Хабрахабр

А в это время

– почти кричал взбешенный Анатолий Викторович. – Нет, так дело не пойдет! Чем программисты лучше других? – Я не понимаю, за что плачу такие – заметьте, не малые – деньги! Они что, какие-то особенные?

– как могла спокойнее произнесла Татьяна Владимировна. – У них высокая творческая составляющая в работе, как я понимаю. – Поэтому сложно измерять их работу, как процесс.

Слава Богу, у нас еще дизайнеров нет... – Вот этими сказками я уже сыт по горло, про таинство творческих профессий! Инженеры-конструкторы тоже постоянно на творчество ссылаются.

– после минутной паузы, немного успокоившись, спросил Анатолий Викторович. – Елена Анатольевна, вы, как HR, что можете сказать? Что, весь мир мучается, платит огромные деньги и не понимает, за что? – Неужели нет практик по измерению работы программистов? Неужели нет возможности программирование отехнологичить, нарисовать в виде процесса, измерить, установить критерии?

– Чуть запинаясь и, кажется, краснея от волнения заговорила Елена Анатольевна. – Можно, конечно, Анатолий Викторович. Например, измерение объемов программного кода. – Есть несколько методов, многие – довольно объективные.

Вы не представляете, как давно я ждал этих слов! – Отлично, как я рад это слышать! – Анатолий Викторович улыбался, не в силах скрывать эмоции.

– спокойно, но с некоторой долей иронии проговорила Татьяна Владимировна. – Погодите, а разве количество строк кода и сложность, да и трудозатраты, однозначно связаны?

– сбивчиво затараторила Елена Анатольевна. – Конечно, для каждой конкретной задачи зависимость будет плавать. – Но в целом, в среднем, в объеме – этим цифрам вполне можно доверять.

– энтузиазм Анатолия Викторовича был неудержим. – Давайте пробовать! Какие нормативы? – Как запустить такую систему?

– с явно картинной решительностью, громко и четко произнесла Елена Анатольевна. – Я все сделаю, Анатолий Викторович! Немного увеличиваем, чтобы было к чему стремиться – и вперед! – Принцип нормирования простой: смотрим количество строк кода за последние 3 месяца, смотрим сумму окладов, делим одно на другое – получаем расценку.

– Действуйте!

А в это время в ИТ-отделе

– тяжко вздохнув, спросил Колян. – Чего они там опять придумали?

– сказал Сергей. – Измерять количество строк кода, и за них платить нам зарплату.

Не понимают что ли – чем меньше кода, тем лучше? – Блин, вот дебилы.

– недовольно процедил Сергей. – Ну поди им объясни. – Я говорил с новой ХаРэ, ей пофиг, выслужиться хочет.

Новую бессмысленную систему мотивации програмистов сделать? – А в чем выслужиться-то? – не унимался Колян.

– с улыбкой произнес Сергей. – Стать первой в мире теткой, обуздавшей программистов.

Не на тех напала! – Вот корова блин. Мы ей столько строк кода выдадим, что считать запарится!

Никакой оптимизации, повторного использования кода, абстракций и прочей ереси. – Да тут и думать нечего, херачим по полной. Эх, не думал никогда, что такие вещи буду ересью называть...

Давай больше не будем зависимости использовать! – О, вот еще идея! -радостно вскрикнул Колян.

React выкинуть? – Это как, без зависимостей-то? Alasql? Pouchdb? Навернется же система. С дуба рухнул?

Использовать будем, только пусть они не в node_modules лежат, а в наших папках. – Не, ты не понял. Тупо код в свои модули копируем, аккуратно, чтобы все классы с методами на местах остались, и строки себе в зачет ставим! Ну типа мы сами их пишем.

А если кто докопается, скажем, что это – форк с нашей оберткой, потому что в чистом виде для наших целей не годится. – Шаришь, Колян!

– Ага, и весь прогрессивный мир будет на нашу зарплату пахать, сам того не зная!

– Ну, главное – не переборщить, чтобы в глаза не бросалось сильно.

– Само собой, мы ж не дураки.

А в это время в кабинете директора

– устало начал Анатолий Викторович. – Наталья Геннадьевна, я уверен, что вы – профессионал высочайшего класса, и сможете создать эффективную систему измерения труда программистов.

– с пространной улыбкой сказала Татьяна Владимировна. – Да, у Елены Анатольевны, вашей предшественницы, не очень получилось.

– мгновенно вспыхнув, вскочил со стула Анатолий Викторович. – НЕ ОЧЕНЬ ПОЛУЧИЛОСЬ? Притом, что меня спасло заложенное в систему ограничение – не более двух окладов! – За квартал использования системы я заплатил программистам вдвое больше денег!

– примирительным тоном сказала Татьяна Владимировна. – Ну да, и притом, что Елена Анатольевна каждый месяц вдвое увеличивала им нормы. Получается, наши программисты способны выдавать в шесть раз больше кода за те же деньги.

Зачем тогда весь этот код? – А функциональность системы почти не меняется. Если толку для бизнеса – ноль. В разы, в десятки раз больше кода?

– продолжала Татьяна Владимировна. – Да, вероятно, была ошибка в системе расчета.

И системы, и специалиста, ее придумавшего. – Это не ошибка, Таня, это ущербность. – Ну ладно, дело прошлое. – немного успокоился Анатолий Викторович. Слава Богу, мы вовремя одумались, остановили эту, с позволения сказать, мотивацию и расстались с Еленой Анатольевной.

– усевшись обратно за стол, продолжил Анатолий Викторович. – Теперь вся надежда на вас, Наталья Геннадьевна. – Как, кстати, правильно – Наталья или Наталия?

Но мне без разницы. – Наталья. – уверенно проговорила Наталья Геннадьевна.

Буквально перестала на письма отвечать, если мягкий знак ставят. – Ну ладно, а то у нас есть финансовый директор, всю плешь проела с тем, что она Наталия.

– строго и четко начала Наталья Геннадьевна. – Мне важно содержание, а не форма. Решенная строками кода задача – это содержание. – Количество строк кода – это форма. Значит, измерять и платить надо за задачи – решенные, отлаженные, принятые заказчиком, с понятной пользой для компании.

– На этот раз Анатолий Викторович решил не соглашаться сразу. – Это распространенная практика?

– все более уверенно и твердо продолжала Наталья Геннадьевна. – Да, конечно. Проекты, процессы, цели – это все надстройки, в основе которых лежат атомарные сущности – задачи. – Распространенная, потому что простая и естественная.

– засмеялась Татьяна Владимировна. – Такое ощущение, что с программистом разговариваем. Они еще часто метрики упоминают. – Атомарные, сущности.

– нисколько не смутившись, продолжила Наталья Геннадьевна. – Само собой, метрики, только у нас это называется KPI, или КПЭ. – Я не программист, но у меня большой опыт работы с этой категорией сотрудников.

– Татьяна Владимировна сделала вид, что смутилась. – Не-не, я ничего плохого в виду не имела. – Наоборот, ваше знание специфичной терминологии дает нам уверенность, что вы хорошо знаете специфику работы программистов.

– хлопнув ладонями по столу, подытожил Анатолий Викторович. – И сможете их, наконец, оцифровать!

– поинтересовалась Татьяна Владимировна. – А что именно вы сделаете основой для расчета?

Объем трудозатрат в задачах бывает разным, но всегда есть средний чек, как в ресторанах. – Количество решенных задач. Хочешь получать больше – решай больше задач. Его и возьмем за основу. Все.

– Действуйте!

А в это время в ИТ-отделе

– недовольно пробурчал Колян. – Чего они там опять придумали?

– Слушай, Колян, ты прям как корова, которая… – начал было Сергей.

Какая еще корова. – А в дыню? – возмутился Колян.

– примирительно сказал Сергей. – Да погоди ты, бык театральный, дослушай сначала. Которая приходила к корове со своей бедой, та говорила типа влезь ко мне в ушко, вылезь в другое, и будет тебе счастье. – Сказку помнишь, про Крошечку-Хаврошечку? Ну или как Конёк-Горбунок.

Так чего там нового в оценке нашей, прошу прощения, работы? – Ладно, живи.

– Будут считать количество задач, и на основе этого количества платить зарплату.

– Колян лениво почесал пузо. – Блин, это даже скучно. – А что, код теперь не надо генерировать?

– Нет, с этим все.

Я задолбался в диффы react’а пялиться. – Ну Слава Богу, наконец-то вернем зависимости.

По задачам? – Что, у тебя и готовое решение есть?

Эх, чему вас только в вашей Бауманке учат. – Какое готовое решение, ты чего, как маленький. Даже мне, ПТУшнику, понятно, что надо просто увеличить количество задач.

Задачи-то пользователи ставят. – Ну и как это сделать?

– хитро прищурился Колян. – А где написано, что только пользователи могут ставить задачи?

– А это мысль… Давай я в должностной инструкции и процессе гляну?

Колян, недолго думая, убежал покурить. Сергей достал из стола бумаги и начал усиленно в них копаться.

– продолжил Сергей после пятнадцатиминутного копания в бумагах. – Слушай, и правда, ничего не сказано о том, кто может ставить задачи. – Процесс согласования с начальником отдела-инициатора описан, а ограничений – нет.

– сказал довольный Колян. – Ну и прекрасно! – Только наглеть не надо, давай и через пользователей задач нафигачим.

Мы со всеми переругались, пока код генерировали. – Это как? – спросил Сергей.

– Мы-то со всеми, а один чувачок сохранил старые связи.

Про Бородатого что ли? – Ты про кого?

Стасян! – Про кого же еще. – громко позвал Колян.

– отозвался Стас. – Ау!

Давай, чеши сюда. – Чего ау, в лесу заблудился что ли? – Давай, короче, выручай отдел, ты нам нужен, мы же команда, бла-бла-бла. – взмахом руки подозвал Колян.

– Задолбал, говори, чего надо – недовольно пробормотал Стас.

И не вылезай от них, пока задачу не оформят от своего имени. – Поднимай старые связи, иди к девчонкам, посиди с ними, потыкайся в системе, собери все глюки, неудобности там, в интерфейсе, кнопки передвинуть может надо, или цвета поменять.

Как я их убеждать буду? – Э… А им-то это нафига?

– засмеялся Колян. – Блин, а как ты их убеждаешь прибегать по утрам и целовать тебя в щечку? – Пригрози лишить их этого… Ну как его… Чем ты их там наделяешь… Вот этого и пригрози лишить.

– картинно возмутился Стас. – Ну вы злые.

Это всех касается. – Да, и это: одна хотелка – одна задача. Не нужны нам портянки со списками требований.

– начал волноваться Сергей. – Это уже перебор, заметят, докопаются.

– Не, я недавно в блоге Лебедева читал, что это – крутой лайфхак, когда в одном сообщении или задаче – одна тема или проблема.

Ссылку кинь, я сохраню себе. – А, ну ладно тогда.

– Не вопрос.

А в это время в кабинете директора

– голос Анатолия Викторовича звучал очень устало. – Ну, Галина Сергеевна, вы все знаете. Я, если честно, уже не верю в то, что задача измерения их работы может быть решена. – Еще на собеседовании мы рассказали вам о проблеме с программистами, и о неудачных попытках, предпринятых предыдущими директорами по персоналу.

– Галина Сергеевна выглядела (всегда) на редкость жизнерадостно. – Напрасно, Анатолий Викторович! Очень устаревшие. – Просто были использованы устаревшие практики. Но, тем не менее… Я прошу прощения, некрасиво осуждать своих предшественников, у нас есть негласный кодекс, как у врачей.

– оживилась Татьяна Владимировна. – А можете поподробнее, Галина Сергеевна? Так сказать, в целях повышения образованности. – Я не с целью посплетничать, мне действительно интересно, как директору.

Первый вариант, с количеством строк кода, устарел лет двадцать назад. – О, да сколько угодно! Строка кода была… Как это выразить… Ну короче, это была СТРОКА. В те времена почти весь код писал сам программист, не было заимствований, шаблонов, готовых модулей и библиотек. Еще какие-то перфокарты были, бумажки такие, которые уже не исправишь. Местами даже был построчный ввод, когда ее потом нельзя было редактировать. Вот тогда строка была нормальной единицей измерения.

– А второй вариант, с задачами?

Там задачи, действительно, в среднем похожи, и на основе их количества можно понимать вклад каждого сотрудника. – Это неплохой вариант, но не для внутреннего ИТ-отдела большого производственного предприятия, а, например, для интегратора или чисто ИТшной компании, работающей с поддержкой в трекере. В случае же серьезного бизнеса, как наш, такой подход не годится.

Как в песне, я прошу прощения, пахабной – «вдруг, откуда ни возьмись, появился в рот е*ись!». – Еще как не годится! – Оказалось, что наши сотрудники только и ждали возможности понаписать задач в ИТ-отдел! – возмутился Анатолий Викторович. В три раза больше написали, чем когда-либо прежде!

Традиционная ошибка. – Да, это издержки позадачного подхода. – с улыбкой произнесла Галина Сергеевна.

– спросила Татьяна Владимировна. – Хорошо, а вы что предлагаете?

Нас, то есть бизнес, не интересует код, не интересуют задачи. – Проектный подход. Сделал проект – получи премию. Только результат, выраженный в достижении критериев успешности проекта. Если хочешь премию, разумеется. Не сделал проект, неважно, по какой причине – сиди ночами, в выходные, доделывай.

– засомневалась Татьяна Владимировна. – Погодите, проекты же длинные, в месяц больше одного не уложишь.

Каждый месяц программисты будут получать оклад, а премию – раз в квартал и по результатам выполнения проектов. – Разумеется, нам придется изменить систему выплат.

– начал Анатолий Викторович. – Я боюсь опять ошибиться. Он мне понятен. – Но проектный подход мне нравится. Есть конкретный руководитель, есть критерии, есть качественный скачок функциональности.

– поддержала Галина Сергеевна. – Разумеется, это самый современный подход. Не пристало бизнесу копаться в задачах и программном коде. – Весь мир живет проектами, в том числе на государственном уровне. Только результаты, только проекты.

Действуйте! – Мне нравится!

А в это время в ИТ-отделе

– ехидно спросил Сергей. – Ну давай умник, придумывай, как теперь будем выкручиваться.

– недовольно спросил Колян. – Чего, опять власть меняется?

Нет задач, есть проекты. – Да, теперь все серьезно. Да, и премия теперь квартальная, а не месячная.

– Блин, да что у них там с головой… Как будто сгноить нас тут хотят…

– нараспев проговорил Сергей. – Ну а ты чего хотел… Может, п-р-о-с-т-о р-а-б-о-т-а-т-ь н-а-ч-а-т-ь?

Они ж нас замотивировать хотят, на какие-то, прошу прощения, достижения. – Просто работать – просто получать. Вот и получают достижения.

Делать что будем? – Ладно, лирику в сторону.

Как будет работать новая система? – Есть какие-то бумажки, регламенты, или чего там?

Скинуть почитать? – Да, у меня в почте.

И отвали на полчаса, Чапай думать будет. – Да, давай.

Через 15 минут диалог возобновился.

– с легкой ухмылкой проговорил Колян. – Ну, пациент скорее жив, чем мертв.

– Сергей сказал правду. – Давай, рассказывай, я весь в нетерпении.

– Ну, смотри, главное – критерии успешности определяет руководитель проекта.

– Это очевидно, на то он и руководитель.

По должности руководителя проектов, опять же, нет ограничений – им может быть кто угодно, хоть уборщица тетя Валя. – Погоди умничать, ботан.

Такой номер точно не прокатит. – Ой, только давай не будем опять просить Бородатого, чтобы он превратил девочек-логисток в руководителей проектов.

– Такой нет, а вот ты, засранец эдакий, с твоими степенями и дипломами, вполне на такую роль сгодишься.

К нам сейчас очередь выстроится из хочунов проектов, в лице руководителей отделов. – Сгодиться-то сгожусь, а толку-то? – уныло пробормотал Сергей.

– усмехнулся Колян. – Пусть выстраиваются, жалко что ли. Понимаешь? – Возможно, нам придется поиграть в Гамбит – просрать один квартал премии, но отбить у них желание руководить проектами ИТ.

– Пока нет, если честно…

Согласование требований одно чего стоит. – Ну ты дурья башка… Руководить проектом разработки и внедрения информационной системы – это не только почетно, но и адски трудно, если заниматься этим серьезно.

Если он сам требования написал. – А чего оно стоит?

Вот кто придет? – Это ему так кажется, что он для своего отдела написал. Личные кабинеты поставщиков попросит? Служба снабжения?

– Да, думаю придет, давно ноют про свои кабинеты.

В личном кабинете будут договоры – так? – Так вот, сразу запускаем адский круг. Пусть идет в юридический отдел согласовывать. Типовые, шаблонные, но это пофиг.

– Ну, допустим, сходит.

Так? – Потом в бухгалтерию, потому что там будут счета на оплату и накладные.

– Так.

Там ведь надо не только свой автограф поставить, но и реально согласовывать требования. – Половина, так сказать, заказчиков, сдастся на этом месте. А тот же начальник снабжения – ни в зуб ногой в тех же накладных и особенностях Российской Системы Бухгалтерского Учета.

И что с того? – Ну, допустим, без нас он этого сделать не сможет. Что дальше?

Надо согласовать процедуру проверки поставщиков со службой безопасности. – Дальше – как в сказке. А кто лучший друг службы безопасности?

– Не знаю, кто?

– Да что с тобой сегодня… Петрович их лучший друг.

Как сисадмин стал лучшим другом СБ? – Петрович?

А кто начальник Петровича? – Как-как… Установил следилку на все компы, все логи им дает, уже пропарсенные, индексированные, чуть ли не классифицированные по вероятности угрозы.

– Я.

– уже немного агрессивно напирал Колян. – А больше похоже, что я. Нет, не так… Ощущение невыносимости! – Ты пойми главное: надо создать ощущение невозможности управления проектом ИТ.

– Так он просто спрыгнет, и вместо него придет другой.

Ну как эти, которые возле ГИБДД помогают за пару тысяч рублей договор купли-продажи оформить. – А ты, Сережа, ворон-то не считай, будь рядом с человеком, подставь плечо, поддержи. Ну ты понял. Или как риелторы. Чтобы он всегда понимал обходной путь.

Что мы поможем бумажки оформить что ли? – А в чем он заключается-то?

Ты можешь сам руководить проектами ИТ. – Слушай, не беси меня. А человеку дашь какую-нибудь почетную должность, я не знаю. Это нормально, понятно и современно. Заказчик проекта, или куратор проекта – сам придумай.

– А, все, теперь понял.

– удовлетворенно вздохнул Колян. – Ну Слава тебе, Господи. Надо еще сами генерить проекты. – Только этого мало.

Внутренние какие-то, технические что ли? – Это как?

Ты же знаешь, чего надо продавцам? – Нет.

– Ну так, примерно… CRM надо.

Пусть знают, что ИТ-отдел не только исполнять может, но и предлагать. – Так и инициируй проект по внедрению CRM. Так сказать, проактивно улучшать деятельность компании.

– А в чем смысл?

– раздраженно сказал Колян. – Кто первый встал, того и тапки. Особенно, если проявить настойчивость, задолбать начальника отдела продаж своими предложениями. – Кто инициировал проект, тот им и руководит. А тут ты, спаситель на белом коне – всю рутину и бумажки берешь на себя, декомпозицию делаешь, задачами управляешь, критерии пишешь, уставы там, и всю бюрократию. Они ж все занятые, им некогда такой фигнёй заниматься, как руководство проектом. Они только результат получают.

Ладно, давай пробовать. – А, понял.

Поднимай процедуру инициации проекта, изучай, и вперед. – Чего пробовать, делать давай.

– Ладно, понял.

А в это время в кабинете директора

– бодро начал встречу Анатолий Викторович. – Алексей, спасибо, что так быстро откликнулись. – Вам удалось изучить материалы по системам мотивации, которые мы присылали?

– Да, почитал в самолете.

– Что скажете?

Но – морально устаревшие, если говорить про программистов. – Неплохие системы, если в целом.

– стараясь выглядеть уверенно, сказал Анатолий Викторович. – Я тоже так думаю, и реальность мои мысли только подтверждает. Больше я такой ошибки совершать не хочу, потому и пригласил вас. – К сожалению, мы слишком часто и много доверяли нашим специалистам по HR.

– вступила в диалог Татьяна Владимировна. – Алексей, а можно в двух словах о вашем опыте работы с программистами?

– осек ее Анатолий Викторович. – В этом нет нужды, Таня. У меня нет сомнений в его компетенциях. – Алексей преподавал нам курс по системам мотивации в EMBA, в Сколково.

– несколько свысока проговорил Алексей. – Нет, Анатолий Викторович, это не проблема. – Вот моя визитка, там указан мой сайт с большим количеством материалов – как по выполненным проектам, так и методических, по современным концепциям построения систем мотивации.

– улыбнулась Татьяна Владимировна. – О, спасибо, то, что нужно. – Обязательно изучу.

– Итак, Алексей, с чего думаете начать?

– с сухой улыбкой ответил Алексей. – С договора, разумеется. – Я высылал типовую форму вам на почту вчера, там же есть спецификация конкретно под ваш проект.

– ответил Анатолий Викторович. – Да, я получил. Тань, проследи, пожалуйста, чтобы не затягивали и не мудрили там. – Отдал на согласование в юридический отдел, это стандартная процедура. Я Алексею доверяю полностью.

– деловито сказал Алексей. – Если возражений по сумме нет, то я хотел бы сегодня начать.

Специалист такого уровня не может стоить дешево. – Нет, по сумме все понятно, я такого примерно и ожидал. Там, насколько я помню, 8 миллионов?

– Да, это за всю систему мотивации, на весь периметр компании.

Только личная просьба – удели, пожалуйста, особое внимание программистам. – Хорошо.

У меня, собственно, уже есть решение для них. – Не вопрос. Осталось только уточнить детали.

– оживился Анатолий Викторович. – Расскажешь, в двух словах? Сейчас там Елена Борисовна, новый специалист, она полностью в твоем распоряжении. – Три варианта я уже видел, трех директоров по персоналу пришлось выгнать.

– уверенно начал Алексей. – Ключевой ошибкой всех прошлых систем мотивации была ориентация на выработку, неважно, в какой единице измерения – проекты, задачи, код и т.д. Слишком сложно, слишком затратно, слишком зыбкая это основа – выработка программистов. – Так уже давно никто не работает.

– сгорал в нетерпении Анатолий Викторович. – А как, в чем секрет, как их измеряют серьезные компании?

– Грейды.

– Грейды?

Вспомните, на эту тему была одна из лекций в EMBA. – Да, грейды.

– Некоторые занятия я пропустил, по объективным причинам. – Не припомню, если честно… – замялся Анатолий Викторович.

– Сто тысяч евро за курс, а вы пропускаете занятия. – Анатолий Викторович… – протяжно произнесла Татьяна Владимировна.

– немного обиженно протянул Анатолий Викторович. – Ну, в конце концов, это мои деньги, Татьяна. – Хотя, конечно, каюсь, не безгрешен.

– четко проговорил Алексей. – Грейды – это современная система распределения оплаты в зависимости от квалификации сотрудника. Соответственно, каждый грейд – это отдельный уровень оплаты труда. – Каждый грейд – это набор компетенций, навыков, обязанностей и результатов, которые должен достигать сотрудник. Чем выше грейд, тем выше доход.

У инженеров-конструкторов наших. – Это как… Квалификация что ли? – на первый взгляд невинно спросила Татьяна Владимировна. Первая там, вторая, третья вроде есть?

Ничто не ново под этой луной. – Определенное сходство есть, разумеется. – Но квалификации инженеров, в первую очередь, зависят от стажа работы на соответствующих должностях. – на лице Алексея появилась не очень уверенная улыбка. Хотя, в определенных случаях, чтобы учесть опыт, вносится пункт о стаже. Грейды же привязаны к квалификации, а не к стажу работы.

– А, вон как… Примерно поняла разницу, спасибо.

Думаю, в течение нескольких дней грейды будут готовы. – Окей, тогда, если нет возражений, я пойду поработаю с вашим HR. Я лишь соберу некоторую информацию по вашим программистам, системам, фреймворкам и отдам ее для изучения своим аналитикам, чтобы те прикинули градацию компетенций.

– бодро выпалил Анатолий Викторович. – Возражений нет! – Действуй!

А в это время в ИТ-отделе

Давай, заходи, садись, рассказывай. – О, по лицу вижу, чего-то нового тащит! – Колян был в прекрасном расположении духа.

– На этот раз не выкрутимся, по-серьезному за нас взялись. – Да пипец… Опять новая система мотивации… – с потухшим взглядом заговорил Сергей.

Тот хлыщ московский? – Это кто взялся?

– Ты откуда знаешь?

Петровича вызывали, вай-фай ему включал на маке. – От верблюда. Акцент, говорит – мама не горюй!

Короче, теперь у нас грейды. – Понятно.

– Грейдер?

Грейды, от английского “grade”, видимо. – Блин, колхоз восьмое марта. Поделят на классы, или квалификации, или грейды, и оклады поменяют.

Щас тебя грейдить будем! – Бородатый, тащи свою жопу сюда! Будешь из класса Паладинов – полупрограммист, полужиголо!

– Сергею было явно не до шуток. – Колян, хорош, давай серьезно! Чувак серьезный. – Тут твои колхозные методы поиска лазеек не прокатят.

– Чувак-то серьезный, только он из Москвы.

– И что?

– А мы – из Тагила.

– Не вижу связи.

Горящие путевки в Тагил где продают? – Много ты чуваков московских видел, которые в Тагиле зависают? Отбоя нет от желающих? Прямо в Шереметьево?

– чувствуя, что Колян уже знает решение, но боясь до конца в это поверить, спросил Сергей. – Ты к чему клонишь?

– К тому, что этот парень напишет тебе требования по… как их…

– Грейдам.

На это его контракт закончится, я уверен. – Да, грейдам, и укатит. Не будет же он тут сидеть и ждать результатов?

Он же консультант. – Ну, допустим… Хотя нет, а почему не будет?

– Много ты видел консультантов, которые НА РЕЗУЛЬТАТ подписываются?

– глядя в потолок пробормотал Сергей. – Да я вообще консультантов немного видел.

– весело спросил Колян. – Ну вот те засранцы 1Сники, которые до нас тут Битрикс поставили, и сказали, что это – ERP-система, а потом свалили и трубку не берут теперь – консультанты?

Еще потом внедренное решение опубликовали, типа они для нас консалтерский проект выполнили. – Вроде да, так на сайте написано у них. Я еще помогал юристам письмо составить, с требованием об удалении нашего названия из этого внедренного решения.

Те, битриксоиды, тоже ведь из Москвы были? – Ну, а здесь почему будет иначе?

Свалит он. – Ладно, я понял. Дальше что?

Немножко провалимся опять, через месяц-другой догоним. – А ничего. Ну, с требованиями. Ты видел бумажки эти?

– Он сказал, что еще не закончил, но кой-чего дал.

– Так, что тут у нас… Постоянное расширение компетенций в используемых и новых фреймворках… Использование коммуникативных навыков… Ответственность за потоки работ…

– удивился Сергей. – Это ты чего читаешь? – Там вроде меньше было текста.

Стрелять, так стрелять. – Самый дорогой грейд, чего же еще. – пропел свой любимый хит (или шлягер) Колян.

– Вот бы мне твой оптимизм…

– с наигранным превосходством сказал Колян. – Учись, пока я жив.

– Ладно, О Великий Учитель, что скажешь про грейды?

Вот смотри. – Халява, проще чем с проектами. Постоянное расширение компетенций… Так… В используемых фреймворках… О, не только в используемых, но и в новых!

– И чего, новые фреймворки будем изучать?

Я всегда хотел Angular раскурить. – Почему бы и нет? Боже, мне за это еще и заплатят! Вот и момент настал.

Какой Angular? – Колян, ты говна поел? Ты же мне все время про красоту react’а рассказываешь, а тут… У нас на react’е все крутится.

Если для получения премии надо раскурить Angular, раскурим Angular. – Э, ты не путай разговор про технологии и про зарплату. Или, прости Господи, за 1С засяду. Черт побери, я даже найду и скачаю Delphi и сделаю тебе СУБД на Paradox 7, с отчетами на Fast Report.

– А, вон ты про что… И как мы совместим react и angular в одном приложении?

Кстати, ее тоже можно впарить под соусом изучения новых фреймворков. – Хорошая, интересная, инженерная задача.

Обсудим, когда чувак смоется в Москву, чтоб вопросов лишних не было. – Ладно, я понял тебя. С остальным что?

Коммуникативные навыки, ответственность… Сколько у нас сейчас проектов в работе? – Ну тут вообще халява. Тех, которые еще со старой системы мотивации остались?

– Щас… Восемь вроде.

Три тебе, три мне, два Бородатому. – Ну все.

Что это значит? – В смысле?

Я буду руководить тремя проектами, Бородатому – два с лихвой, а тебе, красава наша, три самых вкусных отдадим. – Ну ты тупой, а… Руководство проектами делегируй!

Мы итак эти проекты делаем, никто уже с нами связываться не хочет, «на ура» подписывают и требования, и акты. – А в чем смысл-то?

Один в один – требования высшего грейда. – Смысл – в формальном руководстве проектом, суть которого – ответственность и коммуникации. Сразу станем высшими эльфами, без скакания по горам для развития Акробатики.

– И кто поверит, что Бородатый может руководить проектом?

– Хм…

– возмутился Стас. – Э, вы чего, я вам лошара что ли какая-то? – Отправьте меня на курсы, да и все.

– А стой, это же идея! – Какие тебе курсы нахрен… – задумчиво проговорил Колян. Серега, давай, садись, ищи!

– Чего искать?

Чтобы быстро, недорого и с какой-нибудь корочкой! – Блин, самые лоховские курсы по управлению проектами!

– Так не дадут же.

Начальник отдела может отправить на обучение любого сотрудника, с оплатой в пределах 10 т.р. – Чего не дадут-то, ты положение забыл что ли? Мы Петровича так на базу отдыха отправляли, их сисадминская тусовка это как курсы оформила. – без согласования!

В ВУЗах что ли посмотреть? – Ладно, я попробую… Блин, даже не знаю, с чего начать.

О, давай в 1Сных конторах посмотрим? – Да какие ВУЗы, там по полгода мозги мурыжат! Помнишь, эти вафлы нам свои сертификаты показывали, какие-то желтые, там было написано, что они все – руководители проекта.

У 1Сников учиться руководству проектами? – Ну да вроде… Блин, ты серьезно?

Ты давай это, понты свои Бауманские забудь, тут реальная жизнь. – Да я хоть у хабологов научусь, если быстро и в грейд. Ищи курсы, держи нос по ветру, посматривай за чуваком. Все, расходимся по-одному. Петрович поможет.

– Ладно, понял.

А вы это время в кабинете директора

Все системы мотивации, которые вы внедряли, имеют один существенный недостаток – они не из IT. – Анатолий Викторович, все уже давно придумано. Это – классическая попытка натянуть сову на глобус.

– лениво поинтересовался Анатолий Викторович. – Сову на глобус?

– Выражение такое есть, про использование неподходящих теоретических моделей для решения практических задач.

Ладно, Борис, давайте к делу. – А, понял. О каком решении вы говорите?

Это методика организации ИТ-служб. – Решение простое – ITIL. Просто берете и пользуетесь. Там все написано, посчитано, автоматизировано.

– Анатолий Викторович не пытался скрыть своего скептицизма. – Знаете, Борис, вы уже пятый, кто мне это говорит.

Я – человек из ИТ. – Но я – первый, кто не «как-то там связан с ИТ», или «когда-то работал с ИТ». И я знаю, как измерять труд программистов.

Давайте суть. – Хорошо, я понял.

Измерение или результата работы, или отсутствия проблем. – Суть – метрики. Если простояла система полдня – извини, дружок, надо было принимать меры до наступления кризиса. Если проблем нет и результат хорош – получаешь свою зарплату.

А работу измерять как? – Про простои понятно, можно обсудить.

Вам больше всего подойдет: количество закрытых проблем со статусом «решена», «количество нарядов», или даже «количество завершенных нарядов». – Классические метрики ITIL – это… Так, сейчас… Где это… А вот! «Количество изменений» еще можно… «Количество релизов». Наряды – это вроде задач.

– Анатолий Викторович залез в карман, видимо за телефоном. – Борис, я прошу прощения, у меня срочный звонок. Звука и вибрации, почему-то, слышно не было. Руку из кармана не доставал. Света вас проводит. – Вы не могли бы подождать нас в другой переговорной?

– Да, не вопрос, я все понимаю!

– Тань, я не могу больше. – Понимает он… – злобно сказал Анатолий Викторович, когда Борис вышел. Что он там мелет? Мы опять идем по кругу. Количество нарядов?

Еще что-то про количество проблем и релизов. – Да, вроде так.

– голос Анатолия Викторовича снова становился усталым. – Ну это уже ни в какие ворота. А этот, прошу прошения, хер с горы нам рассказывает про какие-то метрики, которые суть – то же самое. – Мы уже платили за строки кода, за задачи, за проекты, за хрен пойми что.

– спокойно проговорила Татьяна Владимировна. – Да, я тоже заметила некоторое сходство. Он тоже с EMBA? – Не хотела вслух сомнения высказывать, вы мне Бориса не успели заранее представить.

– устало засмеялся Анатолий Викторович. – Да какое там… Хотя, какая разница… Был тут один с EMBA. – Этого друг посоветовал, говорит – толковый парень, чего-то ему внедрял на заводе.

– Хотите с ним поработать?

Ни с кем не хочу. – Нет, уже не хочу.

Не поддавайтесь им, вы же знаете, это губительно. – Ну это эмоции, Анатолий Викторович. Просто возьмите паузу, решение придет само.

На все выходные – на базу отдыха, на озерцо, чтоб баня и рыбалка! – Хорошая идея… Паузу взять… Да, давай паузу!

– Ммм, звучит заманчиво…

– Поедешь?

– Нет, увы, планов много.

С женой что ли? – Так, а я с кем поеду? Нет, она на Кипре до конца месяца.

Для тимбилдинга? – Ну не знаю… Может, кого из сотрудников? Продавцов, как в прошлый раз?

Программистов! – Нееее, слушай! Давай программистов!

Вы с ними никогда особо не общались. – Точно?

Мне кажется, я их как облупленных знаю, все секреты их профессии. – Серьезно? Да, неважно… Давай программистов.

Не уверена, что все поедут – они, наверняка, интроверты. – Окей, сейчас схожу к Сергею.

Пожалуйста. – Сделай, чтобы поехали, Тань.

– Я постараюсь, Анатолий Викторович.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть