и то, и другое.

Людям нужны приложения, но встроить эти приложения в головное устройство автомобиля невозможно, поэтому решили, что они будут жить в смартфоне. Интеграция смартфона с автомобильными системами появится в решениях Bosch SoftTec (компания поставляет программное обеспечение для многих автопроизводителей — vc.ru). CarPlay, Android Auto, «Яндекс.Авто» — это компромисс между автопроизводителями и ИТ-компаниями.

Невозможно или этого не хотели автопроизводители?

Подключали телефон, который был компьютером с приложениями. Тогда было невозможно. Сейчас мир изменился.

Фактически как второй экран у смартфона, которым выступает дисплей автомобиля?

Мы создали свою систему, которая подключается к машине аналогичным способом. Да. Вероятно, у неё меньше функциональных возможностей, чем у отдельного устройства «Яндекс.Авто», но такая интеграция может быть более доступным решением для производителей, у которых нет возможности обновлять железо — а её практически ни у кого сейчас нет.

Как это работает?

Потом этот видеопоток пересылается в головное устройство по проводу или по беспроводной связи, на головном устройстве этот видеопоток разворачивается. Содержимое экрана смартфона кодируется в видеопоток.

Но с точки зрения смартфона это затратная операция. С точки зрения головного устройства это хорошо, потому что чип, который декодирует видео, можно найти почти в любой кофеварке. Флагманы с ней справляются хорошо, а более слабые устройства — не очень.

Кроме того, когда ты поставляешь такую систему, у тебя появляется большая зависимость от типа смартфона. Аппарат может греться, быстро разряжаться, даже находясь на зарядке. Мы не можем сказать пользователям: «Купите себе одну из последних моделей смартфона, чтобы воспользоваться нашим приложением».

Передавать такую картинку (показывает на экран с включённой «Яндекс.Музыкой») легко: она почти не меняется, её можно обновлять раз в секунду, и пользователь ничего не заметит. И здесь мало возможностей для оптимизации — особенно в навигации.

В итоге приходится увеличивать частоту обновления картинки, что приводит к расширению видеопотока — его сложнее кодировать и передавать, смартфон начинает греться. А в навигации, когда картинка постоянно меняется, видео с частотой 20 кадров в секунду будет доставлять дискомфорт пользователю.

Почему в Apple CarPlay нет приложения «Яндекс.Навигатора»?

В CarPlay сейчас невозможно перенести ни «Алису», ни автоматические заправки — почти ничего, кроме построения маршрута из пункта А в пункт Б. Мы не хотим, чтобы у пользователей «Навигатора» опыт взаимодействия с сервисом отличался на разных платформах. Поэтому мы самостоятельно работаем над полноценной интеграцией «Яндекс.Авто» в смартфоны.

Часто по подписке. Автопроизводители тоже пытаются что-то делать в этом направлении, запускают свои магазины приложений. Как они относятся к тому, что приходит сторонняя ИТ-компания и предлагает заменить то, на чём они могут заработать?

Есть компании, которые нас любят. У нас получается договариваться со многими автопроизводителями. Например, в премиум-сегменте, в котором пока нет возможности заменить головное устройство. Есть, конечно, компании, к которым мы сами пока не готовы приходить с такими предложениями.

Например, по такой схеме мы интегрируемся с Jaguar Land Rover. Мы понимаем это, поэтому реализовываем здесь только projected-решения — по типу CarPlay и Google Auto.

На иностранные рынки планируете выходить?

Во-первых, есть Турция, где у «Яндекс.Навигатора» очень хорошее распространение. Конечно, думаем и об этом тоже. Но пока рано говорить что-то конкретное. Его знают, любят, люди им пользуются.

И я могу представить, что она поставляется в другие страны. Мы хотим, чтобы «Яндекс.Авто» состоялась как платформа.

Сторонние разработчики смогут писать приложения для «Яндекс.Авто»?

Мы бы очень хотели сразу запуститься в такой конфигурации, но нас сдерживают два фактора. Мы неминуемо к этому идём.

Интерфейс должен учитывать, что человек стоит в пробке или едет по трассе на скорости 100 км/ч. Первый — самый основной — пока не так много приложений, которые действительно оптимизированы под автомобиль.

Чтобы подстраиваться под скорость?

Мы как раз сейчас экспериментируем с таким решением. Да. Если водитель захочет глубже погрузиться в интерфейс, нужно будет сбавить скорость или вовсе остановиться. Чем быстрее движется автомобиль, тем больше становятся кликабельные зоны на экране.

Сначала мы должны популяризировать решение, чтобы люди привыкли к тому, что автомобильная система — это такая же простая и доступная вещь, как смартфон. Вторая причина — недостаточная распространённость систем. Дальше неминуемо появится спрос и, конечно же, возможность устанавливать любые приложения, полезные для пользователя.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

Создано лекарство против возрастного ослабевания мышц

Разумеется, этот процесс можно замедлить при помощи физических упражнений, но физкультурой занимается далеко не каждый человек. Печальный факт — после 35 лет практически каждый человек начинает терять мышечную массу и ослабевать. Экспериментальное лекарство уже показало свою эффективность и безопасность на ...

Почему нам следует раздавать всем бесплатные деньги

Отрывок из книги «Утопия для реалистов» голландского историка Рутгера Брегмана о безусловном базовом доходе. В закладки MakeRight Её автор Рутгер Брегман получил награду за лучшую документальную книгу и дважды номинировался на Премию журналистской прессы. Издательство «Альпина» выпустило книгу «Утопия для ...