Хабрахабр

9 лет инкапсулированного развития — как работает проектная команда в корпорации из 2500 человек

Но я бы хотел рассказать не только их, а, скорее, то, на что похожа работа внутри большой компании. У нас тут масса историй, начиная с того, как мы переманили MS-разработчика в Питон, и заканчивая тем, как разработка поставила тикет найти бутсы для президента Федерации футбола Уганды.

Потом выделились в такой автономный чукотский округ, что-то вроде компании в компании. 9 лет назад мы начали развивать облачное направление.

Мы пользуемся всеми благами компании (можем даже иногда поманить печеньками к себе в направление инженеров из других отделов), но при этом работаем почти отдельно. У нас свои кабинеты на этаже инженеров, свои выделенные маркетологи, свои команды разработки и поддержки, частично своя бухгалтерия.

Потому что, с одной стороны, у нас есть доступ к ресурсам, которых никогда не будет у отдельной компании, а с другой — есть и ограничения.
Хочу рассказать, на что это похоже.

Начнём с меня

Меня зовут Сергей, и у меня почти типовая для КРОКа история. Как обычно, пришёл после вуза рядовым инженером. Обслуживал железки, работал «в полях». Это требует знания регламентов, минимальных навыков и — иногда — творческого подхода. 90 из 100 случаев карьерного роста в нашем департаменте вычислительных систем связаны с тем, что кто-то решил проблему умным образом. Из обычного инженера можно пойти в enterprise-железо (это обслуживание СХД, например), то есть в элитную поддержку серверов ядра вроде икс-команды, либо в управление проектами, либо в пресейл и продвижение решений. На стадии пресейла часто бывает важно понять, что надо заказчику, и просчитать стоимость проекта со всеми элементами архитектуры. Где-то на границе между большим и пафосным системным архитектором и переговорщиком находится инженер пресейла. Я пошёл туда.

Фотограф из маркетинга не заметил
Вот моё рабочее место.

И решил выбрать проект, где можно будет заниматься чем-то, меняющим мир. Когда научился считать прайсы вендоров под проекты, понял, что к 40 годам просто ослепну, работая в Экселе. Тогда была команда из двух человек, не считая разработчиков. Перешёл в облачную команду. Команда начала расти, с годами появились менеджеры, админ выделенный, свой маркетинг. Процессов продаж, ведения лида и подобного не было и в помине. Сначала стал формальным продуктологом (моя задача была в понимании, что из внешних доработок берём и в каком порядке). Я стал фокусироваться на сегменте развития облака как продукта. То есть я что-то вроде гибрида операционного директора и ПМа. Потом стал практическим руководителем проекта. Или 30. Планирую заниматься этим ещё 25 лет. Или 40, зависит от пенсионного возраста.

Разработка

Кирилл, руководитель группы разработки, работал сначала в HelpDesk, после — в отделе внутренней автоматизации. Это департамент, который делает наши внутренние ИТ-проекты. Пользователь приходит, говорит: «Хочу общаться через почту в древнем HPSM, чтобы при ответах всё автоматически в тикет шло». Дальше это разбивается на задачи вроде «управление тикетами через почту», «изменение статусов по типу ответов» и так далее. Кирилл — рецидивист: поработал в техподдержке, потом уволился, попилил свой интернет-магазин. С этим не сложилось, вернулся обратно в КРОК спустя некоторое время.

Пришёл на менеджера проекта, затем стал руководить группой разработки. «Внутреннему IT я отдал 6 лет — и пришёл в облако 2 года назад. В облаке интереснее, чем в группе внутренней автоматизации, откуда я пришёл: другие проекты, другие технологии, другая команда, работа сложнее. Фронт её деятельности — впитывать требования, доносить всё это внутрь в виде задач, потом реализовывать решения, от которых всем будет хорошо. В автоматизации движухи поменьше и результат не всегда чувствовало желаемое количество пользователей. И гораздо большее количество проблем. Тут я вижу, что мы несём хорошее в массы. Востребованность работы была пониже. И там и тут что-то пишем с нуля, но здесь масштаб больше. Конечно, и там было, что 50 человек очень ждут и хотят изменений. В итоге развили так, что сейчас в ней функциональности гораздо больше, чем в решениях многих крупных банков». Хотя и в автоматизации было, что шину делали корпоративную, подобную той, которую крупные банки используют.

В команде — разработчики (бэк и фронт), инфраструктурные инженеры, тестировщики и аналитик. Кирилл пришёл в готовую команду и стал руководить. В плане общения проблем не было, все шли на контакт, никто не хейтил. Бывает, к новым людям со стороны с некоторой надменностью относятся, но тут всё прошло гладко. Учитывая хаос разработки, ему сложно было добиться каких-то более строгих порядков, чем были раньше. Тогда было сложно работать на результат, внимание уделялось скорее процессу. Было мало формализованных процессов, было мало порядка в оформлении задач, документация велась, но постановка задач была хаотичная, результаты не оценивались. Были вбросы вместо задач, по сути. Он старался наладить процесс, при котором вброс оценивается, превращается в описанную задачу, ей определяется приоритет, назначается ответственный и прописывается критерий результата.

Молодая команда перфекционистов. «Что было сложно? А у нас дедлайны. Мы не приемлем неидеальное. Кроме того, было немного уныло на статус-митингах, никто особо не желал рассказывать о планах на неделю и достижениях. Тяжело наладить взаимодействие, когда люди считают, что их мнение самое правильное. Сделали голосовалку а-ля сотрудник недели: после митинга автоматом падает опросник «выберите лучшего инженера» — победитель получает бесплатный бургер. Тут взбодриться решили через нашу добрую традицию — совместные поедания бургеров после работы. Сейчас с митингами проблем нет и итоги «выборов» мы почти не обсуждаем, но в каждый совместный поход обязательно оказывается, что я должен кому-то бургер. Люди какое-то время выступали веселее. А я и не против… Ещё для поддержания физического тонуса организовали футбольные тренировки в Сокольниках, а тем, кто был ярче всех, даём лучшие места на парковке рядом со стадионом».


PyCon 2018

Мы теперь дружим с Федерацией футбола Уганды. Футбол у нас обожают. Тот всё спрашивал, почему все русские зовут его Лукаку. Собственно, началось так: один из инженеров во время ЧМ докопался в питерском метро до темнокожего мужика, увидев футбольную экипировку, и предложил ему поехать вместе на машине на второй полуфинал в Москву. Говорит: «Не смотри, что я жирный, я умею играть». Оказалось, зовут его Марк, он из Африки и очень хочет поучаствовать в нашей тренировке. Единственное, попросил бутсы 47-го размера.

Марк оказался футбольным журналистом, а его товарищ — президентом Федерации футбола Уганды (фотку перед встречей изучили тщательно, точно он!). Потом написал перед тренировкой, попросил вторые бутсы для товарища. Особо отличившемуся игроку тут же предложили угандийский паспорт для выступлений за сборную их страны. Тренировка была эпохальная, на неё приехали даже хоккеисты. А наш африканский друг играл действительно хорошо.


Вот так выглядит Тоха и типовое рабочее место

Последние два раза облачная команда ходила на лазертаг и картинг. Если уж начали тему развлечений, стоит сказать, что пару раз в год компания организует тимбилдинги для различных подразделений.

Регулярно занимаем вторые-третьи места и даже находимся в топ-5 по среднему количеству набираемых очков. Ходим вместе на барную викторину, SQUIZ называется. Ходили на Мозгву ещё, но там вопросы энциклопедические, а не на логику, это не очень понравилось. Осталось только победить хоть раз.

Из поддержки 1С в службу эксплуатации облака привели Илью. «Удачно пополнили команду ребятами из внутренней автоматизации. Я согласился, но были скептически настроены коллеги. Потом поплакался своему коллеге Васяну, заместителю ИТ-директора КРОКа, как не хватает рук, — он предложил из своей группы взять разработчика. Думали, C# и Python — разные полюса и ничего у него не выйдет. Дима на стеке Microsoft работал, а мы все вольные опенсорсники. Опытный разработчик на дотнете стал своим быстро. В итоге ведущий наш разработчик и тимлид оказался им очень доволен. Ещё одного инженера остановил в дверях — он собирался уходить из компании, я его в столовке встретил, обрисовал, что у нас куча всего и куча оч крутых разрабов. Сидит теперь по ночам с красными глазами и контрибутит в опенсорс. Нашёл фронтендера: в этот раз долго ныть не пришлось, Васян сразу посоветовал человека. В итоге пришёл к нам вместо ухода из компании. С радостью пришёл. Договорились, завлекли тем, что творить надо абсолютно новое. Но в целом с людьми угадывали». Правда, был ещё неудачный опыт с тестировщиком.

Эксплуатация

Команда поддержки — 4 администратора, 4 дежурных администратора в постоянном графике и ещё 2 дежурных администратора для замен основных (на отпуска и больничные, резервирование N+2), а также 2 сетевых инженера (нужен один, то есть по ним резервирование 2N).


Команда эксплуатации смотрит на вас

Работаем в тесном контакте с администраторами дата-центров, где стоят наши сервера, все всех знают, но через сеть. Администраторы работают по офисному графику, дежурные дежурят круглосуточно. Когда кто-то пишет тикет критичный, это дублируется в нашем телеграм-канале команды и ребята начинают подключаться и решать проблему. Наши админы в любом состоянии могут подключиться из любой точки мира с любого устройства.

В КРОК пришёл в первую линию хелпдеска, потом ушёл в аналитики внутренней автоматизации. Илья, о котором я рассказывал чуть ранее, руководит командой эксплуатации. У нас есть такой принцип в некоторых отделах: 5 лет отработал — можешь на год уйти с сохранением позиции, что-то типа академического отпуска. Он у нас тоже рецидивист, потому что работал в КРОКе два раза. Так вот Илья почему-то уволился на четвёртом с половиной году и тоже бросился строить свой интернет-магазин.

Начал развивать свой интернет-магазин. «У меня была свадьба, я оценил, сколько что стоит, какие накрутки, подумал, что это золотая жила. В какой-то момент деньги кончились и надо было искать работу. Отдохнул немного от офисной жизни. Теперь не покидает мысль про интернет-магазин детских товаров. Вернулся обратно в КРОК. Но уходить не хочу.

Это мясорубка: система только внедрилась, пользователи — почти вся компания, и вообще, это же 1С. Вернулся сначала на поддержку 1С:ERP. Но у меня только позитив в воспоминаниях. «Всё хорошо, мы уже чиним» — я эту фразу во время сдачи отчётности не мог говорить, челюсть болела. Я на передовой, видно, что результаты есть. Люди были чертовски довольны, что им кто-то помогает. Полгода я работал за какого-то бухгалтера, балансы сводил за какую-то девочку. Потом я стал руководителем поддержки 1С:ERP. Кирилл позвал в облако. Потом многое автоматизировали, количество заявок сократилось. Не смог отказаться.

Потом стал и формально руководить. Сначала просто выполнял функции руководителя службы эксплуатации — там был Павел, но он ушёл на уровень выше. Мне досталась готовая команда».

Команда дежурных администраторов у нас часто обновляется за счёт того, что люди достаточно быстро растут профессионально и переходят на другие позиции. Администраторы облачной платформы набираются из дежурных администраторов ЦОДа. Чтобы работать в ЦОДе, надо просто любить ковыряться с железками. Некоторые любят и умеют администрировать *nix, и, как правило, именно эти люди вырастают в дежурных по облаку или другому софтверному проекту. А потом, когда набираются ещё опыта, уходят в системные администраторы или тестировщики. То есть это такая промежуточная должность, год в резюме перед повышением, чтобы разобраться в себе и получить важный опыт. У нас вот одного сисадмина захантили в Амстердам три недели назад. Не ведает, что творит. Мы на его месте пока ничего не перекладываем. Игорь, если ты это читаешь, имей в виду.

Людям нравится развивать проект и видеть, куда он идёт. По сисадминам (которые не на первой линии) ядро команды стабильное, текучки почти нет.

Фронт-команда

Есть люди, которые помогают продажам, это менеджеры по продажам Денис и Никита. Их задача — доводить темы до конца.

Из дата-центра легко вырасти, поэтому если ты умеешь читать маны, то точно вырастешь. Никита был дежурным ЦОДа. Вообще, в ЦОД делают постоянные запросы на тех, кто выделился. Мы заметили, что у него самый маленький процент промахов по переспрашиванию на входящих письмах, и дали ему должность повыше. И взяли двоих. Мы могли взять двоих. Мы делились с ними задачами — он готов рубиться, доказывать ценности, обсуждать на всех уровнях. Никита остался. Мирит ИТ с финансами.

Это когда никто от тебя ничего не ждёт, а ты такой: «А давайте улучшим». Денис выделился тем, что проявлял инициативу. А он брал и делал. Ему так лениво: «Ну делай». Попросился в облако. Неожиданно. Он говорит: «Я всё ещё хочу стать частью команды, несмотря на то, что вы мне сейчас рассказали». Мы ему рассказали о себе всё как есть. Человек нам нужен, но он должен сделать мини-проект. Предложили ему тесты, потому что у нас тут реальная жизнь. Показал себя хорошо. Он сделал, защитился.

Пришлось отменять.
Факап лета: Никита поехал на деловую встречу, и его обдало водой.

Мы поначалу беспокоились, что она будет нервно реагировать на наши довольно грубые дружеские перепалки (на деле мы все друг друга ценим и вокруг царит атмосфера уважения и любви). В нашей команде есть администратор Маша, которая за всеми приглядывает. Её роль — контроль за порядком в документах. Маша сидит чуть обособленно и всех видит. После неё всё блестит. Она согласовывает всё с юристами, бухгалтерами и приводит всё в должный вид. Нам главное — сделать, а ей — чтобы сделанное было точно по процессу. Нас она журит за беспорядок, но помогает.

Ренат подхватывает крупные проекты, потому что опыт позволяет. Менеджеры проектов — Ренат и Лера. Только в реальности всё бывает, как правило, ровно наоборот. Крупные проекты — это когда отчёты соответствуют, тарифы в биллинге, проблем нет. Подключает инженеров, всё доводит до идеала. Нужно наводить порядок. И аккаунту, и Ренату заказчики могут жаловаться, если команда отрабатывает не так, как надо. Получается коммуникация, когда есть аккаунт (за отношения), а Ренат — за проект с технической части.

Лера ворвалась в работу и навела порядок: она суперструктурированный человек. Лере достались небольшие проекты, где было очень много мелких неточностей. Всё по процессам.

Он тот самый человек, который руководит всеми нашими ЦОДами. Наш суперменеджер — Паша Горюнов. Сейчас он техдиректор сети дата-центров, но иногда приходит в гости.

Раньше он был Максончик, а теперь Максим Игоревич. Максим Березин, который начинал развивать облако ещё 9 лет назад, теперь биг босс. И пытается перепоручить нам эти процессы. Занимается реализацией стратегии развития облака, думает, куда развиваться, на 10 лет вперёд. Он бизнес-заказчик внутри нашей облачной команды.

Есть Вика, которая продвигала вообще все интеграторские примочки. Маркетинг. И выбрал Вику. Потом она стала заниматься только ДВС, а потом Березин запросил у компании выделенного маркетинг-менеджера. На фигуру даже не смотрел. Объективно, конечно. Поэтому она теперь тоже слушает, какие мы открытые добрые люди. Мы её недавно сманили к нам на этаж, такого в истории ещё не было: маркетинг обычно старался не сидеть рядом с грубыми приземлёнными инженерами, потому что тогда инженеры вынуждены следить за речью, а это мешает пониманию проблемы. Сайт и PR делают ещё Лена и Катя.

Всего нас 45 человек: 24 в разработке, 12 в поддержке и остальные на продажах и поддержке бизнеса.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть