Хабрахабр

«33 слова о дизайне»: кто и зачем снимает кино о дизайне в России

Школа дизайна Bang Bang Education начала сбор средств на фильм-исследование «33 слова о дизайне», который будет посвящен современному дизайну в России. В нем каждый из 33 героев за две минуты попытается ответить на вопрос, что такое русская культура и эстетика. Основную сумму школа собирает у себя на сайте, а часть — на краудсорсинговом сервисе Планета. В прошлом году эта же команда сняла киноальманах «100 лет дизайна», в котором за полтора часа рассказывают о ключевых объектах и явлениях в мировом дизайне за последний век.

На вопросы Хабра о новом фильме и о том, каково было работать над предыдущим проектом, ответили Наташа Климчук, Тим Черный и Оля Морозова — сооснователи школы и создатели обоих фильмов.

В этот раз они не захотели? На новый проект вы собираете деньги сами, а «100 лет дизайна» вышел при поддержке издательства Яндекса. Или вы захотели самостоятельности?

Тим Черный: Захотели самостоятельности.

Насколько людям любопытна эта тема и каков вообще интерес к дизайну в России. Оля Морозова: Нам захотелось узнать насколько аудитория, громко отреагировавшая на «100 лет дизайна», захочет быть сопричастной к созданию нового фильма.

Целенаправленно мы этим не занимались: дальше нескольких разговоров дело не пошло, как-то сразу придумалось, что будет поддержка от людей, заинтересованных в дизайне в России, и эта поддержка будет нас греть в процессе создания фильма. Наташа Климчук: Мы не исключаем, что какой-то большой бренд, который вкладывается в социально-значимые проекты, захочет поддержать наш новый фильм.

Я прав? У меня есть ощущение, что ваш предыдущий фильм о дизайне намеренно получился местами этаким «дизайнерским», артхаусным.

Есть несколько киноальманахов с режиссерами, которые делают классный артхаус. Н: Да, конечно, а каким еще может быть документальный фильм про дизайн, где сами дизайнеры придумывают контент? В нашем понимании хороший дизайнер — тот же режиссер, он придумывает идею, проектирует опыт и эмоцию пользователя.

О: Это тот редкий случай, когда специфический фильм вроде бы для дизайнеров, оказался интересным широкой аудитории.

Можно ли быть невнимательным к деталям, когда снимаешь и монтируешь фильм о дизайне? И наоборот: в фильме заметны мелкие очаровательные огрехи, когда CGI-буква не идеально ложится на плоскость реального куба или человек не идеально откеен от зеленого фона.

Мы не претендовали на голливудское качество, создавая «100 лет дизайна». О: Возможно все. Бюджет на создание фильма был немногим больше одного миллиона рублей. Мне наоборот кажутся милыми все эти недочеты, озвучка участниками своих роликов и такое вот полное вовлечение, эксперимент во всем.

Дизайн — это не про идеально. Т: Почему бы и нет. Это фильм дизайнерам о дизайнерах. Мы ценим внимание к деталям, чтобы все было на своих местах и для всего было обоснование, но это не обязательно. Так что да, почему бы и нет. Его целью было рассказать про историю дизайна.

В итоге получилось эклектично — это сознательное решение или вынужденное? Про каждый новый период в «100 годах дизайна» рассказывают разные дизайнеры в разном антураже, их снимают разные люди, и графику делают другие ребята.

Здорово, что у каждого отрывка был свой визуальный и ритмический язык, это не дает зрителю заснуть, держит в напряжении. Н: Я очень люблю смотреть киноальманахи, фестивальные короткометражки или сборники клипов, мультфильмов.

Так как участников много и все про разное рассказывают, то и визуально решили все это оформить в соответствии со стилем участников и сюжетом их ролика. О: Это такой прием, который мы выбрали на старте создания фильма.

Кажется, что в «33 словах» не будет общей идеи, лейтмотива.

Если в первом альманахе перед каждым дизайнером и режиссером стояла задача рассказать, что самого важного случилось на их взгляд в выданную им пятилетку на примере одного человека, одной даты и одного объекта, то в новом альманахе нужно будет рассказать, что такое современный дизайн в России. Н: Будет, конечно. В фильме будет 33 разных ответа на этот вопрос.

А вы не думаете, что 33 одинаково важных рассказчика для одного фильма — это чересчур много и, что бы они ни рассказали, история сольется в неразборчивый шум?

В прошлом фильме был 21 рассказчик, считая финальные слова Димы Барбанеля. Н: Нам не кажется, что 33 — это много. А в новом фильме у каждого будет две минуты: мы хотим сделать фильм короче и визуально более насыщенным. У каждого было пять минут, и «100 лет дизайна» длился 104 минуты. Одного ответа на такой вопрос быть не может. Меня как раз не смущает фарш из смыслов и картинок, на мой взгляд, тут больше шансов для зрителя поймать собственное ощущение русскости.

Кто скажет «33 слова о дизайне»

Артемий Лебедев
Юрий Гордон, Letterhead
Валерий голыженков, Letterhead
Денис Башев, Dilettant
linii
Макси Шилов, Adept
Тим Чёрный, Ярость
Стас Аки, Readymag
Иван Васин, Shuka design
Саша Ермоленко, Rambler&co
Макс Орлов, Ony
Олег Пащенко, ШД НИУ ВШЭ

Илья Рудерман, Type. today
Сharmer
Свят Вишняков, Ony
Егор Жгун, Студия Лебедева
Just be nice
Алексей Ивановский, wndr
Esh Gruppa
Издательство «Шрифт»
Антон Шнайдер, Ksenia Schnaider
Евгений Казанцев
Никита Мельников, Transformer

Покрас Лампас
Андрей Зубрилов
Саша Загорский, BBDO Branding
Костя Горский, Intercom
Сергей Кулинкович, Студия Лебедева
Юрий Ветров, Mail.ru
Сергей Сурганов, Notion
Денис Лапшинов, Slava
Дмитрий Карпов
Эркен Кагаров
Ждан Филиппов, Pinterest
Groza Design

Каково было (и будет) работать продюсеру со столькими дизайнерами над фильмом? Они ведь не профессиональные режиссеры и актеры, но при этом у них есть какое-то своё видение.

Н: Процесс непростой, но очень интересный, по сути мы с Олей уже очень давно занимаемся организацией творческой работы большого количества людей, так что для нас это просто еще один проект с точки зрения времени, но совершенно новый проект с точки зрения рождения новой сущности — фильма.

Все участники очень талантливые, интересно было наблюдать и помогать им искать свой голос и визуальный язык. О: Весело и нервно.

Какие ошибки вы уже не совершите, работая над новым фильмом? Расскажите о самом напряженном периоде работы над «100 годами дизайна».

Хочется сказать, что теперь мы очень постараемся сделать так, чтобы съемки не проходили в последний момент, но за 15 лет работы с дизайнерами удивляться приходилось редко. Н: Придумывать, снимать и монтировать было легко, весело и интересно.

О: Была пара технических ошибок, связанных с прокатным удостоверением и переводом на английский, которые мы точно больше не совершим.

Помимо очевидной разницы в том, что первый фильм был о мировом дизайне, а новый — о дизайне в России, что ляжет в основу концепции нового фильма? В «100 лет дизайна» дизайнеры рассказывают о значимых для себя вещах и явлениях в рамках выбранной пятилетки.

Если в «100 лет дизайна» мы опирались на определенные временные периоды, то здесь все отправятся на поиск ответа на вопросы: есть ли дизайн в России? О: Основа фильма — исследование. Со всеми вытекающими мыслями и историями. Какой он?

Мы хотим понять, кто мы и что мы делаем, и как можно это описать. Т: Это фильм не о дизайне, а о дизайнерах. Объекты — результат каких-то идей и представлений. Когда мы говорим об определении самих себя, мы не можем рассуждать об объектах. Чтобы прийти к осознанию, имеет смысл начать с вопроса «кто мы такие, и что нами движет». А носители этих идей — люди.

Как и первый фильм — это социальный проект нашей школы. Н: В эпоху глобализации мы поймем, что нас определяет и куда двигаемся. Слышали про него уж точно все, кто занимается дизайном, и равнодушных не было. Каким был результат от первого фильма, измерить сложно, но его посмотрели многие. Каждый дизайнер для себя найдет ответ, что такое современный русский дизайн в России. К новому фильму уже есть интерес, и его точно посмотрит большое количество людей. Наверное, оба эти фильма работают на нашу репутацию (или против нее), но для нас точно важнее те смыслы, которые создаются в процессе и меняют индустрию к лучшему.

Так вот, что отличает русский дизайн от, например, американского или швейцарского? Раз уж новый фильм будет о дизайне в России, то вы, очевидно, различаете наш локальный дизайн от зарубежного.

А какие традиции есть у нас и какие мы хотим нести в мир и в будущее — увидим осенью. Н: У других стран другой язык, менталитет, история, экономика, эстетические и этические традиции.

Но то, что нас что-то отличает от других — это точно. Дизайн в России разный, и ответ тут не может быть один. Вот мы хотим все это вытащить на поверхность и дать зрителю возможность выбрать из этого то, что ему захочется понести в будущее. Это и язык, и культурные коды, менталитет, территория, история.

Мог бы — не снимал бы фильм. Т: Мне сложно говорить за всех, я вижу разницу, но не могу сказать, в чем она заключается.

Что если современные дизайнеры выросли, подглядывая в работы европейцев и росли с мыслью, что «у них круто, а у нас нет». А что если никакого русского дизайна нет? Чтобы метро как в Барселоне, квартиры как в Швеции, вывески как в Лиссабоне, машины как в Америке. И учились, желая сделать так же круто, как где-то. Если бы вы увидели такой подтекст, вы бы осмелились его принять и провести через фильм?

Н: Это тоже точка зрения, которую мы не будем вырезать, если кому-то из выбранных нами участников, захочется сказать такое.

А вообще должен и может ли в нынешнем глобальном мире дизайн быть национальным?

Он про удобство, ценности, эстетику и смыслы. Н: Дизайн — не про национальность. Если и отказываться от своей культуры и истории, то осознанно. Но лучше входить в глобализацию, понимая, кто ты. На наш взгляд, конечно, нужно не отказываться, а брать лучшее и нести его в мир.

33 буквы в русском алфавите. 33 слова — 33 дизайнера. Каково это — выбрать 33 дизайнеров для участия в фильме, а всех остальных — не выбрать?

И, конечно, это субъективный выбор. Н: Это сложно. Это всё потрясающие дизайнеры, с которыми будет очень интересно работать, идеи, которые они уже присылают, обещают, что фильм будет круче первого. Не всех, кого хотели, получилось привлечь, хотя согласились почти все, кого мы звали в проект.

Мы скорее оказываемся в дефиците. Т: Интересных людей, способных выразить свое отношение и имеющих свое отношение, далеко не так много. Еле набралось нужное количество.

Какой была бы идеальная сумма для идеального фильма с таким названием? Сейчас вы собираете два миллиона рублей на новый фильм — этого хватит на все задуманное?

О: Тут нет предела, можно и в десять раз больше задумать бюджет, скорее это та сумма, на которую мы сможем дать участникам возможность в качественном формате визуально подкрепить свои мысли на тему дизайна в России.

Два–три миллиона на фильм — сумма небольшая, конечно, это только работа операторов, музыкантов, звукорежиссеров, аренда техники. Н: Мы подумали, что если 2000 человек поддержит фильм (а только на премьере прошлого фильма было полторы тысячи зрителей), это нас здорово поддержит, а остальные деньги мы вложим сами.

Он, как и первый наш фильм, популяризирует дизайн в России и будет интересен всем русским. Для нас смыслы намного важнее визуальной стороны, это не блокбастер, это фильм, который, как мы верим, повлияет на индустрию дизайна в России. Мы не хотим затягивать процесс производства и делать идеальную картинку, нам важнее найти и передать смыслы. Он не про то, какой дизайн мы делаем, а про то, что такое «русскость», какой ей до́лжно быть по мнению современников. Идея лучше дорогого продакшена.

Кому и что хотите сказать? А зачем вы вообще снимаете эти фильмы? И почему важно сказать, а не промолчать?

О: Мы никогда не молчим, нам больше всех надо, и вопрос «что такое современный дизайн в России» уже очень давно повис.

Понимание происходит только через называние. Т: Молчание — зло, слово — добро. То, что не названо, то и не понято, и не введено в культуру.

Делаем знания доступными, снимая фильмы, курсы, записывая беседы с дизайнерами. Н: Нам нравится думать, что мы помогаем сформироваться думающему дизайн-сообществу и популяризируем хороший дизайн. Мы вкладываемся в контент, а не в рекламу, и кажется, наша аудитория, которая постоянно растет, это ценит. Нам хочется поднять общий визуальный уровень, а профессию сделать более осмысленной.

Когда и где можно будет посмотреть новый фильм?

Отправим на фестивали, чтобы всему миру рассказать о русских дизайнерах. О: Осенью 2019 будет прокат в кинотеатрах Москвы и в десяти больших городах.

Вам важно, какой рейтинг получили «100 лет дизайна» (6,9 на Кинопоиске) и получит новая картина?

Нам точно нет, после солд-аута и полугодовых гастролей фильма все и так понятно. О: Кому вообще важны рейтинги?

Т: Пофиг, это же не коммерческий проект.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть